трампЕго унижение в связи с программой здравоохранения, несомненно, будут долго смаковать. Но не стоит забывать — то, что мы узнали о «Рашагейте» на этой неделе, будет иметь весьма серьезные последствия

Ложь представителей команды Трампа уже выходит им боком, и тучи начинают сгущаться.

Чем больше новой информации всплывает на поверхность, тем сложнее становится отрицать, что в период предвыборной кампании «соратники» Дональда Трампа контактировали с агентами российских спецслужб или с их посредниками, чтобы согласовывать публикацию данных, оказавших губительное воздействие на предвыборную кампанию Хиллари Клинтон. И речь идет вовсе не об объяснении в духе бритвы Оккама — объяснении странной сети связей между Трампом, членами его семьи и людьми, так или иначе связанными с Россией. Речь идет о сути расследования ФБР, которое сделало 45-го президента США уникальным в американской истории — своеобразным сплавом Дика Никсона и Алгера Хисса (Alger Hiss).

На этой неделе, на открытом слушании в Конгрессе директор ФБР Джеймс Коми (James Comey) подтвердил, что его агентство действительно проводит расследование. Он и директор АНБ еще раз подтвердили и несколько раз повторили упрямым республиканским членам комитета Палаты представителей по вопросам разведки, что цель вмешательства России в президентские выборы 2016 года состояла в том, чтобы помочь Дональду Трампу, а не в том, чтобы просто потренироваться в публикации фейковых новостей на Reddit, Facebook и 4Chan.

Считается, что ФБР также ведет расследование в отношении четырех людей, которые были связаны с кампанией Трампа: это давний советник Трампа Роджер Стоун (Roger Stone), бывший глава предвыборного штаба Трампа Пол Манафорт (Paul Manafort) (в отношении него ведется сразу несколько расследований, в том числе по обвинению в отмывании денег, связанному с его темными делами на Украине и на Кипре), а также советники Трампа по вопросам национальной безопасности Майкл Флинн (Michael Flynn) и Картер Пейдж (Carter Page).

Все это либо является чередой невероятных совпадений, либо эти люди представляют собой свидетельства достаточно масштабного заговора, спланированного группой американцев, решивших сотрудничать с враждебным иностранным режимом, чтобы склонить чашу весов в пользу своего кандидата. Это своего рода проникновение в Уотергейт на современный лад, приправленное тем, что историк Дуглас Бринкли (Douglas Brinkley) назвал «привкусом государственной измены».

В конце этой недели Нуньес еще больше осложнил сюжет «смены темы», превратившись из главного следователя Белого дома в его посыльного. На этой неделе он выступил перед журналистами, заявив, что он лично видел доказательства того, что членов переходной команды Трампа держали под наблюдением. Нуньес также заявил, что, прежде чем выступить перед прессой, он отправился в Белый дом, чтобы поделиться этой информацией с президентом — другими словами, с потенциальным объектом расследования ФБР. Однако добавив новую скандальную порцию информации в запутанную историю «Рашагейта», Нуньес нанес удар по собственному авторитету и авторитету своего комитета. Спустя несколько дней он уже не смог подтвердить свое заявление о том, что ему доподлинно известно, что разведывательное сообщество Обамы вело слежку за членами команды Трампа.

Несмотря на тот факт, что Нуньес подчинил себя и свой комитет интересам оскандалившегося Белого дома, эта его уловка не принесла никаких результатов.

Несмотря на отчаянные попытки Белого дома отречься от него, Манафорт, который был не просто чужаком или обычным «добровольцем» Трампа, владеет апартаментами на 43-м этаже Башни Трампа, находясь в непосредственной близости — в физическом и историческом смыслах — от Трампа. Манафорт, который, по словам Нуньеса, согласился дать показания перед комитетом Палаты представителей по делам разведки и перед его аналогом в Сенате, — это скорее меч, занесенный над Белым домом, а не щит. Если ему будет угрожать тюремный срок за его финансовые махинации, останутся ли у него какие-либо стимулы для того, чтобы продолжать защищать Трампа и его дружков? Я не прокурор, но, если бы я им была, Манафорт стал бы первым человеком, которому я предложила бы сделку. После него я обратилась бы к другим отвергнутым помощникам Трампа, которые тоже, возможно, скоро выступят перед Конгрессом: Картеру Пейджу и Роджеру Стоуну.

Белый дом нашел удобную марионетку в лице Нуньеса, бывшего рядового члена Конгресса, унаследовавшего ферму в Калифорнии, который внезапно дорос до председателя комитета Палаты представителей по делам разведки, несмотря на полное отсутствие опыта в сборе разведданных, обеспечении исполнения закона и законах вообще. Однако, несмотря на весь шум, Нуньес не сможет бесконечно покрывать администрацию. Его уловка с «секретной информацией» на этой неделе, возможно, спровоцировала неизбежный рост внимания к деятельности комитета и, что еще хуже, к специальному прокурору. А большинство людей, вероятнее всего, замешанных в заговоре против Хиллари Клинтон, не входят в состав администрации и потому лишены привилегий представителей исполнительной власти. Их единственного потенциального защитника, генерального прокурора Джефферсона Сешнса (Jefferson Sessions) заставили отстраниться от расследований из-за его собственной лжи касательно связей с Россией.

Независимо от того, насколько упорно его команда и его помощники в Конгрессе стараются сменить тему, Раша-гейт остается главной проблемой администрации Трампа. Этот скандал лишает Трампа не только части его легитимности, но и части морального авторитета, предоставляющего ему право отдавать приказы республиканцам Конгресса, угрожать им, если они не выполняют его волю, и убеждать их поддерживать его программу. (В качестве доказательства можно привести резкое свертывание его попыток и попыток Пола Райана (Paul Ryan) упразднить систему здравоохранения Обамы и заменить ее сокращением налогов для богатых и дотациями страховым компаниям.) Трамп очень быстро теряет поддержку своего электората, если не считать самых убежденных его сторонников, которые отказываются видеть в нем шарлатана независимо от того, что он говорит или делает.

В настоящий момент Дональду Трампу стоит волноваться по множеству поводов.

Если Манафорт или кто-то еще из его покинутых сторонников выступит против Трампа, чтобы спасти себя, и если крохотная струйка разоблачений, касающихся предвыборной кампании, вдруг превратится в настоящий поток, «Рашагейт» может положить конец его президентству и заставить руководителей Республиканской партии как минимум пригрозить ему импичментом.

Если сторонники Бэннона решат начать войну против Пола Райана из-за провала программы здравоохранения, а республиканцы на Капитолийском холме решат сделать ставку на стабильность и предсказуемость президента Пенса, импичмент может оказаться не просто угрозой.

Если избиратели Трампа проявят недовольство после того, как Трамп встанет на сторону Райана и попытается лишить их программы здравоохранения, республиканцы могут заплатить очень высокую цену на выборах 2018 года и, возможно, даже лишиться того полного контроля в Конгрессе, которым они пользуются сейчас.

Или же — в случае развития событий по наиболее унизительному для Трампа сценарию — если русские решат, что их обманули и их марионетка больше не может продвигать интересы Москвы, мы, вполне вероятно, узнаем истинное значение слова «компромат», потому что та российская машина, которая поставила Трампа на пост президента, способна использовать утечки и против него.

INOSMI