«Путинское большинство» постепенно распадается. Ему угрожает идеологизация власти, экономический кризис и невыполнение предвыборных обещаний. К таким выводам пришли участники заседания научного совета ВЦИОМа «Путинское большинство после выборов 2011-2012 гг.: состояние, проблемы, перспективы».

Понятие «путинское большинство» впервые было использовано во время избирательной кампании осенью 1999 г., а «идеологическим концептом» оно стало уже после выборов, считает президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский. Он перечислил некоторые факторы, благодаря которым росла поддержка Владимира Путина: чеченская война и «вызов» Шамиля Басаева, из-за которых у военных появился символический лидер, выплата задолженностей по пенсиям в 1999 г., «медийная и экспертная» мобилизация. По словам Павловского, из-за ежедневной публикации соцопросов возник «вечный спор о рейтингах», который продлился 12 лет. Продолжение этого спора — вопрос о количестве присутствующих на митингах оппозиции.

«»Безальтернативность» Владимира Путина как лидера — это понятие, придуманное оппозицией»

«Безальтернативность» Владимира Путина как лидера — это понятие, придуманное оппозицией, считает Глеб Павловский. По его словам, этот «идеологический подарок» со стороны оппозиции сделан осенью 1999 г., когда поддержка населением его конкурента — Евгения Примакова — была почти такой же, как у Путина. Но сейчас «путинское большинство» распадается, но оно не «исчезнет моментально» — этот процесс будет медленным, утверждает политолог.

С точки зрения электоральной статистки «путинского большинства» не существует, утверждает эксперт ВЦИОМа Михаил Мамонов. По его словам, «жесткая группа путинских сторонников составляет 37%-40% — это те россияне, которые часто выражают готовность поддержать на выборах Путина и не рассматривают для себя возможность иного голосования». По данным ВЦИОМа, количество россиян, которые одобряют деятельность Путина, падает, а противоположная группа растет. Ниже всего рейтинги действующего президента падали в декабре 2011 г., но, по словам Михаила Мамонова, «выборная кампания оказалось эффективной», хотя не оказала никакого влияние на молодежь. После выборов поддержка Путина населением выросла. Но появились и угрозы «путинскому большинству»: это «риск невыполнения предвыборных обещаний» (особенно военным и пенсионерам), «дальнейшая деморализация власти», «экономический кризис», «негативные последствия от вступления в ВТО» — они могут быть чувствительны для селян, которые поддерживают Путина.

Для тех, кто поддерживает и не поддерживает Путина, нет «ключевых ценностных различий», утверждает социолог Михаил Мамонов. По его словам, «фактор водораздела» для них — «социальное самочувствие»: те, кто поддерживают Путина, менее обеспечены, но увереннее чувствуют себя. Напротив, те, кто Путина не поддерживает, обладают большими ресурсами, но дают негативные прогнозы на будущее.

Деятельность Владимира Путина на посту президента сейчас одобряют 59% россиян. Об этом свидетельствует последний опрос ВЦИОМа, проведенный 24-25 августа (1600 человек в 46 регионах). Не одобряют его действия 23%. Положительные эмоции к президенту испытывают в основном единороссы, женщины, малообразованные и селяне. Если десять лет назад нельзя было выделить явные группы тех, кто испытывает антипатию к Путину, то сегодня о ней чаще заявляют мужчины (27%), жители средних и крупных городов (25-26%) и высокообразованные (25%).

Аналитик фонда «Общественного мнение» Григорий Кертман считает, что «ядро путинского большинства» составляют люди совершенно аполитичные, «у которых нет никакой ценностной рефлексии». В связи с этим угрозы представляют «попытки идеологизировать власть: уралвагонзаводы, религиозный фактор и т.д.». По словам Кертмана, Путин в 2000 г. удачно «дистанциировался от двух проклятых прошлых — и советского, и 90-ых гг.», в итоге и власть была идеологизирована, и сам стиль политической коммуникации президента. Сейчас идеологизация власти, начавшаяся во время предвыборной кампании, одна из главных угроз «путинскому большинству», утверждает Кертман. По его словам, опасность представляет и тема коррупции, которая используется властью — она может поднять вопрос о легитимности власти.

Со стороны Путина, кроме власти, никого нет — про Дмитрия Медведева мы по умолчанию забыли

Идея о том, что электорат Путина составляют идеологизированные, аполитичные слои, справедлива, считает Владимир Петухов из Института социологии РАН. Но вместе с этим он отмечает, что «5-7 лет назад Путин доминировал в электорате ценностных сегментов всех партий: он опережал Геннадия Зюганова в электорате коммунистов, Григория Явлинского в электорате яблочников и т.д. Его образ строился на «синтетической идеологии, которая включала в себя разные аспекты, он играл на самых разных клавишах», — говорит Петухов. По его словам, «сегодня Путин перестает быть «своим» для разных групп населения: для либералов он недостаточно демократичен, для других он недостаточно жесток в борьбе с Болотной, олигархами и коррупционерами».

Другая проблема Путина — его одиночество, утверждает Петухов. По словам социолога, «президент должен демонстрировать команду единомышленников, которые вместе с ним решают какие-то проблемы. Каждый год появляются молодые политические лидеры, которые находят поддержку у какой-то части населения. Но со стороны власти, кроме Путина, никого нет — про Дмитрия Медведева мы по умолчанию забыли. Если не Путин, то кто? Никого нет».

Голос народа