В канун выборов политические партии стремятся всеми силами завоевать расположение избирателей. Формально одним из основным инструментов такого «завоевания» являются предвыборные программы. Но соответствуют ли они чаяниям народа? Как оказалось, не по всем пунктам и в разной степени.

Чего изволите?

После того, как скандал с принятием закона об основах языковой политики развернулся во всю ширь, многие эксперты заговорили о том, что политики пытаются мобилизовать электорат за счет проблемы, которая не так уж и критично значима для этого электората. Согласно социсследованиям, статус русского языка множество людей беспокоит далеко не в первую очередь.

Летний опрос социологической службы Центра Разумкова показал, что «языковая» проблема находится на 31 месте в перечне общенародных приоритетов. А исходя из этого становится особенно интересно: что же на самом деле люди хотят от политиков.

Разного рода, но схожей темы исследования показывают, что список основных забот и страхов украинцев обычно совпадает, причем «отвлеченными» их назвать трудновато. Так, согласно зимнему опросу Киевского международного института социологии, больше всего украинцев волновал рост цен на продукты — это беспокоило 58% респондентов. В число базовых страхов опрошенных также входили: рост цен на коммунальные услуги (54%), потеря работы (34%), несвоевременная выплата зарплат и пенсий (32%), утрата здоровья (30%), углубление экономического кризиса (27%), возрастание коррупции (27%), разгул преступности (20%), страх за судьбу родных и близких (19%). «По нашему опросу видно, что проблемы, связанные со сворачиванием демократии, свободы или установлением диктатуры в стране, беспокоят украинских граждан значительно меньше, чем материальные проблемы», — комментировал ситуацию генеральный директор КМИС Владимир Паниотто. И действительно, такие проблемы как свобода слова или утрата суверенитета волновали около 6 процентов населения.

Схожую картину давал и уже упомянутый опрос, проведенный сотрудниками соцслужбы Центра Разумкова и фонда «Демократические инициативы» в конце мая — начале июня. Пункты практически совпадают, лишь рейтинговые места временами разнятся. Летом украинцев больше всего волновали (только в этом случае — уже не как «страхи», а как «первоочередные проблемы», предложения по решению которых хотелось бы услышать от кандидатов в нардепы): преодоление безработицы (59%), преодоление экономического кризиса, экономический рост (52%), повышение общего уровня зарплат, пенсий, стипендий (51,5%), снижение цен на продукты и товары первейшей необходимости (43%), улучшение медицинского обслуживания (40,5%), социальная защита малообеспеченных (40%), борьба с коррупцией (39%), уменьшение платы за квартиру и коммунальные услуги (31%), борьба с преступностью (31%), земельная реформа, поддержка сельского хозяйства (29%). Таким образом, сфера первоочередных интересов избирателей просматривается достаточно четко. Но как на такой запрос отвечают непосредственные участники избирательной гонки?

Для того, чтобы сравнить масштабы желаемого и потенциально действительного, «Подробности» проанализировали размещенные на сайте ЦИК «базово-официальные» варианты политических программ сил, претендующих на лидерство в забеге: ПР, объединенной оппозиции, «УДАРа», КПУ — и возможных «миноритариев» — «Свободы» и «Украина — вперед!». Даже поверхностное исследование показывает, что в целом украинские партии по-популистки чутки (просто в разном масштабе и с мыслью о разной тактике) к самым очевидным потребностям, зато могут игнорировать чуть менее очевидные, вместо этого упирая на вопросы, беспокоящие среднего избирателя в предпоследнюю очередь — вроде внеблокового статуса Украины, межцерковного взаимодействия или того же русского языка.

Что получите

Как показывает практика, в предвыборных программах (чего и следовало ожидать) партии стремятся охватить куда более широкий спектр проблем помимо максимально волнующих избирателей. Но в разной степени. Так многие, но не все политсилы считают нужным расписать основы своей будущей внешней политики (а вот в программе сторонников Натальи Королевской этой проблеме внимание не уделено). Практически все высказываются по пунктам, которые хоть и волнуют население, но не в первую очередь — вроде сферы образования или защиты окружающей среды. Зато некоторые проблемы первого эшелона частично или полностью выпадают из фокуса предвыборного внимания.

По итогам анализа программ выяснилось, что главным «белым пятном» политических обещаний на выборах-2012 оказалось беспокойство народа из-за уровня преступности. Прицельно (а не в стиле совсем уж общих фраз о необходимости безопасной жизни) этому вопросу из лидеров гонки не уделяет внимание никто. Если, конечно, не считать программу Партии регионов, в которой встретился подзаголовок «Эффективные правоохранительные органы и боеспособная армия».

Правда, ничем, кроме упоминания о «силовых структурах европейского образца» этот раздел переживающего за свою безопасность избирателя порадовать не может — все два его конкретизированных пункта посвящены армейским трудностям.

Чуть больший интерес у претендентов на мандаты вызывает смежная проблема — борьба с коррупцией. Надо заметить, что две из шести анализируемых программ этот вопрос не беспокоит. Вполне вероятно, что в Партии регионов не считают нужным повторяться по одной из основных тем стабилизации и модернизации всего правления Виктора Януковича. А в «Украина — вперед!», возможно, считают, что начинать нужно с необходимости «привести в политику новое поколение лидеров», а остальное как-нибудь приложится… В случае с остальными 4 политсилами перечень вероятных действий антикоррупционного характера практически совпадает. Меньше прочих они расписаны у «УДАра», который ратует за антикоррупционную люстрацию, создание специального антикоррупционного органа и внедрение механизма отзыва депутатов.

Ровно те же меры, но разнообразив их еще и зароком личного голосования депутатов, подготовкой закона об импичменте, расформированием КСУ и сокращением вдвое расходов на высокопоставленных чиновников, обещает объединившаяся часть оппозиции. Также, как и ОО, так и КПУ со «Свободой» рьяно выступают за отмену всяческого рода неприкосновенности. При этом соратники Олега Тягныбока не прочь заодно отправить в отставку правительство Николая Азарова, ввести выборность судей местного уровня и разогнать областные и районные администрации — исполкомы советов справятся. А коммунисты еще и хотят расширить функции контролирующей Счетной палаты и законодательно запретить в политике «семейственность и клановость кадров».

Разобравшись с плохим, партии готовы подумать о хорошем. Но, надо заметить, политическое видение социально-экономического будущего заметно отличается от народного представления. Так, несмотря на то, насколько народ волнует проблема цен, участники выборов заниматься ею не готовы. Что логично — особенно для тех полисил, которые обещают строить рыночную экономику, пусть даже в украинском ее проявлении. Поэтому большинство проектов обещают лишь небольшие послабления в ценовом «диапазоне» — к примеру, программа ПР говорит о снижении на 30 процентов цен на лекарственные средства первой необходимости. А не стесняет себя в этом вопросе разве что Коммунистическая партия — но ей по идейному статусу положено…

Куда более интересно обстоят дела с другим животрепещущим вопросом — ценами на услуги коммунальщиков. Здесь у политпроектов наступает полный плюрализм — от отсутствия прицельного интереса до предложения мер разной степени проработанности. Программы трех политсил — ПР, «УДАРа», «Украина — вперед!» — на непосредственные «коммунальные» запросы населения не отвечают, отделываясь порой обобщенными пунктами на тему «Энергоэффективность должна быть эффективной!». В ВО «Свобода», похоже, главным шагом, нормализующим ситуацию, считают возвращение в коммунальную собственность монополистов-поставщиков услуг. Объединенная оппозиция предлагает пускать на нужды населения исключительно газ собственной добычи (о том, что МВФ уже много лет призывает уравнять импортное и отечественное «голубое топливо» в цене, с чем, в теории, соглашалось и правительство Юлии Тимошенко, программа умалчивает) и запретить пеню на «коммунальные» долги пока ситуация в стране не нормализуется… А вот наибольший размах тема вполне предсказуемо приобретает в коммунистическом разрезе — здесь и та же реприватизация предприятий, и единая тарифная сетка, которую, к слову, давно обещал Виктор Янукович, и то ли ограничение цен, то ли упоминание о субсидировании — КПУ считает, что расходы на коммунальные услуги не должны отнимать более 10 процентов доходов семьи.

Не меньшим разнообразием отличаются и те части предвыборных программ, которые прямо или косвенно посвящены животрепещущей теме уровня зарплат, пенсий, стипендий. И здесь «водораздел» проходит по совсем другому критерию — не по наличию/нотсутствию интереса к проблеме, а по конкретности обещаний. Так, молодые проекты предпочитают смутно-абстрактные посулы. У Натальи Королевской считают, что «средняя зарплата на уровне 1000 евро и средняя пенсия в 500 евро — реальны в Украине», но убежденность и обещание — это все-таки «две большие разницы». «УДАР» идет еще более интересным путем. Политсила Виталия Кличко убеждена, что нужно обеспечить гражданам такой уровень дохода, чтобы за месячную зарплату можно было купить холодильник или стиральную машину, а средняя семья за пять лет могла накопить на автомобиль и за десять — на квартиру, но каким именно образом — непонятно. «Зарплатные» проекты «Свободы» демонстрируют ее склонность к регулированию: с одной стороны, молодая политсила предлагает ввести давно обсуждаемую почасовую отплату труда, с другой — ее программа фиксирует, что в бюджетной сфере эта «почасовка» может различаться не более чем в пять раз… А вот давние бойцы политического фронта заходят в тему с другого фланга — их обещания попроще, поконкретнее и «поближе к телу» среднего избирателя. КПУ снова вспоминает об корнях и готова обещать, что доля зарплаты будет составлять не менее 60% в себестоимости продукта, эти зарплаты каждый квартал будут индексировать с оглядкой на инфляцию, а зарплаты бюджетников будут не ниже средних по стране (но показатель «Средние по стране» заботливо опущен). Тем временем ОО и ПР подходят к задаче проще всего. Первые говорят о минимальной зарплате в 2400 гривен через год их правления и поднятие зарплат бюджетникам «вдвое». Программа второй обещает увеличивать зарплату тех же бюджетников на 20 процентов каждый год, а за пятилетку (в буквальном смысле — к 2017-му) средняя зарплата должна рвануть к отметке в 8 тысяч гривен.

Но чтобы получать повысившуюся зарплату, нужно иметь работу. Стоит отметить, что к нутряному страху народа перед безработицей политики, судя по программам, относятся без особого пиетета. В определенном отношении это оправдано: Украина — не Испания, и уровень официальной занятности в нашем государстве высок. Поэтому партии если и предлагают какие-либо «трудомеры», то они имеют, скорее, точечно-конкретный характер — создание рабочих мест в регионах («УДАР», «Украина — вперед!»), активная господдержка молодых специалистов (объединенная оппозиция) или компенсация работодателям социального взноса за дискриминируемых на рынке труда работников из уязвимых категорий — инвалидов, сирот, матерей-одиночек, людей, старше 50 лет (ПР).

Степень поддержки разного рода «социально уязвимых категорий» в программах партий разнится: от сдержанного «Увеличить вдвое прожиточный минимум и минимальную зарплату» («Украина — вперед!») до более тщательно расписанных мер. Стоит учесть, что, как минимум, три полисилы — ОО, КПУ, «Свобода» — планируют отменить ныне действующую пенсионную реформу (тогда как «регионалы» в таком контексте говорят лишь о том, что минимальная пенсия должна быть на 20 процентов выше прожиточного минимума, а пенсии военным и правоохранителям «существенно» увеличены). При этом «единщики» обещают сходу пересчитать пенсии на 334 гривны, а «Свобода» снова-таки — зафиксировать максимум 5-кратную разницу в размере пенсий, выплачиваемых в рамках солидарной системы. В дополнении к этому, одни полисилы больше думают о немолодых людях (тема возвращения вкладов Сбербанка СССР мелькает в программах ПР и КПУ), другие — о молодежи (та же ПР говорит о льготной ипотеке, а «УДАР» планирует выплачивать социальную помощь на детей из малообеспеченных семей до 15 лет). Практически каждая полисила обещает внимательно относиться к льготам (особенно ОО и коммунисты) и гарантировать права инвалидов.

К слову, зачастую потребностям тех же инвалидов программы отводят место в медицинских разделах. Но к «здравоохранительным» обещаниям полисилы подходят неравномерно — и по объему обещанного, и по подходам. Так, медицинским минимализмом отличилось ВО «Свобода», в программе которого к здоровью нации с натяжкой имеет отношение только пункт о запрете рекламы алкоголя и табачных изделий. К слову, разного рода стимулирование здорового образа жизни среди предвыборных посулов занимает свою нишу. А вот организацию системы здравоохранения партии видят по-разному. О бесплатной медицине четко говорят только объединенные оппозиционеры и коммунисты. ПР больше внимания уделяет повышению зарплат медикам и обеспечению лекарствами наиболее проблемных пациентов. «Украина — вперед!» обещает, что гарантированную медпомощь (бесплатную, надо полагать) будут получать все те же «социально незащищенные слои», а остальные должны надеяться на улучшение уровня медицины за счет некоего «государственно-частного партнерства». А вот о «железном» переходе к страховой медицине пока четко говорит только «УДАР»…

Все бесплатные и льготные блага обеспечить можно за счет экономического подъема. Тему вероятного кризиса, о котором беспокоятся респонденты социологов, политики обходят достаточно аккуратно. И все же каждая сила предлагает свой рецепт достижения экономического благополучия. Практически каждая партия уделяет время модным темам дерегуляции, защиты малого и среднего бизнеса и упрощения системы налогообложения: кто сокращением числа налогов (ОО обещает оставить лишь 7), кто — отменой Налогового кодекса в целом и НДС в частности («Свобода») или понижением ставки налога на прибыль (ПР), кто — просто базовой формулировкой (Украина — вперед!», «УДАР»). При этом ряд политсил хочет тряхнуть офшоры (но не ПР), ввести налог на роскошь (например, КПУ и «Свобода») и внедрить прогрессивное налогообложения (предыдущие плюс «Украина — вперед!»). В остальном же почти у каждой партии есть свои экономические «фишки». Партия регионов, например, снова вспоминает тему налоговых каникул — на этот раз в неведомом формате их на 10 лет обещают IT и инновационным сферам.

«УДАР» с пламенным грузинским приветом говорит о регистрации бизнеса за полчаса. «Украина — вперед!» мечтает о развитии экспорта, моде на бренд «Made in Ukraine» и переезде на территорию Украины «зарубежного высокотехнологичного производства». Объединители оппозиции хотят спасти бизнес путем роспуска налоговой милиции… А так различающиеся, казалось бы, местами политического спектра «Свобода» и КПУ солидаризуются сразу по ряду вопросов — частичной или не очень реприватизации предприятий, усилению регулирования банковской сферы, национализации монополий. Правда, коммунисты, между делом, собираются госмонополизировать производство табачных изделий и алкоголя, а ВО — вернуть в Украину трудовых мигрантов, но и сугубо левые по сути экономические программы могут иметь свою специфику.

Последним пунктом первоочередных тем для народного беспокойства является ситуация с развитием сельского хозяйства и будущее рынка земли. Надо упомянуть, что поддержку селу в той или иной мере обещают все. А вот по второму пункту политические силы делятся на «рыночников» и «нерыночников». Спокойнее всего о продаже земли говорят «УДАР» (уточняя, что собственниками отечественного достояния могут быть только физические лица-украинские граждане), «Украина — вперед!» (приблизительно та же схема) и Партия регионов.

При этом в правящем лагере продажу ценного ресурса, похоже, рассматривают как почти свершившийся факт, поскольку отдельно уточняется, что один гектар пахоты должен стоить не менее 20 тысяч гривен, а аренда такого же участка — не менее 1 тысячи. Три другие полисилы остаются сторонниками моратория. При этом объединенная оппозиция говорит лишь о продлении запрета, а КПУ и «Свобода» снова вольно или невольно выступают единым фронтом. Позиция коммунистов — неизменна: все землю народу и никаких продаж. Зато сторонники Олега Тягныбока предлагают более оригинальную схему с национальным «привкусом»: «просто так» торговать землей сельскохозяйственного назначения нельзя в принципе, она передается в «долгосрочное владение украинским гражданам с правом семейного наследования», а продавать свои наделы можно только государству, которое, выходит, и так является истинным владельцем земельных ресурсов…

В общем и целом, краткий анализ предвыборных программ партий-фаворитов показывает, что политические силы сравнительно чутко реагируют на некоторые запросы населения. Так, проблемы в сферах, требующих системных преобразований (вроде той же безопасности), далеко не всегда получают свою долю внимания. Зато политики готовы ответить на совсем уж базовые материальные просьбы избирателей. Причем сходство (вплоть до абсолютной идентичности) немалого числа этих ответов показывает не только популистский характер отечественной политики (для государства с неразвитыми партийно-идеологическими традициями широкого спектра это до поры до времени нормально), но некую взаимозаменяемость политпроектов по ряду критериев. Повышение зарплат, налоговое счастье в представлении среднего избирателя (то есть, не того, по которому сильно ударит переход к прогрессивной шкале), социальная забота, мир и дружба с малым бизнесом, а богатые поделятся с бедными — это готовы обещать все.

А потому с точки зрения «рубашки», что поближе к телу, победить может сугубая «вкусовщина»: вот эти нравятся, а вон те — иррационально не нравятся. Безусловно, при желании в программах разных политсил можно найти и существенные мировоззренческие различия, важные для идейно ангажированных голосующих, для которых представляют интерес, такие «мелочи» как то, что Партия регионов со всей своей социальной риторикой в отдельных случаях оказывается едва ли не главным «рыночником», а левый и правый края демонстрируют примечательное сходство экономических платформ. Но подобные тонкости — это не те пункты программ, которые легко вычленить и удобно развесить на биллбордах. А при общей идентичности посулов, неудивительно, что партии стремятся отличаться друг от друга более громкими и яркими лозунгами — о языке, Таможенном союзе или НАТО.

Подробности