После прошедшего в Москве 13 января «Марша против подлецов», в котором, по разным данным, приняли участие от 50 до 100 тысяч человек, российская оппозиция стала куда активнее, чем раньше, строить планы на 2013 год. Стало понятно, что сетования на тему спада протестного движения нужно отложить в сторону и заняться более содержательными вопросами.

Именно это попытались сделать представители левой и либеральной «курий» оппозиционного движения, собравшиеся во вторник на «круглый стол» в московском пресс-центре «Росбалта». Они попытались дать не только свои оценки текущего момента, но и ответить на самые «горячие» вопросы повестки дня, выделив главные задачи, которые, по их мнению, необходимо будет решать в обозримом будущем.

Понимание того, что действующая власть рано или поздно уйдет со сцены, в этой аудитории было настолько очевидным, что этот вопрос участниками мероприятия почти не обсуждался.

После истории с принятием пресловутого «закона Димы Яковлева» стало ясно, что чтобы сегодня не делала власть, это будет играть против нее самой.

Даже столь испытанное, как считалось раньше, средство, как игра на «патриотических» чувствах россиян, у политически активной части общества сегодня вызывает лишь все большее отторжение. Причем сама эта «часть» непрерывно растет.

В связи с этим лидеры оппозиционного движения сразу же перешли к характеристике режима и задачам, стоящим перед оппозицией.

По мнению президента Института экономического анализа и члена Координационного совета оппозиции (КСО) Андрея Илларионова, нынешний политический режим в России, согласно международно признанным критериям организации Freedom House, является несвободным. По его словам, в 2004 году российский режим перешел из стадии «полусвободного», в котором он находился с 1992 по 2003 годы, в стадию авторитарного, а с 2007 года является «жестко авторитарным».

«С 2012 года этот режим находится в стадии перехода от авторитарного к откровенно тоталитарному», — отметил эксперт.

Характеризовать политическую систему современной России именно таким образом позволяют принятые недавно законы о государственной измене, о финансировании НКО, о регулировании Интернета и готовящийся к принятию законопроект с поправками в закон о регистрации и свободе передвижения граждан. Эти законодательные акты вторгаются уже не только в область политических, но и общегражданских прав человека, уверен глава Института экономического анализа.

Другой член КСО, политолог Андрей Пионтковский, считает, что «российская оппозиция в качестве противника имеет дело с одним из самых худших авторитарных режимов в мировой истории».

Этот режим «не самый жестокий», поскольку у его противников все-таки есть возможность высказывать критику по отношению к нему. Однако «в это же самое время людей, как того же Леонида Развозжаева (члена «Левого фронта», захваченного некоторое время назад на Украине российскими спецслужбами —«Росбалт»), под улюлюкание либерального истеблишмента, похищают и пытают», — отметил Пионтковский. Нынешняя российская власть «может вырвать любого из нас и сделать с ним все, что угодно», констатирует политолог.

Какие выводы из этого следуют?

Депутат Госдумы и один из активных деятелей внесистемной оппозиции Илья Пономарев сказал, что главной задачей оппозиции на 2013 год является создание единой программы. По мнению парламентария, несмотря на пестроту оппозиционного лагеря, создание такой программы вполне возможно.

По словам депутата, «эта программа не может сводиться к требованию честных выборов». Он считает, что это должен быть содержательный документ, который «отвечает, прежде всего, на вопросы экономического и социального развития страны».

Андрей Пионтковский уверен, что главным в программе оппозиции должен быть вопрос о собственности. Помимо изменения нашей сверхпрезидентской Конституции, считает он, оппозиция должна поднять «сущностные вопросы», стоящие перед страной.

Рассуждая о главных задачах оппозиции, стоящих перед оппозицией во время переходного периода от нынешней политической системы к более свободному обществу, Пионтковский провел некоторые исторические параллели.

Он напомнил, что после Февральской революции 1917 года главными вопросами тогдашнего российского общества были вопросы «земли и мира». Временное правительство несколько месяцев откладывало их решение, и нашлись люди, которые поставили их и решили по-своему, сказал политолог, намекая на большевиков.

Сегодня, по его словам, такой ключевой темой «является вопрос о незаконно приобретенной собственности и государстве, находящемся в собственности бюрократов».

В этой связи Пионтковский напомнил также слова главного советского обвинителя на Нюрнбергском процессе Романа Руденко, который, характеризуя политический режим нацистской Германии, заявил, что «преступники захватили само государство и сделали его инструментом своих преступлений».

Нынешняя российская оппозиция, считает политолог, должна сформулировать «свою точку зрения» на вопрос о том, что делать с собственностью. «Мы разные, — сказал он, — и у нас разные взгляды на этот вопрос: от «взять и поделить», до «ничего не менять»».

Именно поэтому, считает Пионтковский, оппозиция должна сформировать какую-то общую платформу по этому вопросу.

Андрей Илларионов, отметив, что основная задача оппозиции состоит в создании свободной политической системы в России, напомнил собравшимся, что «главным вопросом любой революции является вопрос о власти». По его словам, сегодня политически активная часть российского общества только приступает к решению этого вопроса.

Причем и в этой части общества имеются два взгляда на власть. Первый — традиционный, который Илларионов называет лоялистским. Этот взгляд состоит в том, чтобы просить и уговаривать власть, он представлен в КСО такими деятелями, как телеведущая Ксения Собчак и журналист Сергей Пархоменко.

Второй, республиканский, взгляд на власть состоит в том, что ее источником является народ, сказал президент Института экономического анализа. По его словам, если еще три месяца назад республиканский взгляд на власть разделяло меньшинство политически активного населения, то сегодня — уже его абсолютное большинство.

Александр Желенин, Росбалт