караджичПоздно вечером, 21 июля 2008 года, Совет безопасности Народной Республики Сербии объявил о задержании «боснийского мясника». В Сараево, несмотря на глухую ночь, люди выходили на улицы праздновать, а машины сигналами радовались задержанию Радована Караджича.

Ему светила неплохая карьера медика-психиатра, но он решил поиграть в мессию и подался в политику. Пытался разыграть карту «Великой Сербии». Для него это закончилось Гаагским трибуналом. Более печальной была судьба тысяч жертв военных преступлений, за которыми стоял Караджич.

В 1984 году врач-психиатр Радован Караджич на год загремел за решетку за финансовые махинации. За бюджетные деньги он построил себе виллу в Сараево. И это была не единственная его афера. Деньги капали на счета и за фейковые справки, которые должны были спасать от уголовной ответственности. В конце 1980 года он перекочевал в политику. Талантливый оратор стал председателем сербской партии на территории Боснии и Герцеговины, которая должна была противостоять самостоятельским идеям боснийцев.

История замешала в Балканском котле очень взрывную смесь культур и национальностей. Боснийцы мусульмане, католики хорваты и словенцы, православные сербы. После Первой мировой все они вошли в Югославское Королевство, монарх которого в Белграде опирался на пансербские теории и решения. В общем, сербы пытались копировать северного союзника – Россию. И тоже мечтали о своей Балканской империи. Белград перевернул вверх ногами российский флаг и с удовольствием надел ризы «младшего брата».

Под этим триколором в ход шли хорошо знакомые нам имперские инструменты: придумывание культурного приоритета, дискриминация соседей по национальному признаку и мессианство с правом на расширение границ. После Второй Мировой железный кулак Иосифа Броз Тито сцементировал Югославию так, что она могла игнорировать требования коммунистической Москвы. Сербам помогали переселяться в Хорватию и Боснию. Коммунистический режим в Югославии доплачивал за работу в чужом регионе и таким образом тоже уменьшал местные патриотические импульсы.

Ветер «больших перемен» подул над Балканами в конце 1980 годах. В 6-и югославских республиках прошли первые свободные выборы. Везде, кроме Сербии, коммунисты проиграли. Наибольшую поддержку получили патриотические демократические силы, которые обещали независимость. При таких обстоятельствах Белград начал готовиться к силовому удержанию «статус кво». Ключевые должности в армии перешли в руки сербских генералов.

Параллельно, поддержать военных на местах должны были сербские ячейки. После объявления Боснией и Герцеговиной суверенитета, Караджич заявил, что боснийские сербы этого не признают и отделяются претендуя на половину территории боснийцев. Прикрытие для военной операции было готово.

Седая, похожая на крышу, прическа и равнодушный, немного усталый взгляд. Караджич наблюдает за обстрелом столицы Боснии. Осада Сараево началась весной 1992 года. И стала самой длинной в современной истории. Обстрелы прекратились в феврале 1996 года. Это были долгие 4 года ада. Сараево держалось втрое дольше, чем Сталинград и на 1 год дольше, чем длилась осада Ленинграда. Горы, между которыми лежал полумиллионный город, давали стратегическое преимущество и удобные позиции для обстрела.

Из-за осады в городе начался гуманитарная кризис. Не хватало продуктов, медикаментов, а с приходом осени и зимы начались проблемы с отоплением. Все парки зелени в Сараево вырубили на дрова.

Самым опасным местом стал центральный проспект Сараево: здесь пролегал путь к единственному в городе источнику питьевой воды. Территория хорошо простреливалась с окрестных высотных домов. Сербские снайперы приходили сюда на охоту. Места, которые простреливаются, люди пытались пересечь под прикрытием броневиков ООН или же просто на свой страх и риск перебежать. Оговорка «Pazi – Snajper!», то есть «внимание, снайпер», стала привычным делом.

За почти 4 года осады сербские снайперы и их наемники убили и ранили более тысячи человек: 60 из них были детьми. Гражданское население в целом больше всего страдало во время боевых действий. Шокирующим были этнические чистки, которые сербы устроили в Сребренице. Боснийский анклав был под охраной ООН, но даже это не остановило преступников. Голландские миротворцы, которым запрещено было применять оружие, самоустранились с театра действий.

Началась жестокая охота на боснийцев. Выжить могли только женщины и маленькие дети. Однако и им никто не мог гарантировать безопасности в условиях мародерства и изнасилований. За две недели в окрестностях Сребрницы были убиты почти 8 тысяч боснийцев.

Чтобы остановить военные преступления сербов, ООН дало разрешение применить авиацию НАТО. Решение приняли, несмотря на протесты российской делегации. Штурмовики отогнали сербов домой. Затем в обмен на облегчение санкций Белград заставили пойти на удивительные метаморфозы.

Руководство Сербии отказалось от территориальных претензий к соседям. Вчерашние герои, а с ними и Радован Караджич, были признаны военными преступниками и объявлены как в национальный, так и международный розыск. Наказание виновных в военных преступлениях стало обязательным условием для возвращения Сербии в международную политику. Хотя Белград, надеясь на европейскую бюрократию, думал всех обойти. Ведь объявить в розыск и искать – это 2 большие разницы.

Более 10 лет в Гааге сквозь пальцы наблюдали, как в Сербии открыто игнорируют требования Международного Трибунала. А потом ЕС выдвинул четкое условие: Сербия не получит желаемого членства в Евросоюзе, пока не выдаст военных преступников. Белград взвесив все за и против, решил поменять вчерашних героев, с руками по локоть в крови, на нынешние удобства ЕС.

После 13 лет с момента объявления в розыск, Караджича задержали свои же сербские спецслужбы. Он радикально изменил имидж. Густая борода и хвостик седых волос выдавали в нем скорее йога или Санта-Клауса. Надежное алиби подкрепляли документы на другое имя и сертификат знахаря, который позволял практиковать нетрадиционную медицину.

За 13 лет он неплохо устроился в Белграде. Он снимал квартиру. Вспоминая о дипломе психиатра, писал в журналы статьи с рецептами, как бороться против депрессии и даже ездил с семинарами продвигать нетрадиционную восточную медицину. Имел круг друзей и несмотря на прежнюю семью, имел новую подружку.

Несмотря на протесты местных «патриотов», Белград быстро выдал задержанного, и он предстал перед трибуналом. В Гааге снова подстригся и пытался убедить, что имеет иммунитет перед любым судом. Мол, американцы обещали ему неприкосновенность, если он убедит сербов сложить оружие. Но следствие выяснило, что такого не было.

Процесс длился 8 лет. Только в 2016 году трибунал приговорил Радована Караджича к 40 годам тюрьмы за преступления против человечества и геноцид.

24 канал