Будущее России зачастую решается на закрытых совещаниях у Владимира Путина, при этом слушает он всех приглашаемых экспертов, но доверяет оценке очень узкого круга людей. Прежде всего, это Алексей Кудрин и Герман Греф, рассказали журналу «Коммерсант-Власть» участники таких обсуждений.

О таких «собраниях» официально нигде не сообщается, упоминания о них не найти на сайтах президента и премьера, который тоже проводит подобные неформальные консультации. Иногда они проходят в загородных резиденциях, число приглашаемых колеблется от 5 до 15 человек.

В таком формате общения высшего руководства страны с экспертами в принципе нет никакой особой секретности или попытки что-то скрыть от населения: в тех же развитых США и Европе или в эффективных авторитарных государствах вроде Сингапура и Китая экспертное сообщество играет весомую роль, в значительной степени влияя на принимаемые правительством решения.

К тому же многие из обсуждаемых вопросов не допускают утечек, опять же не в силу секретности, а для того, чтобы избежать кривотолков и неоправданной паники. К примеру, ту же дискуссию о налогах невозможно вести публично: любое просочившееся в СМИ слово может оказать воздействие на рынок, а оппоненты власти могут выдергивать фразы из контекста, пояснил изданию один из наиболее авторитетных в глазах государства экспертов, ректор Высшей школы экономики (ВШЭ) Ярослав Кузьминов.

Однако в России, в отличие от развитых стран, общество в любом случае воспринимает такие консультации как антинародный междусобойчик. Прежде всего, это связано с недоверием к власти в принципе. Вдобавок большинству населения экспертные оценки и рассуждения зачастую малопонятны, а их советы проводить заведомо непопулярные, но необходимые реформы усиливают мнение о том, что чиновники и эксперты просто «сговорились».

Есть в таких подозрениях и доля истины — говорить о существовании подлинно независимой экспертизы в России не приходятся, сожалеет собеседник журнала, консультирующий правительство. Глава Экспертной экономической группы (ЭЭГ) Евсей Гурвич признает, что независимым центром быть тяжело. Главную проблему он видит в том, что доступ к источникам финансирования, альтернативным государству, крайне ограничен.

Недостаток финансирования экспертизы со стороны государства и частного бизнеса неизбежно приводит к тому, что по ряду отраслей эксперты быстро теряют независимость. Чтобы получать постоянный доход, им приходится вступать в «симбиоз» с какой-нибудь госструктурой. Чиновникам это тоже выгодно: у них появляются под рукой квалифицированные советчики. Но в результате пропадает независимость — часто выводы таким экспертам просто диктуются заказчиком, эксперты превращаются в обоснователей.

«Приглашение независимых экспертов можно назвать одной фразой: царь и бояре решили позвать скоморохов. Все ключевые решения все равно принимаются келейно», — сказал изданию один из экспертов, консультировавших правительство при Путине. Однако руководитель Центра макроэкономических исследований «Сбербанка» Ксения Юдаева убеждена: эксперт с репутацией не будет писать то, что противоречит фактам и его взглядам, лишь бы угодить заказчику.

Три канала влияния на власть: кто консультирует Путина и Медведева

В целом в России существует три основных канала влияния экспертного сообщества на власть, и то самое закрытое неформальное общение — это, пожалуй, главный из них. «Примерно раз в неделю какая-то группа экспертов собирается у министра или вице-премьера, пьет чай, накидывает какие-то идеи», — рассказал экс-руководитель Администрации Президента Александр Волошин, возглавляющий рабочую группу по созданию Международного финансового центра в Москве.

По словам собеседников издания, среди наиболее частых участников совещаний по макроэкономике и финансам — уже названные Кузьминов, Мау, Гурвич, Юдаева, а также председатель совета директоров «МДМ-банка» Олег Вьюгин (экс-руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам), научный руководитель Института экономической политики имени Гайдара Сергей Синельников-Мурылев, ректор Российской экономической школы (РЭШ) Сергей Гуриев и главный экономист «Тройки Диалог» (теперь входит в «Сбербанк») Евгений Гавриленков.

Само собой, на совещания к Путину и Медведеву приходят вице-премьеры Игорь Шувалов и Аркадий Дворкович, глава Минфина Антон Силуанов, первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев, новый глава Минэкономразвития Андрей Белоусов, а также экс-министр экономики Эльвира Набиуллина, получившая пост помощницы президента.

Помимо общения, по словам Сергея Гуриева, важный для экспертов канал влияния на власть — это СМИ и различные публичные площадки (включая образовательные учреждения): «Многие эксперты говорят, что они узнают свои идеи в публичных выступлениях первых лиц, даже когда не участвуют в их подготовке».

Третий канал воздействия экспертов на власть — написание научно-исследовательских работ по заказу ведомств. «Есть проблема, что заказы отдаются структурам, где чиновник понимает, что его представление и представление эксперта совпадают. Но эксперт с репутацией не будет писать то, что противоречит фактам и его взглядам, лишь бы угодить заказчику», — говорит Ксения Юдаева.

http://www.newsru.com