варадкарПо нынешним временам ничего особенного в этой новости не было бы, если бы речь не шла о глубоко католической Ирландии, в которой ещё в 1993 году за гомосексуализм полагалось уголовное наказание. Мир меняется с поразительной скоростью, и Ирландия вместе с ним, и даже немного с опережением: теперь это первая и единственная страна, где прошёл общенациональный референдум о легализации однополых браков. В 2015 году более 62% граждан поддержали это решение. А теперь и руководство страны без проблем вручили представителю меньшинств. Лео Варадкар будет управлять Ирландией, потому что ирландцы научились отличать важное от несущественного.

Политик от Бога

Варадкар не был бы политиком, если бы не использовал свою особость в карьерных целях. В январе 2015 года в эфире утренней радиопередачи RTE, общественного телерадиоканала Ирландии, тогдашний министр здравоохранения Лео Варадкар сказал: «Я гей. Это не секрет, но и не что-то такое, о чём необходимо знать каждому». Камингаут члена правительства задал тон всей кампании за легализацию однополых браков и принёс Варадкару национальное признание. Кстати, сам он в брак со своим партнёром Мэтью Барретом так пока и не вступил.

Настоящий политический талант проявил он и в борьбе за лидерство в «Фине Гэл» — ирландской либерально-консервативной партии. После того как её многолетний руководитель и премьер страны Энда Кенни объявил об отходе от дел, в партии было проведено голосование, в котором приняли участие как рядовые члены, так и её «нобили» — депутаты и представители местного самоуправления. Причём голоса законодателей «весили» 65%, рядовых партийцев – 25%, «местных» — 10%. В то время как среди простых членов партии подавляющую поддержку получил министр жилищного хозяйства Саймон Ковини, хитрый Лео обрабатывал партийных тяжеловесов, которые и обеспечили ему убедительную победу. Её ещё должен утвердить парламент, но это уже чисто техническая процедура.

Интересно, что уходящий 66-летний Энда Кенни, 15 лет возглавлявший «Фине Гэл», уступает свой пост парню, который родился в тот год, когда Кенни победил на своих первых выборах в парламент. Ему тогда было 24 года, и он стал самым молодым депутатом. Варадкар попал в парламент в 28, но десяти лет ему хватило, чтобы пробиться на самую вершину. У Кенни на это ушло 36 лет.

Корни под Бомбеем

Все уже спокойно воспринимают случаи, когда лидерские позиции занимают женщины. Видимо, наступает новый этап освобождения от предрассудков

Сам Лео Варадкар, конечно, в большей степени ирландец, чем индус. Он родился в Дублине, изучал медицину в Тринити-колледже — самом старом и наиболее престижном учебном заведении Ирландии. Ирландка и его мать. Она работала медсестрой в Британии, где познакомилась с доктором Ашоком Варадкаром, откуда пара, поженившись, перебралась на родину Мириам.

Новый ирландский премьер не владеет хинди, но в Индии провёл несколько лет, проходя интернатуру в бомбейской больнице. Южнее Бомбея, или, как его называют на современный манер, Мумбая, но чуть севернее Гоа — историческая родина их семьи, в деревне Варад, округ Малван. Ашок был младшим из девяти братьев и сестёр, и сейчас родня премьера в Индии составляет не менее 150 человек. Лео несколько раз их посещал и принимал некоторых родичей в Ирландии. Родственников восхищает, что самый успешный представитель рода знает их всех по именам.

Его индийский дядя был главой округа Малван, но толчок в большую политику Лео Варадкар получил от дядюшки Сэма. Возглавив в колледже молодёжное крыло партии «Фине Гэл», Лео поработал интерном на Капитолийском холме при американском конгрессмене и был впечатлён динамизмом тамошней политики. «В ирландской политике царит засилье старикашек с причудами, многие из которых давно потеряли страсть и веру в политику», — писал он в блоге, который вёл из Вашингтона. Он уже тогда не видел в них серьёзных конкурентов.

Лео прав

Почему-то принято считать, что представители меньшинств обязательно стоят на левых политических позициях. Но вот Лео Варадкар придерживается правых взглядов. Он не любит, когда его называют тэтчеристом, но, например, является сторонником жёсткого запрета забастовок в госсекторе. По его словам, ирландская политика должна выражать интересы людей, которые встают рано утром, чтобы как следует поработать. Несмотря на свои индийские корни, Варадкар высказывался за высылку из страны безработных эмигрантов, обеспечив их небольшим содержанием на дорогу. Он вообще весьма скор и резок на язык, что нравится избирателям, но порой может доставлять проблемы.

Ещё один интересный момент: в Ирландии, вдруг осознавшей, насколько она была неправа, преследуя гомосексуалов, до сих пор существует запрет на аборты. Прогресс в одной области как-то не коснулся другой. И Лео Варадкар долго тоже избегал поднимать этот вопрос, чтобы не отпугнуть консервативную часть сторонников. Но сейчас в борьбе за лидерство в партии он пообещал в следующем году провести референдум по праву на аборты.

Вообще наследство от Энды Кенни ему досталось запущенное. На парламентских выборах в феврале 2016 года «Фине Гэл» потеряла почти треть мест, а скандал вокруг «Гарды» — ирландской полиции, где пытались замять дело вокруг внутреннего расследования, ударил по правительству. Кроме того, Ирландия всерьёз и небезосновательно опасается последствий Brexit. Уход Британии из ЕС бьёт по торговым и экономическим связям, эти страны традиционно тесные партнёры. А как быть с Ольстером, Северной Ирландией, вообще непонятно. Опять возвращать границу?

Ты не один

В Ирландии, вдруг осознавшей, насколько она была неправа, преследуя гомосексуалов, до сих пор существует запрет на аборты

Среди этих проблем наименьшей для премьера Варадкара будет вопрос, как ему вести себя, например (если это случится), с вице-президентом США Майклом Пенсом, активным противником однополых браков. Зато молодость и в целом прогрессивный образ заставляют сравнивать его с канадским премьером Трюдо и французским президентом Макроном, политиками одного с ним поколения.

Сам же Лео Варадкар полушутя-полувсерьёз предлагает сравнивать себя с Себастьяном Курцем, который стал министром международных дел Австрии в 27 лет, и сейчас ему целых (!) тридцать. Европейская и в целом западная политика действительно сильно молодеет.

Что же касается сексуальных предпочтений лидеров, то в соседней Исландии открытая бисексуалка Йоханна Сигурдардоттир руководила правительством в 2009–2013 годах, гей Элио ди Рупо был премьером Бельгии с 2011-го по 2014 год, а Ксавье Беттельи сейчас возглавляет кабинет министров в Люксембурге.

Сегодня уже все совершенно спокойно воспринимают тот факт, что высшие руководящие позиции занимают женщины. Видимо, наступает новый этап освобождения от предрассудков. И, между прочим, после отката от Барака Обамы к Дональду Трампу, словно воплотившему в себе все шаблоны ультраконсервативного недоверия к миру и населяющим его людям, движение противодействия наверняка на новой фазе вынесет и в Соединённых Штатах фигуру, более соответствующую времени.

А оплотом «духовности» и сбережения соответствующих скреп надолго станет Российская Федерация. Из комментариев на телеканале НТВ о встрече на саммите НАТО лидеров, прибывших с супругами:

— Один приехал с фотомоделью (имеется в виду Трамп и его жена Мелания. — Фокус). Другой с бабушкой (Макрон и его супруга Брижит. — Фокус). Третий с мужиком (Ксавье Беттель с супругом Готье Дестне. — Фокус). Завтра кто-то из них приедет с козой.

Тонкие русские шутки. Что им остаётся, если Россию в будущее не берут, даже с козой.

Фокус