Дебаты республиканских кандидатов в президенты в городе Меса, штат Аризона, в среду, 22 февраля были двадцатыми по счету. И пожалуй, самыми главными из всех предыдущих. Причин на то несколько. Первая – в расписании праймериз. На 28 февраля они назначены в Мичигане и Аризоне. Если судить по опросам, то в Мичигане – а в этом штате Митт Ромни, бывший губернатор Массачусетса, родился и вырос – чаши весов перед дебатами колебались между Ромни и вторым нынешним лидером, Риком Санторумом. бывшим сенатором от штата Пенсильвания. Для Ромни проигрыш в Мичигане может оказаться фатальным ударом для всей его предвыборной кампании. График составлен так, что следующим после Мичигана и Аризоны идет так называемый «супер-вторник» — 6 марта, когда праймериз и кокусы пройдут сразу в 11 штатах. И никаких дебатов перед шестым марта не будет.

В отмене дебатов, которые планировались на первые дни марта – вторая причина, по которой двадцатые по счету дебаты имели особую значимость. Более того, дебатов в этом цикле вообще больше может не быть. Это и странно, и показательно. Странно, так как дебаты вроде задуманы как основная арена, где на глазах избирателей, в идеале, должна идти сшибка идей, концепций, предложений по животрепещущим проблемам в жизни страны и избирателей.

Отмена дебатов показательна, так как задумка не срабатывает, формат дебатов – во всяком случае, в его нынешнем виде – себя, очевидно, или уже исчерпал, или близок к исчерпанию. Почему? Может, в этом году так подобрались кандидаты. Может быть, организаторы дебатов – а это штабы претендентов во взаимодействии со средставми массовой информации – не сумели договориться о такой организации дебатов, которая делала бы их по-настоящему содержательными.

Вполне вероятно, что происходящее на наших глазах «затухание» дебатов связано с изменениями в самом механизме проведения кампаний и в том, как нынешние избиратели формируют свои представления о кандидатах. Дебаты, как они проходили, вылились во взаимную критику кандидатов. Да еще такую критику, которая, как это практически произошло на дебатах в Аризоне, переходит на личности. Тем самым республиканцы фактически делают работу за демократов. Осенью демократам можно будет просто брать куски из дебатов, почти ничего не добавляя от себя.

До какой скрупулезности в выискивании деталей и выстраивании критических пассажей доходят кандидаты, показывает такой пример из аризонских дебатов. Ромни построил вот какую замысловатую цепочку: Санторум в свое время поддержал теперь уже бывшего сенатора от Пенсильвании Арлена Спектера на очередных выборах. Спектер победил, потом из республиканцев стал демократом. А еще позже проголосовал за реформу здравоохранения, предложенную президентом Обамой. Голосов требовалось шестьдесят, и ровно шестьдесят их и было. Решающим шестидесятым голосом, сказал Ромни, был голос именно Спектера, а потому в принятии реформы виноват Санторум.

Вообще, Ромни смотрелся на дебатах куда уверенней Санторума. А тот сделал нечто, что может или капитально подорвать его кампанию, или наоборот, улучшить его имидж – Санторум признал, что делал ошибки. Причем признал в формулировках, которые теперь используются против него. Речь шла о том, что Санторум в пору президенства Джорджа Буша проголосовал за небезызвестную программу «Не оставлять отстающим ни одного ребенка» (No Child Left Behind), Наиболее нейтральные из нынешних оценок программы – неоднозначная, противоречивая. А по сути – неудачная. Санторум не просто посожалел, что проголосовал за эту программу, но и зачем-то пустился в объяснения, что сделал это по канонам командной игры.

Что еще нужно сказать, чтобы дать оппонентам в руки козырную карту – вот он, классический вашингтонский инсайдер! Получилось, что Санторум сам поддакнул тем обвинениям, с которых начались дебаты – что он выбивал бюджетное финансирование для проектов, которые отвечали интересам его переизбрания на новый срок. То есть в результате Санторум предстал как сторонник либералов (по меньшей мере одного – Арлена Спектера), и как политик, который безответственно увеличивал федеральный долг. Ромни хлестко сказал, что когда он, Ромни, искал финансирование для спасения Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити, Санторум выбивал деньги на пресловутый «мост в никуда» — это о подзабытом уже скандале вокруг проекта на Аляске. Проталкивал тот проект (в итоге безрезультатно) сенатор от того штата, но почему бы не подверстать и Санторума?

Очень подыграл Ромни третий участник дебатов, конгрессмен Рон Пол, назвавший Санторума «поддельным» (fake). Четвертый участник дебатов – бывший спикер палаты представителей Ньют Гингрич – атаковал в основном Ромни, но не с таким накалом, как Пол нападал на Санторума.

Ромни можно назвать явным победителем в дебатах. Но при этом надо сделать две оговорки. Если признание ошибок – печать непригодности, то Санторум, конечно, проиграл. Если способность «работать над собой», признавая ошибки – проявление искренности и, в отличие от того, что сказал Пол, неподдельности – тогда избиратели могут проникнуться симпатией именно к Санторуму.

Вторая оговорка касается самого последнего вопроса, который задал ведущий, Джон Кинг из CNN. Вопрос был о том, что каждый из кандидатов считает главным неправильным мнением о себе. Первым ответил Рон Пол: главное неправильное представление о нем – это то, что он не может победить на выборах. Когда же очередь дошла до Ромни, он пустился в общие рассуждения, совершенно не касавшиеся заданного вопроса. Джон Кинг попытался напомнить Ромни о вопросе. И тут Ромни быстро и весьма резко сказал ведущему – вы задаете вопросы, какие считаете нужным, а я говорю то, что считаю нужным. Кинг отреагировал на такой выпад примирительно – «это нормально» (fair enough).

Можно, конечно, посетовать, что журналист не выполнил свою работу. Но суть этого финального в дебатах эпизода все-таки скорее в том, что многим может не понравиться апломб, с которым Ромни одернул ведущего. Тем более что другие-то кандидаты на вопрос ответили, кто ближе к теме, кто дальше от темы, но ответили.

А что же собравшиеся в зале? Они в основном поддерживали Ромни и часто неодобрительно гудели в адрес Санторума. Трудно сказать, можно ли по этой аудитории судить о сдвигах в настроениях избирателей. Но можно констатировать другое – предвыборная машина Ромни сработала лучше, обеспечив своему кандидату большинство среди присутствовавших. На праймериз в Аризоне победа Ромни выглядела и до этих дебатов практически обеспеченной. Про Мичиган же этого сказать пока нельзя, интрига сохраняется в полной мере.

www.runyweb.com