Вопрос зарождения новых поколений политической элиты актуален для любой страны. И здесь, как ни парадоксально, известную китайскую мудрость “пожелай врагу жить во время перемен” можно поставить под сомнение. Поскольку часто именно во времена перемен на политическую арену выходят неординарные харизматичные личности с большими амбициями, но, вместе с тем, выражающие своей деятельностью дух, настроение эпохи и задающие направление развития целым народам.

Причем обновление элиты не обязательно происходит революционным путем. Нередко, старая система ослабевает, дряхлеет настолько, что с помощью абсолютно легитимных механизмов в ней происходят радикальные, как показывает время, изменения.

Собственно, так и случилось на закате СССР.

 

 

Борис Ельцин и Михаил Горбачев

Почти четверть века назад, 26 марта 1989 года, в Советском Союзе прошли первые частично свободные выборы народных депутатов. Им предшествовало провозглашение Михаилом Горбачевым курса на политическую реформу (лето 1988 года), принятие нового закона о выборах, а также внесение изменений в Конституцию.

Нужно подчеркнуть, что после этих выборов впервые в Союзе появился новый орган власти — “Съезд народных депутатов СССР”, к полномочиям которого относилось определение основ внутренней и внешней политики государства, утверждение председателя Совета Министров СССР, а также руководителей других властных органов, избрание из своего числа Верховного Совета СССР.

Съезд состоял ни много ни мало из 2250 депутатов, которые избирались по достаточно сложной схеме: от территориальных и национально-территориальных округов, от союзных и автономных республик, автономных областей и округов, от общесоюзных общественных организаций, от КПСС, ВЛКСМ, кооперативов и т.д.

Такая система в целом позволяла сохранить власть в руках Коммунистической партии, поскольку ею контролировалось большинство общественных организаций. Кроме того, предусматривалась возможность совмещения постов председателей советов всех уровней и постов партийных руководителей.

Хотя, как показало развитие событий, ведущую роль в последующей жизни страны сыграли не только партийные бонзы, но и новые лидеры, в полный голос заявившие о себе в статусе избранных депутатов.

Сегодня интересно вспомнить наиболее ярких из них, проследить их дальнейшие судьбы. Кроме того, по личным биографиям этих деятелей нередко можно изучать историю не только последних лет распадающегося Союза, но и историю многих новых государств, возникших на его обломках.

Нужно оговориться, что съезд народных депутатов СССР не был репрезентацией исключительно политической советской элиты. Режиссер Тенгиз Абуладзе — автор нашумевшего в свое время фильма “Покаяние”, известный филолог и культоролог Сергей Аверинцев, хирург Николай Амосов, писатели Василь Быков, Олесь Гончар, киргизский писатель Ченгиз Айтматов, чей роман “Плаха” стал бестселлером в конце 80-х годов прошлого века, и другие, — эти люди не были яркими выразителями политических идей, но некоторые из них именно своим творчеством или своей позицией формировали на территории Союза новую реальность.

А вот кто непосредственно оказался в центре политических перепитий, так это будущий президент России Борис Ельцин, также ставший депутатом Съезда. Хотя репутацию “оппозиционера» он заработал себе несколькими годами ранее, еще находясь в должности Первого секретаря Московского городского комитета Компартии.

На лето и осень 1989 года, в период после выборов, приходится целый ряд публичных скандалов, связанных с его именем, в том числе знаменитое падение с моста, которое даже обсуждалось на заседании Верховного совета СССР и в центральной печати. По словам Ельцина, речь шла о покушении — его, якобы, силой усадили в автомобиль, надели мешок на голову и бросили в воду.

Но многие ставили эту версию под сомнение. Расследование показало, в частности, что у Ельцина с собой было два букета цветов.

Так или иначе, скандал скорее пошел на пользу, чем навредил Ельцину-политику. Позднее происшествие стало темой анекдотов и стихотворного творчества.

Депутатами съезда СССР был избран и ряд будущих лидеров государств, возникших после развала Советского Союза: Сапармурат Ниязов, Нурсултан Назарбаев, Аскар Акаев, Ислам Каримов, Мирча Снегур, Петр Лучинский, Арнольд Рюйтель, Альгирдас Бразаускас, Аяз Муталибов.

Некоторые из этих политиков сумели создать систему единоличной власти, речь идет в первую очередь о бывших среднеазиатских республиках. Хотя и здесь есть исключения — уже экс-президент Кыргызстана Аскар Акаев после политического кризиса в своей стране был вынужден в 2005 году сложить с себя полномочия и уехать в Россию.

Первому президенту Азербайджана Аязу Муталибову пришлось подать в отставку в 1992 году на фоне неудач в армяно-азербайджанской войне. Спустя некоторое время он все же сумел вернуться к власти, но буквально на один день. После того, как оппозиция взяла под контроль Баку, Муталибов выехал в Москву, где и провел последующие годы, в то время как в Азербайджане против него было возбуждено несколько уголовных дел.

Нельзя не отметить и такие политические фигуры, как будущих президентов Татарстана Ментимера Шаймиева и Башкортостана — Муртазы Рахимова, а также лидера Абхазии Владислава Ардзинбы. Эти люди без преувеличения стали символами сложной политической истории на постсоветском пространстве. И их роль, в одном случае, в сохранении мира в стране, а в другом — в начале военного конфликта с Грузией, сложно переоценить.

Но все это было немного позже. А непосредственно в работе Съезда народных депутатов СССР тон задавали другие персоны, представляющие собой совершенной иной тип политических деятелей.

К примеру, известный правозащитник и диссидент, академик Андрей Сахаров. Прекрасный оратор, он смело полемизировал с Горбачевым. Не удивительно, что его выступления не воспринимались большинством депутатов и сопровождались выкриками или попросту глушились “захлопыванием”.

Михаил Горбачев смотрит свысока на Андрея Сахорова

В ноябре 1989 года Сахаров предложил проект новой Конституции, в основе которого лежали защита прав человека и право всех народов на свою государственность. В декабре 1989 года Андрей Сахаров скончался от сердечного приступа.

Профессор юридического факультета Ленинградсокого государственного университета Анатолий Собчак, благодаря избранию народным депутатом СССР, буквально ворвался в советскую, а затем и российскую политику. Кстати, президент России Дмитрий Медведев признавал, что в 1989 году расклеивал агитационные материалы Анатолия Собчака на ленинградских улицах. А немногим позже в команде Собчака появился и Владимир Путин.

Анатолий Собчак и Михаил Горбачев

Но не “путевкой в жизнь” нынешним российским лидерам запомнится Собчак, а своим напором и экспрессией во время выступлений на заседаниях съезда, которые могли видеть и зрители советского телевидения. Уже дальше были избрание мэром Санкт-Петербурга, поддержка Бориса Ельцина во воремя путча ГКЧП, неудача на “мэрских” выборах 1996 года. В 1997-м Анатолий Собчак был обвинен в коррупции, а в 1998-м Генпрокуратура России возбудила против него уголовное дело по статьям “Взятка” и “Злоупотребление должностными полномочиями”. В это время Собчак уже находился в Париже, откуда вернулся только в 1999-м, после прекращения угловного преследования.

Владимир Путин и Анатолий Собчак

В 2000-м он стал доверенным лицом Владимира Путина. Во время одной из предвыборных поездок в Калиниградскую область Анатолий Собчак умер в гостинице города Светлогорск. Слухи о его убийстве официального подтверждения не нашли.

Яркой фигурой нового парламента был и журналист “Литературной газеты» Юрий Щекочихин. Это было не последнее избрание талантливого и острого автора депутатом — в 1995 году он прошел в Госдуму по спискам “Яблока”. Приблизительно в это же время Щекочихин стал редактором отдела расследований “Новой газеты”. В сфере его интересов — коррупция в высших эшелонах российской власти. Юрий Щекочихин также был экспертом ООН по вопросам организованной преступности. Кроме того, он принимал участие в общественном расследовании обстоятельств взрывов домов в Москве и Волгодонске.

Умер Юрий Щекочихин в 2003 году после скоротечной болезни. По утверждениям коллег, в течение двух недель Щекочихин превратился “в глубокого старика”. Уголовное дело в связи с его кончиной, в том числе и по статье “Убийство”, несколько раз возбуждалось и закрывалось. В 2008 году была проведена эксгумация тела журналиста, но состава преступления следователи так и не нашли. В качестве неофициальных версий фигурируют отравление талием или полонием.

Алексей Гарань, политолог, профессор НаУКМА — В то время я был доверенным лицом экономиста Владимира Черняка, который баллотировался по киевскому городскому округу. Так что очень хорошо помню атмосферу этих дней. В целом, удалось провести в депутаты целый ряд очень ярких фигур, это действительно была эйфория. Я сам, молодой сотрудник Института Истории, выходил к метро “Арсенальная» с плакатом, и совершенно бесплатно.

Отметил бы эмоциональный подъем и веру в то, что что-то можно изменить. Хотя и тогда применялись административные методы. Например, существовала селекция кандидатов на уровне окружных комиссий, или, как они назывались — окружных сборов. Просто могли отказать кому-либо из кандидатов в регистрации.

Кроме того, имело место соперничество между независимыми демократическими кандидатами, и власть на этом пыталась сыграть. Помню, в Киеве был округ, по которому балотировался хирург Николай Амосов, конкуренцию которому составляло много интересных людей. Но, поддержав Амосова, власть выборы в этом округе выиграла.

А вместе с тем по киевскому городскому округу был выдвинут один кандидат от власти, первый секретарь горкома партии Константин Масик — в бюлетене была только его фамилия. Поэтому было легко проводить агитацию “против», и киевляне просто вычеркнули его фамилию, продемонстрировав таким образом свою позицию. А на повторных выборах по киевскому городскому округу победил уже Владимир Черняк, выступавший за идеологический и экономический плюрализм, что было революционно на то время.

К слову, московский журналист Юрий Щекочихин был избран депутатом по одному из округов в Луганской области. Но нужно отметить и достаточно внушительное собственно украинское предавительство в последнем парламенте Советского Союза.

Виталий Масол и Витольд Фокин, Дмитрий Павлычко и Владимир Яворивский, Борис Патон и Борис Олийнык — вот только несколько известных в нашей стране имен.

Депутатом в 1989 году был избран и еще в недавнем прошлом один из лидеров современной Компартии Украины Георгий Крючков. А вот его коллега, Владимир Ивашко, Первый Секретарь Компартии Украины, также бывший в числе депутатов Съезда, выбрал карьеру в Москве, заняв в 1990 году очень высокий пост первого заместителя Генерального Секретаря ЦК КПСС. В результате, влиятельный украинский политик постепенно “растворился” в процессах, происходящих в российской столице, и его карьера, по сути, сошла на нет.

Михаил Погребинский, политолог, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии — Это были первые настоящие демократичские выборы, с настоящей конкуренцией. Очень хорошо помню то время, потому что сам работал в штабе Юрия Щербака.

В целом, среди кандидатов, по крайней мере среди тех, с кем сталкивался я, были в основном представители гуманитарной интелигенции, не являвшиеся радикальными диссидентами. Тот же Щербак, Яворивский, которые нормально жили при советской власти, но были известными людьми, и их поддерживали.

Они занимали позицию умеренной независимости, то есть публично были неготовы говорить о выходе из Советского Союза, ждали какого-то более сильного сигнала. Я, например, убеждал, что нужно говорить о независимости Украины, и получил прозвище украинского националиста. Позже, во время выборовы в Верховный Совет УССР, эти настроения усилились, когда стало понятно, что московский центр теряет влияние.

Избирательная кампания проводилась без денег. Мы собирали какие-то жалкие средства, чтобы напечатать листовки для наших кандидатов, обходили бесплатно квартиры. Никто мне не платил за то, что я был членом штаба Щербака. И тем активистам, которые разносили листовки, тоже никто ничего не платил. Это были энтузиастические выборы, люди работали на гражданском порыве. Публика, которая собиралась вокруг кандидата, считала, что эти руки уж точно никогда не крали.

Это позже пришло понимание того, кто из себя что представляет. Общество не смогло выдвинуть из своих рядов людей, которые думали бы прежде всего об общих интересах, а уже потом о себе. И, к сожалению, так было на протяжении всех двадцати последних лет.

В числе тех парламентариев был и Василий Ткачук, председатель одного из колхозов в Ивано-Франковской области, будущий министр сельского хозяйства и продовольствия Украины, депутат Верховной Рады, который еще в 1988 году стал инвестором первой в СССР коммерческой газеты “Агро”.

Депутатом в 1989 году стал и редактор “Вечерней Одессы”, известный публицист Борис Деревянко, застреленный в 1997 году по дороге на работу.

Среди депутатов Съезда был и поэт Ростислав Братунь, который, будучи главным редактором журнала “Жовтень”, публиковал в нем запрещенных в Советском Союзе авторов, в частности Богдана-Игоря Антоныча. Братунь был первым демократически избранным депутатом СССР от Западной Украины, и благодаря своей активности, пользовался уважением российских демократов. Именно он, к слову, в 1993 году поднял украинский флаг над фрегатом “Гетьман Сагайдачный”.

В конце 80-х годов чувствовалась необходимость изменений в СССР, и, несмотря на сопротивление системы, они состоялись. Не в последнюю очередь благодаря личностям, осознававших эту потребность, и умевших формировать идеи и смыслы, которых ждало уставшее и разочаровавшееся общество.

Бросается в глаза, насколько нынешняя ситуация и в Украине, и в России, и в ряде других бывших республик похожа на “поздний Союз”, и возобновившееся протестное движение в Москве — тому подтверждение.

На первый план вновь выходит качество элиты. 23 года, прошедшие со времени избрания первого в СССР частично демократического парламента — это, практически, жизнь целого поколения. Сегодня, как и тогда, люди находятся в ожидании новой волны лидеров, свободных от ставшего модным конформизма, способных предложить содержательную программу развития.

Евгений Булавка, специально для Polittech.org