Пока мир увлеченно следит за Бараком и Миттом, другим предстоящим на этой неделе выборам практически никто не уделяет внимания. Речь идет о выборах, на которых Си должен сменить Ху. Мы сравнительно редко слышим эти имена — в отличие от 1,3 миллиарда человек, живущих в Китае, которыми эти политики будут управлять в течение ближайшего десятилетия.

Самые большие выборы, на которых никто (из общей массы населения) не голосует, вероятно, скажутся на нашей жизни не меньше, чем голосование, которое будет решать, кто займет на следующие четыре года Белый дом. При этом даже сейчас, когда Си Цзиньпина (Xi Jinping) должны утвердить в качестве следующего председателя КНР и преемника Ху Цзиньтао (Hu Jintao) на 19-м съезде (так в тексте, на самом деле сейчас начинается 18-й съезд, — прим. перев.) Коммунистической партии Китая, мы мало что знаем о его личности, еще меньше – о его убеждениях, и совсем ничего не знаем о его налогах, свидетельстве о рождении и отношении к Большой птице.

В Пекине резко ужесточены меры безопасности на время, пока будет избираться состоящий из девяти человек Постоянный комитет Политбюро. Си пока не стал президентом — это произойдет только в следующем году на Всекитайском собрании народных представителей, — но он уже давно выбран преемником. Разумеется, все еще может принять другой оборот— достаточно вспомнить судьбу Бо Силая (Bo Xilai). Однако в Китае даже перемены могут быть реакционными. Уходящий Ху, похоже, намерен пополнить комитет консерваторами.

Все это очень важно. Китайский пузырь не лопнул, но сдувается тревожащими темпами. Благосостояние не распределяется в обществе, социальное недовольство нарастает, к тому же на горизонте возник кошмарный призрак конфликта с Японией из-за островов Дяоюйдао/Сенкаку. Поговаривают, что Китай предпочел бы победу Ромни из чистого политического цинизма (Обама восстановил пострадавший при Буше имидж Америки в мире), несмотря на его слова о юане. Проблема в том, что мы даже не знаем, почему нам следовало бы предпочитать одного китайского лидера другому.