Утром 20 ноября в Грузию неожиданно вернулся подзабытый персонаж — бывший министр обороны Ираклий Окруашвили. Несколько лет назад, после попытки выступить в качестве оппозиционера, ему фактически пришлось бежать из страны. Изгнанник обосновался во Франции и с тех пор оставался там, время от времени пытаясь принимать участие — заочно — в проходивших на родине политических процессах.

В Грузию бывший министр вернулся после фактической смены власти. В стране с конца октября действует новое правительство (сформированное коалицией «Грузинская мечта», выигравшей недавние парламентские выборы). Влияние Михаила Саакашвили, сохраняющего за собой пост президента, продолжает уменьшаться. Соратников президента новая власть (под контролем представителей «Грузинской мечты» находятся в том числе и силовые структуры) уже начала арестовывать, некоторые предпочли покинуть страну, не дожидаясь, пока придут и за ними.

Ираклий Окруашвили когда-то и сам входил в число соратников президента. Будучи министром обороны, он имел в президентском окружении репутацию «ястреба» и пользовался большим влиянием. Теперь уже бывший министр, обиженный на то, как с ним обошлись несколько лет назад, оказался в распоряжении новой власти. А для нее он может стать прежде всего источником компромата на Саакашвили и других представителей прежнего «режима», пока остающихся на свободе.

Вряд ли Окруашвили придется долго упрашивать. Даже арест бывшего министра (его взяли под стражу сразу по прибытии в Грузию на основании ранее выдвинутых против него обвинений), скорее всего, не помешает его сотрудничеству с противниками Саакашвили, находящимися у власти. В прессе теперь обсуждается версия о том, что свое возвращение Окруашвили, знавший, что на родине его ждут с наручниками, с новой властью заранее согласовал. И, возможно, получил от нее определенные гарантии.

Министр

Ираклий Окруашвили, юрист по образованию, попал во власть еще до «революции роз». В 2000-2001 году он работал под началом Михаила Саакашвили, когда тот возглавлял министерство юстиции (Окруашвили, соответственно, был его заместителем). В сентябре 2001 года оба ушли в отставку, не поладив с тогдашним президентом Эдуардом Шеварднадзе.

После «революции роз», которую Окруашвили поддержал, его карьера стала складываться весьма удачно. В декабре 2003 года он был назначен представителем президента в регионе Шида Картли. Через несколько месяцев (после того, как пост президента официально занял Саакашвили) — стал генпрокурором. Затем непродолжительное время руководил МВД, а в декабре 2004 года наконец возглавил министерство обороны.

Будучи военным министром, Окруашвили поддерживал лозунги по скорейшему возвращению Абхазии и Южной Осетии, отколовшихся от Грузии в начале 1990-х годов. В начале 2006 года он выступил с нашумевшим обещанием «встретить новый год в Цхинвали» (что, естественно, было расценено как намек на готовящуюся военную операцию по восстановлению грузинского контроля над Южной Осетией). Летом того же года принял участие в операции в восточной части Кодорского ущелья (у границы с Абхазией), которую до этого контролировали полуофициальные вооруженные формирования.

 


Ираклий Окруашвили (в центре) и подразделения министерства обороны Грузии в Кодорском ущелье. Фото из архива ИТАР-ТАСС, Александр Климчук
Осенью 2006 года Окруашвили был снят с должности. За этим последовало абсурдное назначение на пост министра экономического развития (это было уже после того, как министр обороны, выполняя поручение президента, пытался продвигать на зарубежные рынки грузинское вино: он заявил тогда, что в Россию можно продавать «даже фекальные массы»). Окруашвили, впрочем, не стал скрывать, что новое назначение его не устраивает: через неделю он сам подал в отставку.

Обсуждая отставку, некоторые полагали, что идеи Окруашвили по «восстановлению территориальной целостности», возможно, на тот момент показались президенту слишком радикальными. Кое-кто считал, что министр обороны, обещавший «встретить новый год в Цхинвали», был уволен под давлением Москвы.

Оппозиционер

Спустя примерно год после отставки Окруашвили эффектно вернулся в политику — уже в качестве оппозиционера. Он призвал сограждан объединиться для того, чтобы «убрать нечистоплотных людей из власти», пообещал вернуть утраченные территории и выступил с громкими обвинениями в адрес Саакашвили. Бывший министр, в частности, заявил, что президент пытался организовать убийство миллиардера Бадри Патаркацишвили. Он также добавил, что президент и его семья владеют миллиардами долларов и контролируют торговлю оружием. Доказательств своих слов новоявленный оппозиционер, правда, не представил.

Ответа со стороны власти долго ждать не пришлось. Окруашвили и ряд его соратников были задержаны. Бывшего министра обвинили в отмывании денег, злоупотреблении полномочиями, халатности и вымогательстве (как утверждалось, речь шла о вымогательстве активов у местного предпринимателя). Задержанный отверг обвинения, однако затем неожиданно признал вину и вдобавок отказался от тех обвинений, с которыми сам ранее выступил против президента. Покаянное выступление Окруашвили растиражировали грузинские телеканалы. Многие тогда предположили, что признание, сделанное на камеру, стало результатом пыток.

После того как возмутитель спокойствия был публично унижен, власти согласились выпустить его под залог. Сумма залога при этом оказалась гигантской: десять миллионов лари (около шести миллионов долларов). Деньги были выплачены (некоторые полагали, что залог внес Патаркацишвили, сам миллиардер это отрицал). А затем бывшему министру позволили покинуть страну. Точнее сказать, власти сами организовали его отъезд: в ночь на 1 ноября 2007 года бывшего министра посадили в самолет до Мюнхена (сообщалось, что этим занимались сотрудники полиции). В МВД Грузии на следующее утро заявили, что Окруашвили вылетел в Германию «для медицинского обследования».

Из Германии бывший министр позднее перебрался во Францию, где получил политическое убежище. На родине он был заочно приговорен к 11 годам тюрьмы (по ранее выдвинутым обвинениям).

Позднее в Грузии не раз возникали слухи о возвращении Окруашвили. Весной 2011 года, во время очередного «майдана», организованного грузинской оппозицией, он сам обещал вернуться из эмиграции и принять участие в акциях протеста. Однако возвращение так и не состоялось. А после того как «майдан» был разогнан, на бывшего министра завели новое дело. Его обвинили в создании незаконного вооруженного формирования. По версии властей, группировка, в которую входили соратники Окруашвили, готовилась «поддержать» проходившие в столице митинги и перейти к вооруженному противостоянию с властями. Сам Окруашвили, согласно этой версии, собирался под шумок вернуться в Грузию и организовать нападение на сотрудников полиции в городе Гори.

Фигуранты этого дела (предполагаемые участники вооруженного формирования) были приговорены к различным срокам лишения свободы. В отношении самого Окруашвили тбилисский суд заочно выдал санкцию на арест.

Жертва «режима»

В Тбилиси Окруашвили прилетел рейсом из Стамбула. Вместе с ним прибыл его дядя, Иосиф Гигуашвили, ранее объявленный грузинскими властями в розыск. Окруашвили, как стало известно, задержан на основании обвинений в халатности, злоупотреблении полномочиями и вымогательстве (то есть тех обвинений, которые были выдвинуты против него в 2007 году). Его дяде инкриминируется создание незаконных формирований и участие в незаконном обороте огнестрельного оружия и взрывчатки. Задержанные помещены в одну из тбилисских тюрем.

Соратники Окруашвили, комментируя его возвращение, заявили, что их лидер готов предстать перед судом и доказать свою невиновность. Сам он при этом выразил определенную солидарность с новой властью. «В последние годы у меня были две цели — убрать Мишу и вернуться домой. Первая частично уже доведена до финиша, и несмотря на то, что это дело рук других, я тоже внес в это свой маленький вклад», — отметил вернувшийся изгнанник. «У нового правительства — достаточно времени для того, чтобы потребовать от них [бывшей правящей команды] ответ за все, что они натворили», — добавил он.

У самой «Грузинской мечты», находящейся теперь у власти, отношение к бывшему министру неоднозначное. Перед выборами ходили слухи о том, что к оппозиционной коалиции, возглавляемой миллиардером Бидзиной Иванишвили, собирается присоединиться и «Грузинская партия» Окруашвили — якобы даже велись какие-то переговоры. Иванишвили тогда эти слухи опроверг, заявив, что Окруашвили, несмотря на изгнание, «сотрудничает с властями [Грузии] и до сих пор остается членом этой команды».

Однако после выборов появились признаки того, что отношение вчерашней оппозиции к Окруашвили меняется. 19 ноября — за день до его возвращения — парламентский комитет по правам человека (который, кстати, возглавляет бывшая соратница и адвокат Окруашвили Эка Беселия) представил список «политзаключенных» и «политически гонимых» (то есть тех, кто покинул родину из-за преследования прежнего «режима»). Бывший министр обороны был упомянут в числе «гонимых». Немного ранее имя Окруашвили было упомянуто в связи с делом о незаконной прослушке, которой занимались сотрудники МВД (бывший министр был назван в числе оппозиционных политиков, разговоры которых прослушивали силовики).

Иными словами, новая власть демонстрирует, что готова видеть в Окруашвили не бывшего силовика, который был частью ненавистного «режима Саакашвили», а жертву этого самого режима. Новая министр юстиции Тея Цулукиани уже заявила, что согласна с характеристикой Окруашвили как жертвы политического преследования. Хотя и оговорилась, что выдвинутые против него обвинения все равно требуют проверки.

Окончательная позиция новой власти, очевидно, будет зависеть от того, насколько полезным для нее может оказаться бывший министр. Сам Окруашвили, похоже, вполне уверен в себе, раз вернулся в Грузию, несмотря на угрозу ареста. Вопрос заключается в том, насколько качественный компромат он сможет предоставить на президента и других высокопоставленных лиц. В 2007 году, вскоре после освобождения из-под ареста, бывший министр заявил, что все его обвинения относительно Саакашвили соответствуют действительности и что он (Окруашвили) располагает доказательствами. «Если будет теоретическая возможность, чтобы суд какой-либо другой страны рассмотрел материалы, которые у меня есть, — я докажу свои слова», — сказал он тогда. Очевидно, сейчас новые власти Грузии предоставят ему именно такую возможность.

В СМИ, в частности, появилась информация, что бывшего министра хотят использовать как источник информации в деле о смерти премьер-министра Зураба Жвании в 2005 году (по официальной версии, Жвания скончался в результате утечки газа, однако оппозиция неоднократно заявляла, что речь идет об убийстве, к которому причастен Саакашвили; представители «Грузинской мечты» уже заявили, что расследование этого дела будет возобновлено).

В Грузии за последнее время были уже задержаны высокопоставленные представители МВД и Министерства обороны, оставшиеся от прежнего «режима». Их обвинили в целом ряде преступлений, некоторых отпустили, других оставили под арестом. При этом силовикам намекают, что от них ждут компромата на «вышестоящих лиц» — включая и президента. Близкий к лидеру «Грузинской мечты» политолог Гия Хухашвили (во время предвыборной кампании он был советником Иванишвили), комментируя, в частности, задержание бывшего министра обороны Бачо Ахалаи, заявил, что «чем более прочные компроматы представит Ахалая против Саакашвили, тем на более легком обвинении остановится прокуратура».

В случае с Окруашвили власти, очевидно, будут руководствоваться аналогичным принципом. И если бывший министр своими показаниями докажет, на чьей он стороне, то, вполне вероятно, уже скоро может выйти на свободу. В «Ассоциации молодых юристов Грузии», комментируя статус Окруашвили, отметили, что поскольку он попал в составленный парламентом список «политзаключенных» и «политически гонимых», то на него может быть распространена планируемая новой властью амнистия.

Lenta.ru