РоуханиИРаисиВ пятницу в Иране пройдут президентские выборы, интрига на которых, похоже, сохранится до последнего. И реформистские силы, и консерваторы имеют шансы на успех. Оба лагеря сейчас делают все возможное, чтобы добиться победы уже в первом туре.

Интересно, что бывший лидер Ирана Махмуд Ахмадинежад к выборам допущен не был.

Основная борьба развернется между действующим президентом Ирана Хасаном Роухани и сторонником «жесткой линии» Ибрагимом Раиси.

Некоторые в Иране шутят, что это будет борьба «белого» с «черным», поскольку Роухани носит белую чалму, а Раиси — черную.

В 2009 году выборы президента закончились массовыми акциями протеста, с жертвами и сотнями арестов.

Президент является высшим выборным должностным лицом в Иране и главой исполнительной власти.

Кто такой Эбрахим Раиси?

Раиси — консервативный священнослужитель и «сеид» — так в шиитской традиции называют тех, кто ведет свою родословную непосредственно от пророка Мухаммеда. Ему 56 лет.

Он ученый-богослов и сторонник жестких мер. Раиси сделал успешную карьеру в юриспруденции, уже в 25 лет став заместителем главного прокурора Тегерана. В 1988 году он был одним из четырех судей, заседавших в так называемых «комиссиях смерти».

Эти комиссии приговорили к казни более четырех тысяч политических заключенных.

В 2010 году Раиси лично отвечал за казнь девяти демонстрантов.

Считается, что его поддерживает духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи.

Раиси не часто упоминается в государственных СМИ Ирана.

Зато его кандидатуру активно обсуждают в иранском сегменте соцсетей и на персидских телеканалах, базирующихся за пределами Ирана.

Кто такой Хасан Роухани?

Ключевое слово в политическом лексиконе Роухани — умеренность.

Он был избран президентом Ирана в 2013 году, пообещав покончить с международной изоляцией страны и создать свободное общество.

Через два года правительство Ирана заключило историческое соглашение с шестью мировыми державами, согласно которому Иран согласился частично свернуть ядерную программу в обмен на отмену экономических санкций.

В ходе кампании Роухани опирается на поддержку реформистов во главе с экс-президентом Мохаммадом Хатами, которого в период нахождения у власти (1997-2005) порой называли «иранским Горбачевым».

«Несмотря на проблемы, сложности и бремя ожиданий, правление Роухани было очень успешным. Голосуя за него, мы голосуем за свободу мысли, правосудие, диалог, обеспечение прав граждан, социальную справедливость», — заявил Хатами.

Он также отметил заслуги Роухани в борьбе с инфляцией, которая за годы правления президента сократилась с 40% до 9,5% в год.

Роухани — высокообразованный шиитский богослов и правовед. Защитил докторскую диссертацию в Каледонском университете в Глазго.

Владеет арабским, английским, французским, немецким и русским языками.

Что значат выборы в Иране для России?

Итоги голосования зададут тон политическим дебатам в Иране на ближайшие несколько месяцев. Но это вряд ли отразится на отношениях Тегерана и Москвы.

Во-первых, президент — это не самое важное лицо в стране.

Большей властью обладает Верховный лидер Ирана, под контролем которого находятся вооруженные силы, судебная система, государственное телевидение и другие ключевые правительственные организации. Верховный лидер определяет и внешнюю политику страны.

При этом контакты Тегерана с Москвой идут на различных уровнях и по широкому кругу вопросов, поэтому влияние каждого конкретного политика на состояние двусторонних отношений весьма лимитировано.

Военная часть иранско-российского сотрудничества контролируется Корпусом стражей исламской революции — самой мощной военной машиной Ирана. Нет никаких признаков того, что в их политике намечаются какие бы то ни было изменения.

Во-вторых, как отмечают эксперты, Россия готова к любому результату выборов.

«Возможная победа радикалов приемлема для Москвы в той же степени, что и победа Роухани», — сказал в интервью Би-би-си директор Центра анализа ближневосточных конфликтов при Институте США и Канады РАН Александр Шумилин.

Он также отметил, что, судя по заявлениям политиков, никто из фаворитов президентской гонки не собирается резко менять политику в отношении России.

«В данный момент отношения Ирана и России носят характер стратегического партнерства, поэтому результаты выборов на контакты стран вряд ли повлияют», — заметила в интервью Би-би-си востоковед Елена Супонина.

Почему эти выборы важны?

Иран — важный игрок на Ближнем Востоке. Тегеран продолжает работу над своей ядерной программой.

Интервенция Ирана в Сирии, его новый альянс с Россией и поддержка шиитского правительства в Ираке заставляют многих политиков видеть в Иране одновременно и угрозу, и силу, которая способна решить многие вопросы в регионе.

Верховный лидер Ирана может контролировать деятельность президента. С формальной точки зрения, президент — фигура весьма влиятельная. Но фактически никто не рискует спорить с духовным лидером страны. Ведь ослушаться его, в глазах иранцев, — значит, спорить с законами ислама.

Но нынешнему Верховному лидеру аятолле Али Хаменеи 76 лет, и у него плохое здоровье. А это повышает значимость предстоящих президентских выборов.

Традиционное разделение на консерваторов и реформистов мутировало: консерваторы раскололись на сторонников жесткой линии и прагматиков, в то время как многие реформисты приблизились к позициям прагматиков.

Какие вопросы волнуют избирателей?

Один из основных вопросов на повестке дня — экономика.

Ирану срочно нужны огромные иностранные вливания для восстановления стареющей инфраструктуры в промышленности, энергетике и строительстве.

Людей также волнует проблема безработицы и рост разрыва между самыми богатыми и самыми бедными. Раиси пытается активно играть на этом, представляя себя как защитника обездоленных.

Например, он пообещал втрое увеличить пособия для безработных и бедняков. Роухани же выступает за системные реформы и инвестиции в инфраструктуру страны.

Ключевыми являются вопросы свободы слова, а также личных свобод. В Иране сейчас блокируются Facebook, Twitter и Youtube. Однако работает мессенджер Telegram и сеть Instagram.

Раиси, в отличие от Роухани, считает, что их тоже нужно блокировать. Консервативный кандидат также хочет ужесточить контроль за тем, как и какую одежду носят жители Ирана.

Например, сейчас многие девушки носят хиджаб так, что из-под платка видны волосы, или надевают довольно обтягивающие платья.

При Роухани полиция относилась к этому терпимо. Но Раиси считает, что с такой «вольницей» нужно заканчивать.

BBC