После этих выборов стало окончательно понятно, что наступать на грабли – это такой национальный вид спорта. Точно так же спонсируемый олигархатом, как и футбол. Старые грабли доказывают, что нормальные выборы в Украине невозможны не только политически.

В первую очередь, они невозможны технически.

Вопрос в том, что до того, как разбираться с избирательными технологиями и факторами риска второго порядка – с подкупом избирателей, с запугиванием, с продажностью части электората – нужно разобраться с проблемой первого порядка.

А именно с проблемой адекватной передачи, отображения, учёта и проверки голоса того избирателя, который уже проголосовал.

А это при нынешней технологии подсчета голосов невозможно.

Избирательная система современной Украины, с технологической точки зрения, является дикой смесью городской избирательной системы выбора «Райців» XVIII века с современной системой «электронных выборов», – и поэтому неадекватна и нерепрезентативна.

Ведь каждый современный технологический блок в ней «заземлён» на «человеческий фактор». А «человеческий фактор» – это самое надёжное заземление. Поэтому можно считать, что до сих пор мы не знаем о реальном волеизъявлении граждан ровным счетом ничего.

Любая техническая система имеет тот уровень надёжности, безопасности и секретности, который имеет её слабейший блок.

Смотрим на нашу систему выборов.

Каждый бюллетень защищён полиграфически «лучше доллара» – водными знаками, печатями – там с десяток уровней защиты. И это прекрасно.  А от того, что на вашем бюллетене кто-то потом поставит вторую «птичку» – сколько уровней защиты? Да нисколько.

«Наблюдатели» не в счет: на участке и свет может погаснуть, и «Беркут» может его заблокировать. И как была прекращена трансляция через видеокамеры – мы тоже видели…

Далее. На участке посчитали и оформили протокол. А на протоколе какая защита? Мокрая печать и подписи. То есть два уровня – не десять.

На прошлых выборах все недовольные размахивали пустыми листами протоколов с печатями и подписями членов комиссий. Спрашивается, откуда? А из цветного чернильного принтера со сканером да цветоанализатором.

При современном развитии бытовой техники это дело 20 минут. Да, определить подделку сможет Институт судмедэкспертизы. Но есть ли хоть один прецедент поступления туда фальшивых бюллетеней? Вопрос…

Дальше. Бюллетени запаковываются в пластиковый пакет – это один уровень защиты – и перевозятся в окружной избирком. При непонятном уровне защиты в процессе перевозки.

Всю эту защиту мы видели дремлющей на картонных коробках в предбанниках окружных избиркомов…

А дальше вообще чудеса: данные из протоколов в «электронную избирательную систему», которой так гордится Центризбирком, – вручную (!) вводит какой-то «системный администратор». Причем в комнате, куда запрещен доступ наблюдателей.

Неясно, причем здесь «системный администратор» – человек, который не ввод данных должен осуществлять, а за работой компьютерной системы следить.

А если вспомнить, как на прошлых выборах вовремя «сгорали» окружкомовские «сервера», которые на поверку оказывались почему-то ноутбуками. Как возрастала явка к концу дня… И многое другое…

Что мы можем получить на выходе таких «выборов» технически? Только «среднюю температуру по больнице».

К случаям, когда вопрос идёт на единицы, а не тысячи голосов – эта система совершенно неприменима.

Более того, реально никто никогда не сможет проверить, ни как он проголосовал, ни каким образом его голос учтён в окончательном варианте. Потому что найти именной бюллетень в ворохе всех бюллетеней, доставленных с участка, – это то же самое, что иголку в стоге сена найти.

И докажите потом, что это не вы поставили 14 галочек вместо одной, и не вы написали внизу «все сволочи одинаковые»…

К сожалению, эта имитация выборов будет продолжаться до тех пор, пока не будет введена автоматизированная система, которая нивелирует «человеческий фактор» на уровнях подсчета голосов и фиксации общих результатов.

Это означает, что вместо избирательных комиссий на участках должны сидеть лишь наблюдатели да милиционеры, осуществляющие идентификацию «лицо – паспорт».

А в качестве инструмента выборов должны быть не «кабинки» и пластиковые урны, а вандалостойкие терминалы, которые идентифицируют паспорт, выводят на экран список, шифруют «сильным крипто» сделанный выбор, и в режиме реального времени добавляют ваш голос к общим итогам выборов на наглухо и многослойно «зашифрованном» сервере Центризбиркома.

И вы сразу же видите то, как результат вашего голосования в режиме реального времени, а не через три дня после подсчета, отображается на сайте.

Затем, после подтверждения трансакции, терминалы удаляют номер паспорта из списка избирателей, так, что повторное голосование с тем же номером паспорта выдаст ошибку.

А избирателю выдают квитанцию с уникальным паролем для проверки сделанного волеизъявления в любое время дня и ночи, и говорят «спасибо».

«Спасибо» терминалы могут говорить даже голосом: все технологии, необходимые для подобной организации голосования, имеются в наличии.

Секретность, криптостойкость, системы гарантируется публикацией в Сети набора открытых, в смысле доступности для изучения, свободных, в смысле бесплатности исходных формул, асимметричных, то есть таких, где по ключу шифрования математически невозможно сгенерировать ключ расшифровки криптоалгоритмов, за взлом которых назначена миллионная премия.

Именно так уже много лет обеспечивается надёжность базовых криптоалгоритмов для бизнес- и военных целей.

Более того: так как каждый голос шифруется уникальным, сгенерированным для однократного использования криптоключом, а на практике – последовательным набором разных ключей, то даже исчезающие маловероятный прецедент взлома какого-либо голоса лишь покажет, как именно человек голосовал – но не изменит общий результат голосования.

И никаких манипуляций с явкой: не положил на терминал паспорт, или палец для сканирования отпечатка, – не проголосовал.  Ну, разве что спецназ будет с боем брать участки, вооружившись реальными паспортами и связками пальцев избирателей, – но это пока выглядит маловероятным даже при худших прогнозах…

Пока мы не добьемся замены «ручной» системы выборов – автоматизированной и многократно зашифрованной при помощи открытых криптоалгоритмов – можно считать, что всеобщих выборов, как базового условия, необходимого чтобы называться «демократией», у нас нет.

Как нет, с другой стороны, и никаких технических препятствий для организации настоящей, а не бумажно-декларативной, «электронной демократии».

Кстати, избирательный терминал будет стоить дешевле стандартного банкомата: денег-то в нем нет, да и голоса избирателей он не хранит. Так что после установки «железа», электронные выборы обойдутся на порядок дешевле «ручных», а уж референдумы с народом можно будет почти за бесплатно проводить хоть каждую неделю.

Проблема только в том, что если какое-нибудь из наших правительств до создания подобной избирательной системы дозреет – чтобы половина выделенного бюджета не растворилась на Кипре…

Но я думаю, не дозреет. Кому, спрашивается, нужны выборы без возможности фальсификаций, – даже если они репрезентативны, свободны и технически достижимы?!..

Юрий Радченко, Украинская ассоциация производителей и пользователей свободного/открытого программного обеспечения UAFOSS, для УП