Donald-Trump-prezidentЛозунг Трампа «сделаем Америку снова великой» направлен на тех, кто недоволен внешней и внутренней политикой США. Отвращение к государству и традиционными политикам обрушилось как летний торнадо на президентскую гонку
Самолюбие как стратегия

Республиканцы и демократы, проходя длительный процесс выбора кандидата для президентских выборов следующего года, сталкиваются с одним и тем же вопросом: будет ли продолжать доминировать нынешнее настроение анти-истеблишмента (и даже анти-политики) в президентской гонке?

В первый раз День Труда (первый понедельник сентября) не стал поворотной точкой для президентской кампании. Но общая тематика уже обозначена: отвращение к государству и традиционными политикам обрушилось как летний торнадо на президентскую гонку, сметая кампании тех, кто казались серьезными претендентами.

Для республиканцев такое восприятие, конечно, не стало сюрпризом, учитывая их устойчивый дрейф вправо и последовательную неприязнь к президенту США Бараку Обаме. Но это устраивало и состоятельного, шумного хвастуна, который, ворвавшись в президентскую гонку, атаковал обычных политиков, называя их «глупыми» и настаивая на том, что он в одиночку сможет сделать все, что так необходимо американскому обществу.

Те, кто считал Дональда Трампа «шутом», не смогли предугадать, что он проницательно считал дух Республиканской партии и точно знает, куда втыкать нож в конкурентов. Его описание бывшего губернатора Флориды Джеба Буша как человека с «низким количеством энергии» нанесло реальный ущерб кандидату, которого многие считали — даже до того, как он официально вступил в гонку — фаворитом.

«The Donald» (ни у кого нет прозвища лучше, чем у бывшей телезвезды), объяснил привлекательность своей кандидатуры как для американского патриотизма, так и для потаенных мыслей американцев. Его лозунг «Сделаем Америку снова великой» направлен на тех, кто недоволен, что США больше не может диктовать свою волю во все более запутанном мире.

Для них, как и для Трампа, во всем виноват Обама: он не отстаивает претензии США перед иностранными лидерами (Биньямин Нетаньяху может не согласиться); он вывел войска из Ирака слишком рано (хотя график был установлен его Республиканским предшественником); он даже «извиняется» за поведение Америки.

Трамп подыгрывает настойчивым течениям расизма и нативизма американцев: он клянется как-то найти и депортировать около 11 миллионов незарегистрированных мигрантов и укрепить границу США с Мексикой, построив стену, которую оплатит Мексика. Его поразительное самолюбие (ведь все, что он делает, это «выдающийся, великий, потрясающий» поступок) является одновременно его визитной карточкой и его стратегией.

Традиционные политики против плутократов

Примерно в середине августа, в то время как рейтинг Трампа рос даже после публичных заявлений, которые бы сбили с ног «простых смертных» кандидатов, мудрецов вдруг осенило, что Трамп — это не просто летнее увлечение. Стало очевидным, что он может выиграть первый номинальный тур — дебаты в штате Айова, и что он уже ведет во втором штате, в Нью-Гэмпшире, а также и в других штатах. И, хотя это уже совсем не смешно, вполне может стать кандидатом от республиканцев.

Правда, настроение «анти-истеблишмента» во время этой избирательной кампании не ограничивается республиканцами. Социалист Берни Сандерс и плутократ Дональд Трамп отвечают одному тренду. Говоря ясными, повествовательными предложениями, Сандерс описывает идеалистическую концепцию государственной политики, которая привлекает очень многих людей к растущему левому крылу Демократической партии.

Напротив, Джеб Буш и предполагаемый кандидат демократов, Хиллари Клинтон, воплощают традиционную политику. Оба предельно собраны, осторожны и взвешены в своих высказывания, пока Трамп и Сандерс, как кажется, говорят вещи «как они есть».

Сандерс использует популярное у многих разочарование компромиссами, сделанными американскими лидерами, включая центристского Билла Клинтона.

Хиллари Клинтон, пытаясь сократить разрыв между двумя крыльями Демократической партии, все больше наклоняется влево, в то время как Сандерс собирает толпы сторонников, чего ей еще предстоит достичь. Кроме того, ее кампания изо всех сил пытается избежать сложностей, связанных с информацией о том, что она занималась официальной деятельностью, используя частный адрес электронной почты во время своего пребывания на посту госсекретаря в администрации Обамы.

Вне законов политической гравитации

Между тем, политике Трампа среди республиканцев симпатизирует все большая аудитория: умеренные и консерваторы, образованные, евангелисты, мужчины и женщины. Сюда же относятся и экстремисты: в июне Трамп был одобрен ежедневной газетой The Daily Stormer, крупнейшим в Америке сайтом новостей для неофашистов.

А когда двое ультраправых активистов избили бездомного латиноамериканца в Бостоне, один из них заявил, что они действовали во имя Трампа, то кандидат отметил, что некоторые его последователи очень «пылкие». Опрос сторонников Трампа показал, что 66% из них считают Обаму мусульманином, а 61% полагают, что он родился не в США (претензия, которую Трамп продолжал предъявлять даже после того, как эта информация была опровергнута).

Ближайший соперник Дональда Трампа от республиканцев — Бен Карсон, известный нейрохирург, тоже не имеет никакого политического опыта, и делает странные заявления. Но Карсон говорит их тихо, может быть поэтому его рейтинг в Айове выше, чем у остальных конкурентов от республиканцев (в одном из опросов он даже достигает Трампа).

Карсон говорил, например, что люди попадают в тюрьму гетеросексуалами, а выходят гомосексуалами. Или, что Америка ведет себя как фашистская Германия, подавляя чуждые ей идеи и своих противников; или что президент не должен исполнять недавнее эпохальное решение Верховного Суда об узаконивании однополых браков.

Трамп и Карсон, наряду с двумя другими кандидатами, которые в гонке выступают как политические аутсайдеры — Тед Круз, сенатор от штата Техас, и бывший генеральный директор Hewlett-Packard Карли Фиорина — в настоящее время имеют около 60% поддержки среди республиканцев Айовы. Буш и остальные, включая Рэнда Пола, Скотта Уокера, и Марко Рубио — все когда-то любимцы политической прессы — отстают. Чтобы сократить разрыв, некоторые, особенно Уокер, угодили в капкан, сфокусировавшись лишь на попытках обыграть Трампа.

Но только один Трамп и его кандидатура вызывает приступы гнева со стороны чиновников Республиканской партии, особенно с учетом открытой враждебности его предвыборной кампании по отношению к латиноамериканцем в США.

После переизбрания Обамы в 2012 году, лидеры республиканской партии заказали исследование, которое показало, что следующий кандидат должен будет выиграть больше латиноамериканских голосов, чем когда-либо, чтобы завоевать Белый дом. Сейчас мало шансов, что партия добьется этого, если Трамп будет ее знаменосцем.

Пока что Трамп бросает вызов законам «политической гравитации». Но существует возможность, что его кандидатура провалится, если некоторые соперники выйдут из политической гонки и заставят своих сторонников (богатых покровителей) кристаллизоваться вокруг кандидата, которого они посчитают более реальной альтернативой. Это было бы облегчением для лидеров Республиканской партии, которые недавно получили обещание от Трампа (которое, конечно, легко отменить), не начинать независимую президентскую кампанию, если партия его не выдвинет.

В то же самое время, у обеих партий есть все основания нервничать. Избирательные показатели Сандерса сейчас значительно опережают Клинтон в Нью-Хэмпшире. Серьезные комментаторы уже начали спекулировать на том, что американцам в конечном итоге будет предложено выбрать между Сандерсом и Трампом.

РБК