мэйО том, что Британии не избежать досрочных выборов после референдума по выходу страны из ЕС, говорили многие. 

Такой вариант не исключали и мы. Правда, до нынешней весны многие склонялись к мнению, что досрочные выборы — это лучший способ для того, чтобы нивелировать результаты референдума о BREXIT от 23 июня 2016 года. Но после того как 29 марта 2017 года процедура выхода Великобритании из Евросоюза уже де-юре запущена, досрочные выборы, объявленные Терезой Мэй 18 апреля, заставляют по-иному взглянуть на возможные последствия голосования на выборах нового британского парламента.

Если бы все шло по плану, очередные выборы в Великобритании состоялись бы лишь весной 2020 г. То есть у Терезы Мэй было достаточно времени, чтобы до конца своего текущего мандата завершить процесс выхода Соединенного Королевства из ЕС. На эти переговоры у нее есть два года. Однако Мэй сочла, что досрочные выборы в текущем году дадут ей дополнительные полномочия на продолжение политики, которой придерживалось консервативное правительство страны в последние годы. Победа на досрочных выборах, назначенных на 8 июня, даст Терезе Мэй и британским консерваторам возможность укрепить свои политические позиции. Или, как сказала сама Мэй в обращении к нации по поводу досрочных выборов, это позволит «укрепить стабильность» в стране, расколотой пополам, даст народу уверенность, а государству — новых лидеров.

В таком случае следующие выборы можно будет не проводить до 2022 года. И это создаст для британского правительства запас прочности в том случае, если процесс Brexit пройдет по «жесткому сценарию» — вплоть до полного разрыва отношений с ЕС, без договоренностей. Или если Лондон будет вынужден действовать по плану Брюсселя, когда следующие два года будут вестись переговоры лишь об условиях выхода Британии из ЕС, а формирование будущих отношений с Лондоном Евросоюз начнет рассматривать уже после марта 2019 г. Как известно, британское правительство настаивало, чтобы процесс переговоров о выходе страны из ЕС и формирование будущих отношений Лондона с Европой шли параллельно. Лидеры ЕС решительно отказались от такого подхода, и теперь некоторые аналитики даже полагают, что Мэй вовсе не собирается сохранять с Евросоюзом «сердечные отношения» после того как, «бракоразводный процесс» завершится.

Британские СМИ пишут, что в случае победы кабинет Терезы Мэй будет менее зависим от позиции нескольких десятков парламентариев, когда потребуются голосования подавляющего большинства депутатов для принятия решений, связанных с переговорами о выходе Великобритании из ЕС. Также можно предположить, что новый состав британского парламента от Консервативной партии будет настроен на более решительные действия в отношениях с ЕС, если переговоры пойдут не так, как хочет Лондон.

В нынешнем составе британского парламента у консерваторов 330 голосов, у лейбористов — 229. Согласно последним опросам общественного мнения в стране, консерваторы смогут летом получить более 40% голосов избирателей. Это означает, что консерваторы ныне имеют в Великобритании самый высокий уровень поддержки с 1991 г. На данный момент они на 20% опережают лейбористов.

По словам самой Мэй, она приняла решение о досрочных выборах после нескольких дней обдумывания и консультаций с ближайшими советниками. Поэтому решение о проведении выборов стало для всех неожиданным. Но, что важно, сразу стало понятно: большинство членов нижней палаты британского парламента были готовы к такому развитию событий. Уже 19 апреля она дала необходимые две трети голосов депутатов в поддержку выборов. За проголосовали 522 парламентария, против — лишь 13.

Лидер Лейбористской партии Джереми Корбин также поддержал проведение досрочных выборов, сказав, что Британия должна в результате голосования 8 июня получить правительство, отражающее мнение большинства. Он заявил, что в ходе выборов его партия представит эффективную альтернативу действиям нынешнего правительства, которое не смогло поддерживать экономику и высокие стандарты жизни для британцев, сократило расходы на образование и здравоохранение. В центре их критики будут провалы в действиях консерваторов за годы с момента последних выборов в 2015 г.

Впрочем, всем понятно, что главным вопросом предстоящих выборов будет отношение к Brexit. Стоит отметить, что лейбористы говорят не о том, что попытаются остановить процесс выхода из ЕС, а лишь о том, что предложат иную стратегию выхода. Это может лишить их поддержки части избирателей, которые продолжают настаивать, что стране следовало бы остаться в составе ЕС. Оппозиция теперь давит на то, что кабинету консерваторов не удалось достичь национального консенсуса по вопросу Brexit, и даже наоборот: противостояние в обществе по этому вопросу возрастает. И потому задачей лейбористов на предстоящих выборах будет предложить такую повестку дня отношений с ЕС в нынешних условиях, чтобы она была понятна и поддержана большинством граждан страны. Они также выступают за сохранение и гарантии прав гражданам стран ЕС в Великобритании.

В свою очередь, либеральные демократы во главе с Тимом Фарроном рассматривают выборы ни больше не меньше как второй референдум по вопросу о будущем Великобритании в Евросоюзе или вне его. Правда, после решения правительства Мэй о формальном запуске процесса выхода страны из ЕС их позиция теперь имеет нюансы.

Тим Фаррон заявил, что досрочные выборы дают шанс изменить траекторию движения страны. «Если вы хотите избежать жесткого выхода из ЕС и сохранить Британию в системе общего рынка, хотите, чтобы страна оставалась открытой, толерантной и объединенной, — это ваш шанс. Только либеральные демократы могут остановить консерваторов на пути к получению большинства», — сказал он.

По данным из партийных источников, либеральные демократы готовились к досрочным выборам, по крайней мере, уже год. Расстановка их потенциальных кандидатов на выборах по округам началась еще до референдума о Brexit. «Примерно 300 кандидатов уже определены», — сообщили в партийном офисе.

Впрочем, сразу появились и критики правительственного решения о досрочных выборах. Они полагают, что Мэй не следовало объявлять выборы, опираясь лишь на данные о популярности консерваторов. Она должна была принять во внимание также другие факторы. В частности, своим решением она только усиливает стремление Шотландии и Северной Ирландии к независимости. Она дает понять, что не хочет слышать голоса тех граждан (а их почти половина страны), кто хотел бы сохранения членства Великобритании в ЕС. Досрочные выборы, в представлении Терезы Мэй, должны принести ее партии ошеломляющую победу, большинство в палате представителей и свести влияние оппозиции к минимуму. Однако в нынешних условиях раскола страны — это, очевидно, сложная задача. Но и не столь уж невозможная.

«Тори заняли радикальную позицию, стремясь положить конец любой оппозиции в Вестминстере, если они победят на выборах», — считает первый министр Шотландии Никола Стерджен. По ее словам, досрочные выборы были объявлены Мэй для того, чтобы отвлечь внимание избирателей от назревающего коррупционного скандала, связанного с финансированием предвыборной кампании Консервативной партии в 2015 году. Лидер Шотландии считает, что политический курс, избранный лидером Консервативной партии, должен стать тревожным звоночком для всех жителей Шотландии, в большинстве своем проголосовавших за то, чтобы остаться в ЕС. Как известно, на этом фоне в Эдинбурге начали готовить новый референдум о независимости Шотландии, который может состояться как раз в разгар переговоров Лондона и Брюсселя о разрыве отношений — в период с осени 2018-го до весны 2019-го. На данный момент лишь 26% жителей Шотландии поддерживают идею независимости, а 46% говорят, что проигнорируют референдум. Вот почему для Стерджен досрочные выборы — не очень приятный сюрприз от Мэй. Шотландцы будут голосовать за выборы общего британского парламента, и Лондон будет в полной мере использовать выборы, чтобы минимизировать политическое влияние шотландских националистов. На данный момент в Палате общин депутаты от Шотландской национальной партии имеют 56 мандатов, что дает ей право называться третьей по величине политической партией страны. Поэтому досрочные выборы британского парламента для сторонников Стерджен станут новым испытанием на пути к референдуму, который может покончить с многовековым британским единством.

Новая предвыборная кампания лишь добавила турбулентности в политическую жизнь Британских островов, которая и без того бурлит в последние годы. И хотя далеко не все британцы считают, что такой шаг оправдан, после референдума о Brexit, ставшего поражением как для консерваторов, так и для лейбористов Британии, сегодня, пожалуй, нет иного выхода, чтобы вернуть уверенность во властные коридоры Лондона.
Зеркало недели