vybory_gd2016В воскресенье состоялись российские парламентские выборы, которые войдут в историю, прежде всего, как голосование с рекордно низкой явкой: на выборы в нижнюю палату Федерального Собрания Российской Федерации с 450 местами пришло меньше половины законных избирателей, а в Москве и Санкт-Петербурге — около 20%. То, что половина российских избирателей осталась дома, это результат продуманной кремлевской политической стратегии, когда выбирать не из чего. 

Оппозицию практически вытеснили из предвыборного процесса: например, их 70 партий трудную регистрацию удалось преодолеть всего 14, а Партия прогресса самого популярного российского оппозиционера Алексея Навального не была официально зарегистрирована из-за условного срока Навального за мнимую растрату. В пятницу, за два дня до голосования, популярного активиста Марка Гальперина отправили на пять дней в тюрьму за то, что недалеко от Кремля он стоял с транспарантом «Мы против коррупции!».

Качественных предвыборных публичных дебатов быть не могло, потому что выборы перенесли с декабря на сентябрь, период после летних каникул, и кампания основывалась на простых патриотических лозунгах, была очень короткой и невыносимо скучной. С гораздо большим интересом российские телезрители смотрели в то же время забористые репортажи об американских выборах, раскрывающие все нюансы скрытой болезни и нетрадиционные эротические предпочтения Хиллари Клинтон, а также причины беззаветной любви Дональда Трампа к России и лично российскому президенту Путину.

Отгадайте, за какими выборами следили больше. Удивляться нечему. В отличие от американских, с точки зрения политики выборы в российскую Государственную Думу не представляют из себя практически ничего. Они лишь декоративное обязательное упражнение, имитация легитимности режима, игра в демократию и последнее серьезное испытание избирательной машины перед главными выборами — президентскими, которые будут через полтора года.