В первой части публикации о политтехнологии круизного голосования речь шла о том, что опрошенные эксперты оценивали эффективность данной технологии максимум в 5-7% дополнительных голосов. Совершенствование манипулятивного метода «хоровода» уже может гарантировать прибавку в 10-20%! Отдельного упоминания заслуживают и непосредственные участники данной черной схемы — т.н. «партитурщики», «хормейстеры», «хористы» и «солисты». Сегодня «Политтех» публикует заключительную часть статьи известного российского политтехнолога Валентина Полуэктова.

2. В чьи одежды рядится «хоровод»?

То есть, за кого голосуют мобилизованные начальством «хористы и солисты»? Вряд ли я смогу дать исчерпывающий ответ на этот вопрос. Потому что «голь на выдумки хитра», и вариантов за кого петь, можно наверняка навыдумать разных. Назову лишь те, с которыми приходилось сталкиваться.

2. 1. Голосование за «жлобов»

На сленге политтехнологов «жлобы» — то же что абсентеисты , т.е. люди, постоянно уклоняющиеся от участия в выборах. Для чиновников орготделов муниципальных органов власти, имеющих доступы к архивам, к спискам избирателей прошлых лет, к системе ГАС-выборы, получить информацию по  «жлобам» в виде соответствующей выборки нетрудно. На основании этой выборки в свежих списках избирателей заранее  делаются малозаметные метки, и в день голосования, ориентируясь на эти метки, за «жлобов» заполнят бюллетени и проголосуют другие – «хористы и солисты».

Впервые мне довелось воочию столкнуться с организацией голосования за «жлобов» на выборах в Госдуму-1999 в одном из административных округов Москвы, когда группа, работавшая параллельно на того же кандидата, что и я, делала выборку «жлобов», а потом лихорадочно метила списки избирателей в орготделе префектуры. Они это делали лихо, опираясь на предыдущий опыт работы на московскую власть (1993 и 1997 гг. – выборы в гордуму, 1995 – в Госдуму). Вряд ли эти ловкие ребята были без работы и на последующих выборах, проходивших в столице.

Известны по крайней мере две разновидности голосования за «жлобов»: вброс бюллетеней и собственно хоровод. Вброс – более грубая, более рискованная технология; при жестко организованном наблюдении она часто сыпется, возникает проблема с заполненными, но не реализованными  «левыми» бюллетенями: куда их девать? Останавливаться на этом варианте не будем, тем более что он выходит за рамки обозначенной в статье темы.

А вот на технологических деталях собственно «хоровода» остановимся подробнее. То есть речь пойдет о тех самых локаторах, с помощью которых можно обнаружить, запеленговать признаки тщательно замаскированной фальсификации.

Локатор 1. Как уже отмечалось, в списках избирателей, на основании которых выдаются бюллетени для голосования, организаторы фальсификации заранее метят «жлобов». Нередко, не мудрствуя лукаво, ставят против фамилии маленькую карандашную галочку или делают еще меньшую вмятину чистым стержнем шариковой ручки. Обнаружить такую метку не трудно. Гораздо чаще метку хитро маскируют, и только наметанный глаз может её различить. Например, в нужных строчках у первой слева буквы «о» утолщают вручную одну из сторон. Или ставят точку в конце ФИО, которая смотрится вполне логично и не вызывает подозрений.

Поэтому если административный ресурс работает против вас, ваши наблюдатели должны начинать свою работу на участке с внимательного осмотра списков избирателей.  И смотреть надо не только, прошиты ли списки или нет, стоят ли там нужные печати с подписями или нет, но и на предмет обнаружения хитрых меток.

Если наблюдатель обнаружил примитивные карандашные метки, он должен настоять на том, чтобы их при нем стерли. Если эти или другие метки не стираются, следует вслух обратить внимание комиссии на присутствие в списках недопустимых меток, и добиться, чтобы за выдачей бюллетеней по подозрительной книжке со списками было установлено особое наблюдение. В любом случае о факте обнаружения меток составляется протокол* и немедленно извещается штаб кандидата (партии).

Если подобные донесения от наблюдателей поступили хотя бы с двух избирательных участков, штаб обязан принять меры к контрольному осмотру списков на максимально возможном числе участков с участием членов вышестоящей комиссии, и к усилению бдительности наблюдателей. Алгоритм реагирования штаба на признаки «круизного голосования» должен быть разработан заранее.

Давая рекомендации по поводу того, как реагировать на признаки готовящейся фальсификации, надо отдавать себе отчет, что далеко не всегда даже самые правильные действия наблюдателей способны принести результат. Распоясавшееся от безнаказанности местное чиновничество сделает все, чтобы нейтрализовать слишком грамотных и слишком принципиальных наблюдателей. На избирательном участке в день голосования у чиновников гораздо больше возможностей влиять на ситуацию, чем у рядовых наблюдателей. Но раз мы беремся за организацию процесса наблюдения, мы должны стараться взять инициативу в свои руки. При определенной настойчивости этого можно добиться.

Локатор 2. Иногда фальсификаторы обходятся без меток в списках. Но тогда у играющих в «хоровод» членов избиркома под рукой должны появиться бумажные шпаргалки, которые сразу засветят их перед наблюдателями как потенциальных фальсификаторов. Любой посторонний лист бумаги у члена УИК должен насторожить наблюдателя, заставить поинтересоваться и получить ответ о характере этой бумаги, визуально с ней ознакомиться и дальше действовать в соответствии с  выявленными обстоятельствами. Главное – не стесняться спрашивать и добиваться, чтобы все непонятные действия членов комиссии были объяснены. Требовать вежливо, не крикливо, но настойчиво.

Локатор 3. Наиболее слабое место технологии «круизного голосования» – это возня с паспортными данными «жлобов». Ведь вносить эти данные в списки избирателей приходится отнюдь не с паспортов избирателей, а со шпаргалок, которые могут выдать фальсификаторов.

Напомню, что процедура получения бюллетеня для голосования требует, чтобы избиратель записал в соответствующую строку списка избирателей свои паспортные данные (или, что бывает чаще – позволил это сделать за него члену комиссии), а также расписался в получении бюллетеня.

В принципе при «круизном голосовании» паспортная запись может быть сделана и «от фонаря», т.е. не соответствовать истинным паспортным данным «жлоба». Расчет на то, что никакой серьезной проверки махинаторы ни во время голосования, ни после не допустят. Однако риск очевиден, а зачем напрасно рисковать, тем более, что база данных по паспортам у чинуш всегда под рукой? Поэтому фальсификаторы чаще прорабатывают наиболее приемлемую технологию внесения истинных паспортных данных тех, за кого голосуют «хористы и солисты».

Очевидны два основных варианта технологии «круизного» голосования за «жлобов».

2.1.1. Голосование по вкладке.

Этот вариант более трудоемкий, требует серьезной подготовительной работы, но зато и более безопасный для устроителей «хоровода». «Хорист» заранее знает, за кого он должен проголосовать и у него имеется шпаргалка с паспортными данными «жлоба», которая подается «своему» члену УИК вложенной (вот она «вкладка») в паспорт «хориста»

2.1.2. Голосование втемную

Оно более распространено, его можно назвать упрощенным. «Хорист» понятия не имеет, за кого ему придется голосовать на том или ином участке. В ответ на предъявленный члену УИК паспорт, ему тихо указывают, где расписаться или сделать вид, что расписался, и вручают бюллетень. У члена комиссии уже подготовлена шпаргалка под очередного «жлоба», и, как правило, одновременно с выдачей бюллетеня «солисту» он старается внести в строчку необходимые паспортные данные.
Впрочем, член УИК может вносить эти данные и даже расписываться за «жлоба» уже после того, как «хорист» проголосовал — при первом же удобном случае. Такой вариант тоже практикуется.

2.2. Голосование за «мертвых душ»

«Мертвые души», которые поют и танцуют в «круизном хороводе» бывают двух видов : рисованные и «дубликаты» .
Рисованные мертвые души – это вымышленные лица, их в природе не было и нет. Тем не менее, «хористы» расписываются за них в списках избирателей и за них голосуют.

Предварительно «мертвые души» должны быть занесены в списки избирателей. Поводы для их материализации могут быть правдоподобными, а могут быть и совсем фантастичными. Но прибавку численности избирателей «правильно» голосующие «мертвые души» дают порой существенную.

В 1999-2000 гг. пресса муссировала факт, когда за год с небольшим количество избирателей РФ выросло на миллион с лишним. Население в стране катастрофически уменьшается, а избирателей становится все больше и больше.

В думской кампании — 200З в Люберцах пришлось столкнуться с аналогичным странным явлением, когда по данным статистики фиксировалось заметное естественное убытие населения округа, а в день голосования списки избирателей разбухли аж на 13,5 тысяч позиций. Впрочем, странным это явление было только для непосвященных, посвященные же знали,  что пару-тройку десятков тысяч «левых» бюллетеней накидали в урны ребята из команды АПМК, работавшие на хозяина «Белой Дачи» единоросса В.Семенова.**

Да, чуть не забыл. О поводах материализации «мертвых душ». В Люберцах один из поводов был вполне правдоподобный: на окраине города, оказывается, построили два или три новых корпуса, и хотя заселение другой раз идет медленно, здесь в новые квартиры въехали все сразу и даже привезли с собой дальних родственников, которых, похоже, тоже моментально удалось прописать.

А вот и фантастический вариант семилетней давности в том же Подмосковье: шестиэтажный дом буквально за сутки каким-то волшебным образом превратился в девятиэтажный, и новые жильцы, не успев расставить мебель, сразу же рванули голосовать за кандидата в мэры.Описанные схемы материализации «мертвых душ» весьма рискованное мероприятие для организаторов фальсификации. Поэтому её предпочитают использовать только при условии достаточно высоких гарантий от провала, и по возможности обходиться вбросом силами членов УИК, без подключения «хоровода», т.е. без лишних свидетелей.

А теперь — о «мертвых душах»-дубликатах. Что это такое? Тут лучше объяснить на примере. В центре микрорайона совсем рядом, стена в стену – две школы, в каждой из них – по два избирательных участка, всего четыре. Наверное, встречали подобное. И вот семья чиновника Сидорова из трех человек, проголосовав на своем участке, идет и голосует на соседнем, втором участке, где их заносят в дополнительный список, затем на третьем, наконец, на четвертом… Характерно, что когда Сидоровы топали на третий участок, навстречу им топала семья Кузнецова (тоже чиновника того же ведомства), тоже троица и тоже такая же дружная. Она шла от четвертого участка к первому и тоже везде весьма успешно голосовала по своим паспортам, оказываясь в дополнительных списках. За кого? А за кого начальство сказало.

Понятно, что по такой схеме голосовали и голосуют не только Кузнецовы и Сидоровы. И что в следующие выборы зависимых от начальства и голосующих «хороводом» Кузнецовых-Сидоровых-Ивановых-Петровых и пр. и пр. меньше не станет.

Характерно, что совершая подобные, по сути преступные, деяния, люди абсолютно не чувствуют себя правонарушителями, не задумываются об аморальности своих поступков, об их социальных последствиях. Иначе бы они не вовлекали в «хоровод» домочадцев. Наша ментальность, увы, такова, что выполнение любого поручения, любого указания начальства толкуется почти как добродетель, как добросовестное выполнение своей обычной работы. А легитимно это указание или нет — это дело пятое.

Печальный факт, подталкивающий к философским рассуждениям о нашей рабской ментальности, мешающей России прийти в цивилизацию. Но мы отвлеклись. Не будем выходить за рамки своей темы.

3. Несколько советов наблюдателям

Выше уже приводились некоторые способы обнаружения признаков фальсификации, давались рекомендации как на них реагировать. После рассказа о вариантах «хоровода» есть смысл привести еще ряд советов наблюдателям.

Во-первых, начиная наблюдать за ходом голосования и ожидая фальсификации, очень важно понять, кто из членов комиссии, сидящих на выдаче бюллетеней, будет играть в «хоровод». Приглядитесь, кто в комиссии верховодит, не всегда это председатель, иногда он – фигура декоративная, а всем заправляет его зам или секретарь.

Выявив это, понаблюдайте за контактами лидера с сидящими за столами членами комиссии, установите доверенных лиц лидера – тех, кого он отзывает в сторону, к кому то и дело подходит, чтобы пошептаться… Есть такие? Что ж, теперь не спускайте с них глаз.

Во-вторых, помните, что постоянно доставаемые из карманов, из дамской сумочки, из стоящего рядом портфеля непонятные листки бумаги — это локатор тревоги. Не шпаргалки ли это с паспортными данными? Не стесняйтесь спросить, что это за бумажки.

В-третьих, если вдруг взятый на карандаш член УИК начинает что-то писать в списке избирателей, хотя рядом с ним избирателей нет – тревога! Выясните, что за записи он производит.

В-четвертых, члены «круизной» группы в два-три-четыре человека подходят обычно к «играющему» члену комиссии все вместе, а не по одному. Это делается специально, чтобы закрыть обзор написания паспортных данных со шпаргалок. Внимательный наблюдатель сможет отличить «круизную» массовку у стола от банальной очереди именно из-за стремления группы перекрыть видимость для посторонних.

В-пятых, при первых признаках «хоровода» не стесняйтесь обращаться к председателю или другим руководителям комиссии с вежливой (очень вежливой!), но настойчивой просьбой проверить личность голосующего.

Все обозначенные выше моменты наблюдатель должен знать. Мимо вооруженного знаниями добросовестного наблюдателя «хоровод» вряд ли пройдет незамеченным. И даже если комиссия будет не довольна настойчивостью наблюдателя, его активная позиция, его сигнал «я всё вижу!» заставит фальсификаторов отступиться.

Разве кому хочется на нары?

Автор Валентин ПОЛУЭКТОВ, политтехнолог

Взято с Izbass.Ru