НетаньяхуКажется, Израиль собирается на избирательные участки. Но изменит ли что-нибудь избрание нового премьер-министра среди перспективных кандидатов, не говоря о новой коалиции?

Наблюдая политический спектакль, разыгранный на прошлой неделе в кабинете Биньямина Нетаньяху, я припомнил эпизод сериала Сайнфелд, в котором у Джорджа и Джерри появляется идея сделать шоу ни о чем.

Многие израильские эксперты считают, что эти выборы связаны с мелкой политикой, небольшими вопросами, личным соперничеством и попытками Нетаньяху получить избирательное преимущество, перехватив инициативу, — пишет Аарон Дэвид Миллер в Foreign Policy.

Но не слишком ли мы спешим с суждениями, делая такое предположение?

Предполагаемый кандидат от премьер-министра Ципи Ливни недавно заявила, что грядущие выборы касаются следующего: «здесь будет либо сионистская, либо экстремистская страна«. В конце концов, перед Израилем стоят серьезные проблемы: Иран, что делать с палестинцами, и Закон о национальности.

Биби избирался на пост премьер-министра трижды — в 1996, 2009, и 2013 году (если также считать его первый срок). Возможно, израильтяне от него устали. Можно и не использовать два слова из высказывания одного конкретного американского президента, но почему эти выборы не могут проводиться ради «надежды и изменений»?

Выборы назначены предположительно на март-апрель 2015 года, и времени — практически вечность между сегодняшним днем и грядущим, это может преподнести всевозможные сюрпризы. В рукаве спрятан джокер. В прошлом году звучало достоверное сообщение, что Шимон Перес думал уходить в отставку с поста президента Израиля и в возрасте 89 лет баллотироваться в качестве соперника Биби. С тем же успехом может существовать несколько влиятельных фигур, таких как министр иностранных дел Авигдор Либерман и бывший лидер партии «Ликуд» Моше Кахлон. Он формирует новую партию, он популярен и может оказывать реальное влияние на то, кто станет следующим премьер-министром. Но располагать на Ближнем Востоке вероятностями, скорее чем возможностями, — всегда более безопасная ставка. Более вероятно, что восторжествуют константы, а не контрасты. В настоящий момент в этих выборах выигрывает Биби, а не тот, кто станет предвестником коренных перемен в установках израильтян. И вот почему.

Существует ли альтернатива?

Идет речь о политике США или Израиля, вы не сможете победить кого-то никем. Проблема в том, что Нетаньяху — больше чем камень преткновения от политики. Будучи на настоящий момент вторым наиболее долгоиграющим премьер-министром в истории Израиля, он показал себя чем-то большим, нежели политическое препятствие. Несмотря на падение его результатов в опросах общественного мнения, вопрос в том, кто его заменит, а если точнее, — кто может его заменить? Его рейтинги низкие, но это пока вы не посмотрите на рейтинги его соперников.

Согласно результатам опроса общественного мнения, опубликованным в издании Haaretz 30 ноября, рейтинг поддержки Нетаньяху упал до 38%, а 35% опрошенных заявили, что Нетаньяху наилучший кандидат в премьер-министры. Но согласно изданию Times of Israel, «Политик со следующим по величине рейтингом, глава Лейбористской партии Ицхак Герцог, набрал всего 17% голосов … за ним следует Авигдор Либерман (8%), [на тот момент министр финансов] Яир Лапид (7%) и [министр экономики] Нафтали Беннетт (6%).»

Давайте разъясним, Нетаньяху трижды участвовал в выборах и трижды был избран. Никто из его потенциальных соперников не может сказать о том же — ни Ливни, ни Лапид, ни Либерман.

Нетаньяху — умный политик с проверенным послужным списком и жестким мандатом на безопасность. Никто другой не может похвалиться тем же.

Коалиционная математика все же благосклонна к правым

Проблема следующих выборов, явно, не в том, кто в стране самый справедливый, но в том, кто может собрать воедино правительственную коалицию. И, несмотря на недостатки Биби, он остается первым нападающим. Одна из причин в том, что большинство соперников Нетаньяху (вспоминается Лапид) просто не могут сработаться и не будут сидеть в одном правительстве с религиозными партиями, критично настроенными к новой коалиции. Этот факт также усложняет объединение левоцентристской коалиции и отодвигает центр израильской политики вправо.

Чтобы победить Биби, нужно, чтобы огромное количество избирателей его отвергло, и повернулось в сторону другой персоны и партии, которая сможет привлечь религиозных и правоцентристских избирателей, продолжая сотрудничать с левоцентристами.

Где же общественность? 

Мало сомнений в том, что израильтяне устали от бестолкового управления и провальных политиков. Сам факт, что кампании и выборы обойдутся в миллиарды шекелей по причинам, которые трудно определить, и что они, скорее всего, сосредоточатся на мелкой политике и личном соперничестве, вместо крупных задач, только усиливает общественный цинизм. В то же время мало сомнений и в том, что израильская общественность переориентировалась на правых (посмотрите на результаты двух последних выборов) и в том, что нынешняя обстановка в сфере безопасности и угроза терроризма в Иерусалиме только усилят этот гнев и беспокойство. Если бы существовал прагматичный, с опытом в сфере безопасности, подходящий для избрания, сильный политик (в некотором роде похожий на раввина человек, которому бы доверяли израильтяне), можно было бы даже провести настоящие выборы с учетом серьезных проблем. Но прямо сейчас такого человека нет.

Как заметил в издании Haaretz Аншель Пфеффер, за последние 25 лет минимум четыре раза выборы проводили во время, когда израильтяне чувствовали себя небезопасно на собственных улицах. В ходе трех из них — Ицхак Шамир, 1992; Перес, 1996; и Эхуд Барак, 2001 — действующий премьер-министр проиграл. Только Шарон в 2003 году выиграл выборы на волне «террора». Таким же образом действующий премьер должен нести ответственность за обстоятельства.

Но опять-таки, победа в террористическую эпоху зависит от соперника, у которого предположительно лучше авторитет и опыт в сфере безопасности, чем у действующего премьер-министра. А такого кандидата попросту может и не быть.

Готовы ли большие задачи к решениям?

Мне бы хотелось верить, что в этих выборах бороться будут из-за больших задач, и что возникнут моменты просветления, необходимые для решения многих задач, возникших перед израильским государством. Проблема в том, что большие задачи существуют, но к ключевому решению они не готовы. Где начинать? Считаем ли мы, что любой может раскрутить эти выборы вокруг предстоящего соглашения между Израилем и Палестинской Автономией? Иран? Даже в случае подписания ядерного соглашения, в Израиле это так уж позитивно не воспримут, все равно продолжат волноваться, что муллы в тайне готовят бомбу. Что же по поводу отношений с арабским миром? Большая его часть разваливается или озабочена собственными проблемами. Могут ли выборы быть раскручены вокруг ухудшения отношений с Вашингтоном?

Роль США

И это ведет меня к финальному вопросу о попытках США повлиять на израильские выборы. Соединенные Штаты заявляют о невмешательстве в израильскую политику, а Израиль в свою очередь заявляет, что не вмешивается в американскую. Но это откровенная неправда. В 1991 году (и снова в 1996 году) я был непосредственным свидетелем, когда Вашингтон попытался повлиять на результат, в первый раз с некоторым успехом, во второй — без него.

Когда Шамир был премьер-министром, администрация Джорджа Буша старшего отказала Израилю в жилищно-кредитных гарантиях по причине израильской поселенческой деятельности, в частности, в преддверии мирной конференции в Мадриде, и предоставила их Рабину, как только он стал премьер-министром. Поскольку это произошло даже до объявления выборов, одной из причин поражения Шамира стало мнение, что он неумело управлял американо-израильскими отношениями, и это началось задолго до старта самой кампании.

Второй раз Соединенные Штаты попытались раскачать выборы при Билле Клинтоне, когда Перес соперничал именно с Нетаньяху, на волне убийства Рабина и атак смертников Хамаса. Тогда Соединенные Штаты пытались помочь Пересу, отправив наиболее популярного человека в Израиле — президента Билла Клинтона — на саммит миротворцев в Египте 1996 года, где также присутствовало множество глав арабских государств.

Смысл заключался в том, чтобы показать авторитет Переса, — что он был другом Клинтона, и мог иметь дело с Соединенными Штатами и арабами в трудные времена. Это не сработало, скорее всего, потому что Перес не провел хорошую кампанию, и потому что израильские арабы не пошли на избирательные участки в результате израильской политики в Ливане.

Я могу только представить, какие мысли о новом израильском премьер-министре вертятся в головах американского президента Барака Обамы и госсекретаря Джона Керри. С тем же успехом они могут считать, что вариант ЛКБ — Любой Кроме Биби — стоит усилий. Но ведущие американские лидеры должны предпринимать здесь крайне осторожные меры, прежде чем начнут вмешиваться в израильскую политику. Они могут успешно получить нового премьер-министра, но тот способен оказаться не тем, кто нужен.

Новый опрос общественного мнения показывает, что в качестве лидера правых в Израиле рассматривают Нафтали Беннетта, а никак не Нетаньяху. И принимая во внимание большую серьезность правого крыла, в сравнении с израильским центром, как только пыль выборов уляжется, Биньямин Нетаньяху, в конце концов, может показаться не таким уж и плохим.

delo.ua