ДГƆ. На выборах, которые пройдут в Единый день голосования, 9 сентября, практически не ожидается никакой политической борьбы. Означает ли это, что и следить за происходящим нет смысла?

 Следить однозначно надо. Эти выборы покажут, как повлияла пенсионная реформа на расклад сил. Ударит ли эта ситуация по «Единой России», ослабнут ли ее позиции на местах, и кто выиграет от этого  — коммунисты или ЛДПР. То есть с политтехнологической стороны наблюдать за итогами голосования будет очень интересно. Но с другой стороны, все парламентские партии управляются администрацией президента. И если кто-то в регионах будет проявлять повышенную активность, этого кандидата либо исключат из парламентской оппозиции, либо как-то попросят успокоиться. С Грудининым ведь так и произошло. Изначально он был неплохим потенциальным кандидатом в президенты, но его быстро поставили на место, ударив по бизнесу и исключив возможность дальнейшей политической карьеры.

Ɔ. То есть вы не исключаете возможность протестного голосования, связанного прежде всего с пенсионной реформой?

Посмотрим. Мне кажется, такое может быть. Проблема в том, что в регионах до выборов допускают очень мало независимых кандидатов. По-настоящему независимых претендентов сняли, поэтому и голосовать не за кого. Я думаю, что явка будет очень низкой. Возможно и падение рейтингов «Единой России», но это не принципиально, потому что какая разница, кого выберут — единоросса, коммуниста или представителя ЛДПР. Все равно они все будут подконтрольны Кремлю. Это все та же «Единая Россия», только вид сбоку.

Ɔ. В 2013 году на выборах в мэры Москвы от оппозиции был представлен Алексей Навальный. В этот раз подобных кандидатов нет ни в столице, ни в регионах. Почему?

Потому что их не пускают на выборы. Госдума принимает разные законы, которые устанавливают муниципальные и прочие фильтры. Пройти их можно лишь с разрешения власти. Чтобы участвовать в выборах мэра Москвы, нужно было собрать подписи 110 депутатов. Причем эти депутаты должны представлять три четверти районов города. Естественно, при таком раскладе большинство у «партии власти». А еще в конце прошлого года глава московских «единороссов» Андрей Метельский призвалоднопартийцев не давать ни одного голоса «либералам-белоленточникам». По сути, мэр Собянин сам решал, кто будет его соперником на выборах.

Ɔ. Как в таких условиях добиться того, чтобы оппозиционных кандидатов было больше?

Надо участвовать в выборах там, где это возможно. Например, в московскую думу. Там нет никакого фильтра, поэтому мы готовимся активно бороться за представительство в Мосгордуме.

Ɔ. У оппозиции есть шанс хотя бы на муниципальных выборах?

Конечно. В Щербинке и Внуково, в Новой Москве — точно есть. Я надеюсь, что оппозиции удастся там победить.

Ɔ. Как вы думаете, какой процент явки будет по городам? В малых городах она больше, чем в мегаполисах?

Явка в регионах всегда больше, потому что там людей заставляют идти на выборы. В Москве это сделать сложнее.

Ɔ. На выборах 2013 года явка в Москве составила 32%. По прогнозам ВЦИОМ, явка на нынешних выборах будет такой же. Почему не увеличивается число голосующих?

ВЦИОМ сам не уверен, что так будет. Я тоже сомневаюсь, думаю, что явка на этот раз не превысит 26%. В 2013 году процент проголосовавших был обеспечен в основном за счет представителей оппозиции. Сейчас для власти важна явка, а не результат. Везде реклама, ролики — сплошная агитация. Но даже это не обеспечит большого количества избирателей на участках. Конкуренции нет, и это действительно проблема, потому что всем нынешним кандидатам избиратели просто не верят.

Ɔ. Нынешние выборы — самые масштабные за последние пять лет. Может ли на них решиться судьба маленьких партий, которые не сумеют провести своих кандидатов в местные органы власти?

Сейчас в России около 70 маленьких партий. Многие из них в самое ближайшее время уйдут с политической сцены, в том числе, благодаря этим выборам. Но в этом нет ничего удивительного. В стране есть четыре парламентские партии. Все они умирающие, за исключением разве что КПРФ. Но кроме них есть и настоящие оппозиционные партии — незарегистрированная партия Навального, «Яблоко», «Партия перемен», которая тоже до конца не зарегистрирована. Большинство других партий — это просто спойлеры.

СНОБ, Беседовала Анастасия Степанова