Глава администрации президента времен Леонида Кучмы, прозванный тогда «серым кардиналом», возвращается в политику. «КП» он рассказал, как собирается вписаться в нынешнюю повестку дня страны.

В ПАРЛАМЕНТ ИДТИ НЕ СОБИРАЮСЬ

— Виктор Владимирович, для человека, который не собирается идти на выборы, вы ведете довольно активную рекламную кампанию. Можете сказать, сколько билбордов с изображением Виктора Медведчука сейчас расклеено по стране?

— Достаточно для того, чтобы заметили. Ведь борды — это всего лишь инструмент для привлечения внимания, не более того. Мы создали хорошую дискуссионную площадку под названием «Украинский выбор», приглашаем экспертов, обсуждаем важные для страны вопросы, но для того чтобы свои идеи вписать в политическую повестку, нужно выходить на другой уровень. На всенародный, если говорить о конечных целях. А насчет выборов я свою позицию уже объяснял, причем неоднократно. Не собираюсь идти ни по спискам, ни по мажоритарному округу.

— А может, все-таки стоило бы? Любую идею легче продвинуть, имея за спиной партию, а еще лучше — фракцию в парламенте.

— Наоборот, к партии отнесутся более настороженно. У людей ведь срабатывает шаблон. Если партия — значит, хотят во власть; если хотят во власть — значит, все свои политические программы они написали лишь для того, чтобы понравиться избирателям. Поэтому нормальный человек не верит политикам. И, кстати, правильно делает, что не верит. А если я начну говорить с людьми о политике, не имея личных мотивов попасть во власть, у меня намного больше шансов быть услышанным.

Именно ради идеи, которую не хочется компрометировать участием в переделе власти, я решил поступить таким образом. Кроме того, эти выборы ничего не решают. Результаты известны заранее — партия власти победит, оппозиция проиграет. Собственно, оппозиция проиграла еще тогда, когда согласилась на отмену пропорциональной системы и конституционной реформы. Так что значение Верховной Рады следующего созыва и самой процедуры выборов равно нулю, а работа в парламенте будет сведена к простому нажиманию кнопок. К сожалению.

К СОЮЗУ С РОССИЕЙ МЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО ПРИДЕМ

— Вы сожалеете по поводу того, что оппозиция проиграет выборы? Трудно в это поверить, зная ваши политические убеждения…

— Мои убеждения ничуть не изменились. И во многом они противоположны тому, что разделяют так называемые оппозиционные партии. Я, например, был и буду сторонником равноправной интеграции Украины в структуры Таможенного союза и ЕЭП вместе с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Я убежден, что мы рано или поздно к этому придем. Точно так же, как и к государственному статусу русского языка. В конце концов это не только мое личное мнение, но и мнение большинства украинцев. И это неоспоримый факт.

— Пускай так, хотя вопрос численного соотношения достаточно спорный. Но вправе ли большинство насильно навязывать свое мнение меньшинству, если речь идет о принципиальных вопросах, таких как геополитический выбор страны?

— Насильно навязать ничего и не получится. Как вы себе это представляете? Все равно придется договариваться, потому что если меньшинство будет активно против, то никакое большинство их не заставит. Для этого и нужна наша дискуссионная площадка.

Кстати, по поводу выбора между ЕС и Таможенным союзом — я еще ни разу не встречал, чтобы кто-то в цифрах доказал, что интеграция на постсоветском пространстве для Украины экономически не выгодна. Никто и ни разу. Тогда как по поводу зоны свободной торговли с ЕС есть масса вопросов. Может, стоит уже отбросить лозунги и поговорить о прагматических интересах страны? Я думаю, у нас есть все шансы договориться.

— С властью вы тоже собираетесь договариваться?

— А это в данном случае не нужно. Конституция предполагает, что народ может осуществлять управление государством напрямую без посредников — я говорю об этом без всякой иронии. У нас есть право на референдум, его решения обязательны для любых органов власти. Все прописано. Пора начинать пользоваться этим механизмом. Тем более что есть ряд вопросов, которые в принципе не могут быть решены внутри системы власти. Как, например, провести эффективный закон о борьбе с коррупцией через парламент? Да никак. Такие решения можно принять только на референдуме.

ГДЕ КУЮТ БУДУЩЕЕ СТРАНЫ

— О борьбе с коррупцией говорят все, но что-то никто еще не продемонстрировал особых успехов в этом деле…

— Так я об этом и говорю! Как могут бороться с коррупцией люди, которые борются за то, чтобы ее возглавить? Раньше у меня были какие-то иллюзии по этому поводу. На посту заместителя председателя Верховной Рады я пробовал провести закон о декларировании расходов чиновников. Иван Степанович Плющ, который был тогда спикером парламента, часто болел, я вел заседания и, пользуясь этим, поставил на голосование соответствующий законопроект. А потом пошли ходоки к Кучме, мол, посмотрите, что Медведчук творит. Это ж каждому из нас придется с декларациями бегать. И так мы даже до второго чтения не дошли.

Это частный пример, но он характеризует общее состояние в системе. О каких успехах в борьбе с коррупцией может идти речь, если у этих людей противоположная мотивация? Причем этого никто особо и не скрывает. Не могут разрабатывать и принимать этот закон те, против кого он в том числе и направлен.

— Вы уже второй раз говорите о мотивах…

— Это же ключевое понятие — кому выгодно. А я все-таки юрист…

— Но ваши личные мотивы остаются непонятными. Вы собираетесь влиять на процессы, оставаясь вне политики?

— Почему же вне политики? Речь идет о том, чтобы сформулировать и реализовать на практике базовые принципы дальнейшего развития страны. Это и есть самая настоящая политика, просто она ведется не в стенах парламента, Кабмина или политических партий, одни из которых борются за власть, чтобы ее удержать, а вторые — чтобы получить. Поэтому влиять необходимо на того, кто обладает всей полнотой власти — на украинский народ. Нам, гражданам страны, определяться — как жить, чем жить и ради чего жить.

kp.ua