орденНа согласительном совете перед началом новой сессии парламента глава фракции БПП Артур Герасимов заявил, что его фракция «обращается к правительству с требованием как можно скорее учредить Министерство по делам ветеранов, в котором должны работать ветераны, которое должен возглавлять ветеран и которое значительно повысит качество заботы о судьбе ветеранов в нашей стране».

Можно предположить, что принципиальное согласие по этому вопросу между президентом и премьером уже достигнуто. В таком случае заявление Герасимова свидетельствует о том, что решение будет принято скоро, и БПП уже спешит на нем пиариться.

На самом деле в Украине еще 11 августа 2014 г. была создана Госслужба по делам ветеранов войны и участников АТО. 10 сентября 2014 г. ее возглавил участник войны в Афганистане в 1987-1988 гг. и миротворческой миссии в бывшей Югославии в 1996-1997 гг., зампредседателя Киевского городского союза ветеранов Афганистана полковник запаса Артур Деревянко. Он был назначен по результатам открытого конкурса, проведенного с привлечением представителей ветеранских организаций. 21 июня 2017 г. Деревянко был уволен по собственному желанию, — и возник вопрос о проведении нового конкурса. «Очень важно, чтобы к участию в новом конкурсе, к обсуждению этого вопроса были привлечены представители и общественных организаций участников АТО, и других организаций, работающих в этом направлении. Очень важно, чтобы эта процедура была максимально открытой и прозрачной, ведь на эту должность должен прийти действительно авторитетный человек», — заявил тогда вице-премьер Павел Розенко.

Однако конкурс до сих пор не объявлен. Судя по всему, задержка вызвана именно тем, что появилась идея трансформировать госслужбу в министерство. Еще 12 июля Петр Порошенко сообщил, что он поручил правительству проанализировать возможность создания Министерства ветеранов. Президент объявил об этом во время открытия памятного знака «Козацький хрест борцям за волю України» на территории Воскресенской церкви в Сумах. «Все, кто прошел через настоящий ад, фронтовые испытания, должны чувствовать нашу с вами поддержку и заботу», — подчеркнул Порошенко.

Понятно, что создание Минветеранов — это элемент предвыборной кампании. Тут расчет на два эффекта: во-первых, на позитивный отклик со стороны всего народа, во-вторых, на симпатии и поддержку конкретно со стороны участников боевых действий и членов их семей. Однако, чтобы этот расчет сработал, необходимо, чтобы новое министерство продемонстрировало какие-то наглядные результаты своей деятельности. Иначе эффект будет обратным ожидаемому. Люди будут говорить, что Порошенко просто увеличил армию чиновников-дармоедов. А ветераны войны с Россией вдобавок будут разгневаны тем, что власть только пиарится на них, вместо того чтобы оказывать им реальную помощь.

В боевых действиях на востоке страны приняли участие 300 тыс. украинцев. Эту цифру назвал Порошенко тогда же в Сумах на открытии Центра предоставления социальных, медицинских и психологических услуг участникам боевых действий, участникам АТО и членам их семей (это коммунальное учреждение Сумского горсовета). Кстати, такие центры — а они, как заявил президент, по его поручению создаются по всей стране — тоже могли бы стать предметом заботы нового министерства. Центр в Сумах имеет три отделения: физиотерапевтическое; медицинского и социального сопровождения; социально-психологических и педагогических услуг. Там есть спортивный зал и помещения для игры в теннис, занятий боксом, массажный кабинет и кабинет для бальнеологических процедур.

Еще 1 декабря прошлого года Порошенко издал указ «Об Уполномоченном Президента Украины по вопросам реабилитации участников АТО, получивших ранение, контузию, увечье или иное заболевание во время участия в АТО» и назначил на эту должность бывшего санинструктора медицинской роты 128-й отдельной горно-пехотной бригады ВСУ Вадима Свириденко. Он был мобилизован летом 2014 г., в составе 128-й бригады участвовал в боях за Счастье под Луганском и за Дебальцево. В феврале 2015-го в результате обморожения потерял кисти рук и стопы ног. Прошел восьмимесячное лечение в США, где научился ходить на протезах и пользоваться искусственными руками, затем — реабилитацию во Львовском военном госпитале. В 2016 г. представлял Украину на 41-м марафоне Морской пехоты США в Вашингтоне, где пробежал дистанцию 10 км.

Если руководство Минветеранов будет состоять не из политиков и чиновников, а из тех, кто, как Вадим Свириденко, сам прошел через боевые действия на Донбассе, и если это министерство получит больше полномочий и финансовых возможностей, чем имеет на данный момент Госслужба ветеранов, то, возможно, от этой смены вывесок будет заметная польза участникам войны с российскими оккупантами. К тому же министр, будучи членом правительства, сможет поднимать вопросы, волнующие ветеранов, на заседаниях Кабмина.

В госбюджете на 2017 г. Госслужбе ветеранов отведено 127,6 млн грн, в т. ч. 20 млн — на аппарат самой службы (с территориальными органами) и 107,6 млн — на психологическую реабилитацию, социальную и профессиональную адаптацию участников АТО и обеспечение пострадавших участников АТО санаторно-курортным лечением. Однако финансированием ветеранских организаций занимается Министерство социальной политики. Поскольку существуют организации самых разных ветеранов — от Второй мировой до нынешней войны, то неудивительно, что вокруг дележа этих средств вспыхивали громкие скандалы. Наверное, Минсоцполитики само не прочь избавиться от ответственности за этот конфликтный вопрос.

В августе-сентябре 2014 г., когда проводился конкурс на должность главы Госслужбы ветеранов, еще, по сути, не было общественных организаций ветеранов АТО, поэтому вполне логично, что тогда эту должность занял представитель организации ветеранов войны в Афганистане. Но за три года изменилось очень многое. И сейчас очевидно, что ветеранским ведомством должны руководить ветераны войны с Россией.

Однако очень многое, конечно, будет зависеть от личных качеств нового главы ведомства. В случае создания Министерства ветеранов конкурс станет излишним, поскольку министров назначает Верховная Рада. Но тогда возникнут две проблемы: во-первых, найти достойного кандидата и, во-вторых, найти голоса в парламенте. И даже если министр будет назначен, наверняка он сразу же подвергнется критике просто за свою лояльность власти.

И все же главной проблемой будет показать убедительный результат работы министерства. За последние три года было создано два новых министерства — информационной политики (2 декабря 2014 г.) и по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (20 апреля 2016 г.). Ни одно ни другое не запомнилось какими-то громкими достижениями, в то же время оба регулярно критикуются за бездеятельность. Претензии к министрам Юрию Стецю и Вадиму Чернышу во многом справедливы. Даже если признать, что ожидания общества были чересчур завышенными, то это тоже является недоработкой этих министров. Никто не мешал ни Стецю, ни Чернышу в первый же день работы объявить, какие приоритетные задачи они перед собой ставят и в какие сроки собираются их решить.

Сейчас в той же ситуации может оказаться новое Министерство ветеранов. И если новый министр не объявит четко свои цели на ближайшие год-два и потом перед выборами не предъявит результаты, то большого пиар-эффекта от всей этой затеи не будет.

ДС