конфPolittech.org публикует вторую часть главных тезисов экспертов конференции: «Информационный фронт. Стратегия и тактика войны», инициированной идеологом Free Crimea Тарасом Березовцом.

Первая часть здесь.

Василий Мирошниченко, соучредитель Кризисного медиа-центра

Следует отметить, что тема Крыма несколько отошла на фоне проблемы Востока Украины, и наш долг этого не допускать. Россия, как мы видим, использует мощный информационный ресурс в контексте злоупотребления свободой слова. И это происходит не только на уровне наших государств, но и на международном уровне.

 

Вот пример, РФ весной запустила «программу» пропаганды для таксистов в разных странах мира: когда на их радио постоянно повторялся миф о «неукраинском Крыме». Поэтому, чтобы победить Россию в информационной войне – мы должны использовать любой ресурс, даже соц.сети

Юрий Романенко, шеф-редактор порталу «Хвиля», политический эксперт  

О вторичности информационной политике в Крыму

Проблема Украины лежит в плоскости международных отношений. Украина решит проблему Крыма либо с помощью военных инструментов,  либо с помощью дипломатических инструментов. Либо с помощью сочетания военных и дипломатических инструментов, получая поддержку со стороны западной коалиции.

Поэтому, когда Украина начнет возвращать Крым, она должна находиться в составе этой коалиции, как субъект, способный выполнять свои обязательства и который является полезным для такой коалиции. Следовательно, решение вопроса Крыма лежит в плоскости субъектности Украины. А это требует кардинального изменения и перестройки современного украинского государства, полного его переформатирования и ухода от «второй» Украинской Республики, которая на наших глазах умирает. Это не означает, что Украина как государство умрет вообще.

Появится третья, четвертая, десятая республика, которая уйдет от родовых болезней второй республики. С этой точки зрения, пропаганда и информационная политика в отношении Крыма – вторична. Т.к. никакими информационными атаками и пропагандой мы не сможем решить проблему Крыма, потому что большинство людей находятся под воздействием контрпропаганды и являются «культурной матрицей», которая радостно отнеслась к возвращению Крыма в лоно России.

О жестких мерах в отношениях с Крымом

 

Следует учитывать то, что если мы вернем Крым, эти люди никуда не денутся, эти люди не изменятся. Поэтому, наша политика в Крыму должна быть жесткой и эффективной. Она должна быть направлена на решение задачи управляемости ситуации. Необходимо вывести из всех сфер деятельности тех, кто враждебно настроен к Украине. Мы должны их понизить в гражданских правах: в праве избирать и быть избранными.

Нам необходимо четко определиться, на кого мы будем опираться. Именно на этих людей должна быть направлена «украинская пропаганда». Только эти люди нам должны быть интересны, т.к. именно они станут фундаментом новой системы в Крыму. Можно использовать инструмент СССР, заселить Крым, выделив земельные участки, проукраински настроенным гражданам. К примеру, участникам АТО.

О примере Украины для Крыма

романенко

Лучшим инструментом возврата Крыма является успех Украины в экономической сфере, политической, социальной и т.д. Политика Украины на полуострове должна быть направлена на создание новой евразийской социально – экономической реальности. Сегодня существует очень много интересных, новаторских, прогрессивных проектов, внедрение которых позволит убить миф о счастливой Новороссии.

Необходимо построить в Крыму новый город, с внедрением новейших технических разработок и привлечением иностранных инвестиций. Крым должен всегда быть объектом украинских интересов. Комплексный поход, внедрение инноваций позволит сделать Крым более успешным.

Для постсоветского Крыма Украина должна стать территорией развития и перспектив. Мы должны быть предельно рациональны, предельно органичны и предельно цинично решать экономические проблемы Крыма, а не растворяться в сантиментах.

Юлия Тищенко, глава совета Украинского независимого центра политических исследований

О соревнованиях не за территории, а за «за умы и души»

У меня складывается впечатление, что Украина как государство не проигрывает информационную войну, он ее просто не ведет. Только благодаря всему нашему обществу, работе волонтеров, активистов, общественных организаций мы видим то, что происходит в Крыму. Я не знаю каких-то государственных или крупных частных каналов, специальных ресурсов, которые были направлены на освещение каких-нибудь шагов, что делает украинская власть по отношению к Крыму. Таких шагов очень немного, но они есть.

Нам нужно говорить не только о соревнованиях за территорию, а за соревнования «за умы и души», за сердца людей, которое сегодня есть. Эти соревнования мы можем выиграть, собственно, просто обращая внимание на проблемы и потребности рядовых граждан Украины, проживающих в Крыму.

Об отсутствии единой «крымской политики»

Например, вопросы образования. Кто и как распространяет информацию о путях получения украинского аттестата для выпускников полуострова? Только благодаря активистам информация передается из уст в уста. Государство очень мало для этого делает. Возникает множество вопросов с документами, паспортами, возможностью перевода и перерегистрацией среднего и малого бизнеса, который ищет теневые пути решения проблем, так как на сегодняшний день не является резидентами. В такой ситуации, отсутствия четкой политики, мы создаем еще больше проблем.

О необходимости заявлений МИД Украины относительно нарушений прав человека в Крыму

Нам нужно усиливать внешний информационный фронт, проводить работу с международными организациями. Есть соответствующая риторика. Есть определенные изменения, но нашей власти необходимо быть активнее, хотя бы в реагировании на нарушения прав человека.

Возможно, я невнимательно слежу, но я не вижу никаких заявлений МИД относительно ареста в Крыму активистов революции достоинства. Нужно, чтобы люди, которые остались в Крыму, чувствовали, что они не брошены, что кто-то о них думает, что они имеют хоть какую-то защиту своих прав.

О проблемах коммуникации с Крымом

тищенко

У нас нет регулярных упоминаний о том, что в Крыму происходит. Это проблема коммуникационной стратегии нашей власти во взаимодействии с гражданами. Работать нужно с различными целевыми аудиториями, которые остались в Крыму. Там люди смотрят украинские каналы, там есть интернет, что делает доступными социальные сети.

Нам необходимо в глобальных планах реинтеграции Крыма обращать внимание на приземленные вещи — потребности и проблемы людей, освещения реакции украинской власти на нарушение прав своих граждан.

Сергей Костинский, эксперт Крымского института стратегических исследований

О практических шагах реинтеграции Крыма

Что нужно делать уже сегодня? Хочу акцентировать внимание наших народных депутатов на том, что нужно сделать в сфере информационной политики. Необходимы три принципиальные вещи. 1)  Административная поддержка со стороны государства. У нас ТРК «Черноморская» судится с государством, чтобы вещать — это беспрецедентная ситуация. Необходима поддержка народных избранников, чтобы таких ситуаций не было. Частные инициативы должны получать содействие со стороны государства. Если государство не делает что-то, оно должно создать условия, чтобы это делали другие. 2) Мы говорим о том, что наша проблема – пропаганда. Проблема не российская пропаганда, а сворачивание свободы слова в Крыму.

Если сегодня с чем-то и бороться, то с тем, чтобы при помощи международных посредников мы могли обеспечить возвращение украинских СМИ в Крым. Чтобы они смогли свободно работать на полуострове. 3) Финансирование. Сегодня необходимо актуализировать вопрос поддержки  свободы слова в Крыму в международных донорских организациях и среди международных институций. Необходимо создание новых крымских медиа и поддержка уже существующих украинских СМИ.

О ближайших действиях

костинский1

Что еще нам нужно делать сейчас? Это создать концепцию информационной политики в отношении оккупированных территорий, правила игры, по которым мы должны работать. Мы должны договориться об общем понятийном аппарате, о датах, общей системе оценки событий, этике. Сегодня не могут определить дату начала крымской оккупации – 20 или 23 февраля. Если нам нужно «спрятать» это событие, можно говорить о 20 февраля, т.к. это – День памяти Небесной Сотни.

А начало оккупации Крыма можно считать 23 февраля – день оккупации Севастополя, выборов «народного мэра» и гибели крымскотатарского лидера в 1918 году от рук севастопольских матросов. В этой концепции мы должны задать формат.

О борьбе ценностей в информационной войне

 

Сейчас русская пропаганда задает формат: русский мир против фашизма и всего мира, русский мир опирается на определенные ценности. Свои  ценности должна предложить и Украина. Она должна формировать свою картину мира, основанную на европейских стандартах, европейском мире.

У крымчанина должен быть выбор: европейская цивилизация или русский мир со своей диктатурой, коррупцией и мобилизационным типом экономики. Необходимо заложить основу для пропаганды европейских ценностей. И здесь очень важны объективность, профессионализм и мотивация представителей СМИ, экспертов и политиков.

О работе медиа в Крыму

КостинскийПо поводу работы в медиа-сфере я хотел обратить внимание на следующее. В Крыму надо работать по двум фронтам. На первой линии должны находиться крымские и севастопольские СМИ. Не нужно говорить, что Крым  и Севастополь – одно и то же. Это совершенно разные целевые аудитории. Для чего нужны крымские СМИ. Для чего их надо создавать и финансировать?

Крымские СМИ должны работать на лояльную крымскую аудиторию: это крымчане с европейской идентичностью, это молодежь, это социально активное население, это предприниматели и бизнесмены, которые понимают, что будущее – за глобализацией, за интеграцией в свободное сообщество. У крымчан должна быть возможность говорить о своих проблемах, сообщать новости в прямом эфире.

Это создание эксклюзива для украинских и иностранных СМИ. Это работа над созданием информационного продукта на экспорт. Крымчане сегодня живут в контексте российского информационного поля. Вторая линия информационного фронта – это украинские СМИ, которые сейчас мало включаются в эту работу. При помощи доноров они должны создавать постоянные рубрики или программы посвященные Крыму.

Задача украинских СМИ, у которых достаточно большая аудитория в Крыму, сшивать крымскую и материковую аудитории в одно информационное пространство. В Крыму необходимо заниматься журналистикой, опираясь на европейские стандарты, а не только пропагандой европейских ценностей. Сложившаяся в России ситуация, способствует.

Сейчас происходит ухудшение социальных условий и качества жизни в Крыму, нарастает экономический кризис, развивается цензура, сохраняются проблемы, характерные  и для Украины, это коррупция и неэффективность власти. Люди начинают понимать, что поменяли «шило на мыло». Говоря просто правду, которую крымчане видят каждый день, которую они могут сообщить в объективные (по их мнению) СМИ – это лучший вариант работы с крымской аудиторией.

 Павел Казарин, московский обозреватель «Крым. Реалии»

О борьбе Украины с российской пропагандой

Рассмотрим эффективность действий украинской власти в противостоянии российской пропаганде. Нет никакой борьбы с российской пропагандой. Бюджет телеканала «Russia Тoday» на 2015 год составляет 250 млн. долларов, информационного агентства «Спутник» 100 млн. долларов. «Спутник» вещает на 45 языках. У какого украинского сайта есть англоязычная версия? Какое противодействие в таких условиях? Или вы считаете, что граждане Чехии или другой страны мира открывают  ТСН, Украинскую правду, Левый берег, копируют там новость, вставляют текст в переводчик, переводят на родной язык. Нет. Они заходят на сайт «РИА — Новости», где все уже есть версии на их родном  языке. Всё давно придумали за нас.

Кроме того, для многих западных коллег, информационные события в Украине, по своему медийному весу не отличаются от событий в Судане. Отношение к 13 погибшим во Франции в западной Европе будет неизмеримо больше, чем отношение к десяткам жертв героических украинских воинов, которые жертвуют свои жизни за единую страну.

О восприятии Украины миром

казарин

Давайте снимать розовые очки. Украину воспринимают как страну третьего мира. И отношение к ней такое же. Более того, Россия, в глазах иностранных медиа, тоже не тема №1. Россия тоже гипертрофировано воспринимает свою роль. По факту, это большая полупустая страна. Не стоит жить в заблуждении, что мы являемся для мира темой №1.

О неведении украинской власти

Что касается Крыма. Даже у киевских политиков, в том числе и у Президента Украины, нет понимания того, что на самом деле происходит в Крыму.

Если Президент на пресс-конференции, говорит, что «мы будем яростно наказывать крымчан, у кого есть российский паспорт», значит, он не знает, что у 80% крымчан есть и российские, и украинские паспорта.  И в его окружении нет людей, способных донести до Гаранта эту информацию и оградить его от таких ошибок. Если Первое лицо не знает, что происходит в Крыму, то чего мы хотим от тех, кто должен курировать вопросы информационной политики.

О глупых решениях в отношении Крыма

Все должно быть инструментально. Сегодня в Украине есть точки зрения в отношении того, как стране нужно вести себя в вопросах Крыма. Одни утверждают, что нужно бороться за умы и сердца и т.д. Вторые утверждают, что необходимо сделать так, чтобы содержание полуострова для РФ стало максимально затратным. Крым для Кремля должен стать островом. Объясните, какая логика у транспортной изоляции полуострова? Отменили поезда, автобусы, но при этом, на днях, более 450 фур стояло со стороны Украины на въезде в Крым.

При этом рядовые жители Крыма справиться с транспортной проблемой не могут, а украинский бизнес, который делает деньги на крымском рынке, продолжает их делать.

Если диверсанты захотят пробраться в Херсон, по словам самих же силовиков, они это сделают без проблем. Транспортная изоляция не решает вопросов безопасности, не добавляет лояльности населения Крыма к украинским властям. Она ничего не решает. В стране нет системы понимания, что делать с Крымом, и из-за этого полный разлад.

О Крыме как балласте РФ

Я согласен с моими коллегами, которые говорят, что судьба Крыма напрямую связана с судьбой России: необходимо стремиться создавать ситуацию, чтобы для Москвы, в случае её экономического краха, избавление от Крыма было единственным способом стабилизировать экономику.

Эмоции и мозги – это взаимоисключающие вещи. В Крыму не так все хорошо, как рассказывает Кремль и не так все плохо, как об этом рассказывает Киев.

Елизавета Богуцкая, крымская активистка и блогер

О долгосрочной работе российской пропаганды в «крымском вопросе»

За 23 года независимости политики Украины,  в отношении Крыма,  никогда не была адекватной. То, что Россия войдет в Крым, было вполне ожидаемо. Еще более 7 лет назад в российских СМИ появлялась информация о том, что Крым – это «исконно русская территория, которая должна вернуться в Россию». Сейчас происходит абсолютный коллапс в отношениях между Украиной и Крымом.

 

Об испорченных отношениях Крыма и материковой части Украины

Булат_Нося

Отсутствие транспортного потока усложняет жизнь, в первую очередь,  гражданам Украины, которые по множеству причин остаются там. По информации людей, которые находятся в Крыму, 30% въезжающих фур перегружаются в Джанкое и направляются через Керчь в РФ, львиная доля уходит на содержание Самообороны Аксенова и только лишь малая доля товаров доходят до рядового потребителя полуострова.

Крымчане делают следующий вывод: Украина закрыла вход на свою же территорию населению и вместе с этим она продолжает кормить российского оккупанта в Крыму и за его пределами.  Это не способствует налаживанию отношений между Крымом  и Украиной.

Нельзя согласиться с тем, что о Крыме можно будет говорить лишь, когда Украина наладит свое экономическое положение. Украина только усугубляет отношения с Крымом, а Россия ей в этом помогает: репрессии, создание сложных социальных условий, рейдерские захваты предприятий, что влечет увольнение работоспособного населения.

Людей принуждают к выезду из Крыма, чтобы полуостров стал мощной военной базой РФ. Кремль ведет разрушительную политику в отношении Крыма и тем самым толкает крымчан к мысли о том, что в составе Украины им было лучше.

Марго Гонтар, соорганизатор «StopFake

О пропаганде

Крайне опасно делать контрпропаганду. Ведь сегодня – это нужная и ценная информация, а будет ли она такой завтра, когда война закончится? Мы должны предоставлять много правдивой аргументированной информации. А предоставление информации из источников «желающих остаться неизвестными», такую роскошь могут себе позволить СМИ РФ, но не мы.

гонтар

Нам нужно приложить максимум усилий и умений, чтобы сформировать имидж нашей страны, т.к. на сегодня он практически отсутствует. В информационном пространстве Украины все происходит интуитивно, а нам крайне необходима слаженная работа и координация.

Александр Янковский, журналист и продюсер ТРК «Черноморская»

О способах донесения альтернативной информации крымчанам

Самое основное в этой войне – это информация, то есть, ЧТО мы говорим и то, КАК мы это говорим. Что мы должны говорить – все понимают, а вот как это сделать – непонятно. Стратегии подачи информации у власти нет. Пока что у нас есть больше социальных инициатив.

Есть три очень простых способа, как донести информацию. Это – спутник, кабель и Интернет. Кабель в Крыму невозможен, остальное необходимо использовать. В Интернете поиском украинской информации, как правило, занимаются те люди, которые и так проукраински настроены.

Об информационной изоляции Министерства информации

янковський

Очень жаль, что сегодня здесь нет представителей МинИнф, которые заявляли, что необходимо создавать новый канал для вещания на Крым. Хотел бы им ответить, что такой  телеканал уже есть — это «Черноморка», которая, несмотря на изгнание из Крыма, продолжает вещать на материковой части Украины и бороться за лицензию.

Юрий Смелянский, крымский экономический эксперт «Майдана Иностранных Дел»

Когда мы говорим о контрдействии по отношению к российской пропаганде, мы словно делаем объектом этой контрпропаганды СМИ РФ. А на самом деле, нужно  ориентироваться на жителей Крыма, со своими вкусами, симпатиями и антипатиями.

Если мы хотим поддержать в крымчанах уверенность в  том, что Крым-это Украина, нам необходимо доносить им объективную информацию. Вряд ли можно утверждать, что Украина заботится о деоккупации Крыма, свидетельство тому- новая линия границ, транспортная изоляция (только для кого? ведь фуры продолжают ездить).

смелянский

Должен быть найден баланс интересов власти, граждан и СМИ. Но пока, украинская власть не представляет себе стратегию реинтеграции Крыма.

Дмитрий Золотухин, основатель проекта “Razvedka.in.ua”

О там как вернуть «любовь» Крыма

Каким образом мы можем помочь крымчанам полюбить Украину? В первую очередь – сделать что-то хорошее для них. Что касается результатов социологического исследования (ред. – представлены Free Crimea 4 февраля), думаю, они весьма сбалансированы. Может, не абсолютно точные, но сбалансированы. Думаю, что мнение крымчан будет завить от двух таких себе девайсов – от холодильника и телевизора.

Золотухин

 

Если Украина в их сознании будет ассоциироваться с заполненным холодильником, им будет всё равно, что покажут СМИ РФ. В таком случае, у нас будет шанс. Простите за некую сумбурность моих слов, это от того, что накопилось много вопросов и так мало ответов. Спасибо Тарасу за то, что создал некую площадку для дискуссии.

Эльвира Булат, крымская активистка, переселенка

О том, что Украина должна быть решительней в «крымском вопросе»

Согласна с тем, что  информационной политике Крыма сейчас важно не навредить. Но, в тоже время, первая врачебная заповедь: «Не навреди» не излечила еще ни одного больного. Может иногда необходимо действовать по принципу: «Вижу цель – не вижу препятствий». Наша цель – вернуть Крым. Наша задача – максимально приблизить это день и для этого необходимо проводить грамотную информационную политику в Крыму. Сегодня геноцида в Крыму нет. Согласна.

Но в Крыму есть репрессии, и больше всего против крымских татар. Так случилось, что в Крыму пророссийское большинство. Чтобы уменьшить его, необходимо увеличить проукраинское большинство. Для этого нужно работать информационно. Мы не можем работать вместо правительства, но мы можем говорить и воздействовать на него.

15 лет я прожила в Турции и знаю, что основную информацию Турция получает от ИТАР-ТАСС, которая не подает эту информацию с пользой для Украины. Наша задача – врываться в это пространство любыми способами и на разных языках, чтобы постоянно будоражить общественность Турции. Меджлис делает все, что может, но этого очень мало. Спасибо Тарасу за инициативу. Это очень хорошее, благое дело. Надеюсь, Крым всё-таки будет действительно «free»,но нам необходимо действовать. И никаких поблажек.

Ирина Довгань, украинская патриотка, жертва ДНР

О личном, горьком опытом столкновения с «русским миром»

Я совершенно не профессиональный человек в этом кругу, я такой себе «спонтанный солдат информационного фронта». Так случилось, что волей событий я была «выхвачена» из категории обычных граждан, выжила и вдруг стала медийным лицом. Я мало что понимаю в журналистике, могу лишь рассказать о своих личных впечатлениях.

Я была в ООН с докладом (до сих пор даже не знаю, кто именно оплатил мою поездку, просто позвонила женщина из Израиля и сказала, что билеты куплены ), и чувствовала очень большую ответственность.

мирошниченко

Я постоянно отслеживаю информацию по своему городу, который, к сожалению, находится под плотным колпаком российской пропаганды. Должна отметить, что есть лишь 1% людей, которых можно назвать «упорото пророссийскими», остальные же находятся в состоянии колебания. В какую сторону – зависит и от нас.

Что такое информационное оружие – испытала на себе. В моем родном маленьком городке постарались даже расклеить листовки с информацией о том, будто я разведчица, наводчица украинской армии и благодаря мне, якобы были уничтожены школа и  больница. Жаль, но информационное оружие работает безукоризненно – спустя время в городе незнакомые мне люди даже говорили, что якобы видели, как я закапывала радиоустройство  в детскую песочницу. Результат информационной войны на простом примере, вот как это работает.

Сергей Носенко, менеджер проекта «Free Crimea»

Спасибо «Украинскому кризисному медиа-центру», «Майдану иностранных дел», порталу «Хвиля» и другим нашим гостям за то, что нам удалось наладить сотрудничество. Тем проектам, с которыми мы еще не успели посотрудничать, хочу сказать, что мы полностью открыты, поскольку делаем общее дело. Здесь не может быть слова «конкуренты», только «коллеги», ведь мы объединены одной целью. От имени всей команды нашего проекта хотел бы поблагодарить всех присутствующих  — и участников, и журналистов, которые нашли время присоединиться к нашей дискуссии.

А также, пользуясь случаем, анонсирую, что 19 февраля, в отеле «Hilton», в 11.00 Free Crimea проведет следующую конференцию, которая будет посвящена годовщине оккупации Крыма.

 

 

Анна Макота, Polittech.org