роуханиЭкономический кризис, наступление ИГИЛ и выборы в США стали основными факторами, которые позволили Ирану и Западу договориться. Многие верили, что такая крупная нефтедобывающая страна как Иран имеет иммунитет от западных финансовых наказаний. В Тегеране говорили, что не верят в поддержку экономических санкций Вашингтона со стороны Европы, считая, что в этом случае европейцы потеряли бы энергетическое обеспечение. На самом же деле санкции обернулись трагедией для иранкой экономики. Однако теперь, после трех лет ограничений со стороны Запада, у исламского государства появился новый шанс не только восстановить экономику, но и занять место самого могущественного государства на Ближнем Востоке.

После почти недели переговоров в швейцарской Лозанне министры иностранных дел США, России, Китая и главных стран ЕС вернулись в свои столицы и сообщили о том, что Иран, наконец, сможет сбросить с себя все санкции. Но больше всего ликовал глава иранской дипломатии Мохаммед Зариф. Тысячи иранцев встречали его в аэропорту и в Тегеране, несмотря на поздний вечер.

И это неудивительно, ведь он, возможно, принёс и стране надежду на новый экономический рывок и место самого могущественного государства на Ближнем Востоке. Для этого сложились все предпосылки, нужно было только снять международные санкции с Ирана. И сделать это так, чтобы не уронить престижа своей родины.

 

Фото: EPA/UPG

 

Похоже, эпопея с санкциями против Ирана постепенно заканчивается. В обмен на подписание рамочного соглашения, отменяющего все торговые и экономические ограничения, Тегеран согласился свернуть свою ядерную программу и использовать уже готовое сырьё для атомных бомб в реакторах АЭС. При этом уже к июлю должно быть подписано всеобъемлющее соглашение, которое станет основой для полного снятия санкций.

По словам Томаса Палмера, главы американского аналитического Центра Atlas, именно сейчас в Иране и на всём Ближнем Востоке сложилась очень благоприятная ситуация. «В 2003 году администрация Джорджа Буша проигнорировала стремление Тегерана к международным переговорам. Теперь же времена изменились», — заявил эксперт.

Во-первых, США понимают, что не смогут самостоятельно одолеть джихадистов из»Исламского Государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Они уже потратили более $500 млн. на авиаудары по позициям боевиков в Ираке, но ситуация особо не поменялась. Вашингтон явно не хочет вводить туда сухопутные силы, а никто из союзников в регионе не готов воевать за него. В то же время Иран уже показал, что собирается защитить иракских шиитов независимо от того, одобряют ли это западные страны.

Во-вторых, в 2016 году в США пройдут президентские выборы. И Барак Обама понимает, что его Демократической партии нечем похвастаться во внутренней и внешней политике. Война с терроризмом была неудачной, и унесла из американской экономики более $5 трлн. Более того, этот конфликт породил предпосылки к нестабильности на Ближнем Востоке. В Европе агрессивная политика России привела к кризису в Украине и развалу системы международной политики. Большинство экспертов считают, что Америка слишком устранилась от глобальных дел и пора изменить это. Только такой гигантский успех в переговорах с Ираном может вернуть демократам популярность.

Мохаммед Зариф и госсекретарь США Джон Керри в Лозанне

Фото: EPA/UPG
Мохаммед Зариф и госсекретарь США Джон Керри в Лозанне

 

Наконец, экономика Ирана в последние годы трещит по швам. Из-за санкций экспорт нефти составляет только 10% от потенциального. А финансовые ограничения не дают иностранным инвесторам вкладывать деньги в страну. С 2011 года средние зарплаты в стране упали более чем в два раза. В таких условиях руководству страны пришлось задуматься над тем, как спасти промышленность от полного развала.

Потому сейчас договор очень выгоден все сторонам. Но даже его подписание не означает, что завтра Иран опять войдёт в круг цивилизованных стран. Если ситуация в Вашингтоне или Тегеране изменится — временный мир сразу прервётся.

Исламская эволюция

Сразу же после завершения переговоров несколько больших европейских автопроизводителей выступили с инициативой открыть в Иране линии по производству запчастей. Дело в том, что автопром давал 10% доходов в бюджет страны, но в последние несколько лет потерял 70% своего развития, потому что санкции запрещали завозить в Иран запчасти. Нефтяные компании также заявили, что готовы начать работы на богатых залежах Ирана, чтобы уже вскоре нарастить его экспорт на 50%.

Для страны, где инфляция в 2014 году, по данным ООН, составила более 15%, это может стать спасением. Дело в том, что сейчас Ближний Восток уже не кажется хорошим местом для инвестирования. Значительная часть стран там охвачена волнениям или гражданскими войнами. И только Иран имеет сильную власть, которая способна подавить любые действия оппозиции. Что касается несоблюдения демократических норм, то никто на Западе не станет обращать на это внимание.

По мнению Питера Мансура из университета Огайо, если ли бы не ядерная программа Ирана, то стороны уже давно бы подписали мирное соглашение. «Мало уже кто помнит фанатичное восстание Аятолы Хомейни, когда штурмом взяли посольство США в Тегеране. Сейчас сами иранцы не любят говорить об этом», — говорит эксперт. По его мнению, изоляция привела к постепенному пересмотру не только экономических, но и политических ценностей.

Это прежде всего отразилось в новом курсе президента Хасана Рухани, который был избран в 2013 году. Его предшественник, харизматичный Махмуд Ахмединеджад, любил говорить о зле капитализма и о том, насколько США прогнили. Но с началом экономического кризиса и ростом цен на нефть, такая политика стала непопулярной, так как Тегеран, который имеет вторые в мире разведанные запасы энергоносителей, вынужден был занимать только 8 строчку в рейтинге ОПЕК среди стран-импортёров этого ресурса, и добывать в десятки раз меньше, чем Саудовская Аравия. Особенно это злило Тегеран в условиях, когда нефть стоила $150 за баррель и выше. Потому высшее духовное руководство Ирана, которое в действительности и правит страной, решило пойти на компромисс с Западом. Для этого умеренный реформатор Рухани несколько раз ездил в Европу и пытался выторговать смягчение санкций.

 

Хасана Рухани на сессии ООН в сентябре 2014 г.

Фото: EPA/UPG
Хасана Рухани на сессии ООН в сентябре 2014 г.

 

При этом Иран до последнего не хотел отказываться от своей ядерной программы. Некоторые специалисты считают, что эта страна уже создала небольшое количество ядерных боезарядов (до 20 единиц) и теперь готова уступить давлению ЕС и США. Тем более, что сами Брюссель и Вашингтон очень хотят этого.

Новый союзник

В Америке больше всего компромисс с Ираном порадует Хиллари Клинтон. Именно она должна стать основным кандидатом от демократов на будущих выборах. Пока политика Барака Обамы только портила ей рейтинг, теперь же всё может быть по-другому. Открытие исламской республики для мира будет огромным дипломатическим успехом, и у демократов появятся аргументы для споров со своими политическими оппонентами.

Понятно, что экономически это не сильно повлияет на промышленность США. Но это и не нужно, после кризиса Штаты медленно, но верно восстанавливаются. В этом году, по данным The Economist Intelligence Unit, рост ВВП составит более 3%. И это на фоне Европы, которая всё пытается выйти из рецессии.

Американским избирателям не хватает великих свершений в мире. Война с терроризмом вроде бы закончена, но Белый Дом никак не может вывести своих солдат из Афганистана, так как боится возвращения к власти талибов. А значительную часть Ирака контролируют террористы из ИГИЛ. Традиционные союзники на Ближнем Востоке — Израиль и Саудовская Аравия — в последнее время не оправдывают надежд — Тель-Авив больше думает о внутриполитической борьбе, а Эр-Рияд вообще подозревается в спонсировании ИГИЛ. Более того, в последнюю неделю Саудовская Аравия начала военную интервенцию в соседний Йемен, чтобы помешать повстанцам свергнуть местного президента. Интересно, что раньше в Эри-Рияде говорили, что у них нет сил воевать с ИГИЛ в Ираке, а тут нашлось более 100 самолётов и 150 тысяч солдат.

Потому новый союзник в регионе очень не помешал бы Америке. Тем более Иран, где правят мусульмане-шииты, чувствует себя неуверенно в регионе, где у власти другая ветвь ислама — сунниты. Это вынуждает Тегеран быть более сговорчивым. Кроме того, сами джихадисты провозгласили, что намерены уничтожать как неверных, так и всех шиитов. Это угрожает Ирану, потому интересы Вашингтона и Тегерана тут совпадают.

Если новые союзники смогут побороть террористов достаточно быстро, то это укрепит позиции США в мире. С другой стороны, часть районов Ирака могут перейти к Тегерану. Но даже сейчас Багдад уже не контролирует их, потому это приемлемая цена.

Наконец, этот союз не даст Ирану пойти на сближение с Россией, которая открыто бросила Западу вызов и пытается перекроить карту Европы. Таким образом, у Москвы на Ближнем Востоке останется только один преданный союзник — сирийский президент-изгой Башар Асад.

 

Фото: EPA/UPG

 

Тернистый путь

После триумфального подписания рамочного соглашения в Лозанне эксперты говорят, что ситуация с санкциями может быть не столь простой, как кажется.

Во-первых, не понятно, с какой скоростью будут сняты ограничения и что именно отменять сначала. К примеру, на территории Ирана не работает платёжная система Visa, и в Тегеране очень хотят восстановить её, но в самой компании заявляют, что на это уйдёт время. Кроме того, не понятно, как именно будет разоружаться Иран.

По данным МАГАТЭ, там сосредоточенно более 10 тысяч килограммов урана, который можно использовать для ядерного оружия. По предварительным данным, договор в Лозанне предполагает сохранить лишь 367 килограмм урана. Куда денется остальное — не ясно.

Во-вторых, у договора есть сразу два лагеря противников. Первый — Конгресс США. Его контролируют республиканцы, которые всегда подозрительно относились к предложениям Ирана о мире. Тем более, что в этой партии сильно израильское лобби. А в Тель-Авиве очень боятся, что Ирану позволят оставить у себя уран и снимут санкции. Потому республиканцы могут заблокировать этот договор. «И даже тогда репутация президента не пострадает. Он обвинит оппозицию в срыве мирного плана. Другой вопрос, что это значительно усложнит мир между странами», — считает Дениэл Роак из Института САТО.

Другими антагонистами мира могут стать клирики из правящей верхушки Ирана. Пока не понятно, какие именно настроения там победят. Если это будет более воинственна группа, которая захочет получить большую часть земель Ирака, то переговоры не будут ничего стоить.

Наконец, не понятно, как именно мировая общественность будет контролировать разоружение Ирана. Ранее несколько договоров разбились о его нежелание пускать инспекторов на свои ядерные объекты. Потому, в Швейцарии был сделан первый шаг, но, чтобы увидеть всю дорогу, нужно подождать до лета.

Левый берег