Технология фальсификации результатов голосования — суть ее в том, что в избирательных урнах оказывается некоторое число бюллетеней, помимо тех, что заполнили сами избиратели, отметкой напротив фамилии «нужного» кандидата.

Самое удобное использовать для вброса выносные урны, написав заявление от имени не пришедших на участки избирателей. Признаками фальсификации в данном случае будут:

  • Повышенное число заявлений о голосовании «на дому»;
    Слишком большое число выездных урн (до трех на один участок);
    Попытка спаивания наблюдателей или любой другой способ отвлечь их внимание.

Возможны также вбросы непосредственно на участке. Признаки такого вброса:

  • Чрезмерная активность избирателей в определенный небольшой промежуток времени;
    Отключение света на участке;
    Всех наблюдателей одновременно приглашают пройти «к столу», расположенном в отдельном помещении;
    При подсчете голосов, когда бюллетени вываливают на стол, часть бюллетеней лежат вложенные один в другой.

Третья возможность— вброс бюллетеней на этапе предварительного голосования. Признаком фальсификации в данном случае будет повышенная активность досрочно проголосовавших.

Для пресечения вброса бюллетеней можно порекомендовать следующие действия работников штаба:

  1. Обязательный выезд наблюдателя с выездной урной;
    Проверка факта голосования (выезд по адресу и интервью с избирателем);
    В случае подозрений на фальсификацию обязательное оформление жалобы в окружную избирательную комиссию.

Вброс бюллетений возможен не на каждом избирательном участке — все же не все председатели и сотрудники участковых избирательных комиссий лишены совести или согласны пойти на уголовное преступление. Но там, где сотрудники УИКов идут на это, как правило удается вбросить до ста бюллетеней на одном участке. С учетом того, что в среднем на одном участке две тысячи избирателей, то при явке в 50 % вброс в пользу партийного списка или кандидата может дать ему дополнительно до 10 % рейтинга.

Без ведома председателя и секретаря участковой избирательной комиссии вброс не возможен: нужно где-то взять бланки бюллетеней, в которых поставить галочки в нужных местах, нужно править списки избирателей.
Самая сложная проблема — сделать так, чтобы число избирателей, отметившихся в списках избирателей совпадало с числом проголосовавших бюллетеней. Решается эта проблема несколькими способами. Можно вручную проставить данные избирателей в конце голосования. Эти данные могут остаться с предыдущих выборов. При этом надо еще «угадать», кто из избирателей придет на участки, а кто — нет, иначе может возникнуть ситуация, когда избиратель приходит на участок, а в списке он уже отмечен как проголосовавший. Опять же избежать такой коллизии поможет изучение списков с предыдущих выборов — если просмотреть такие списки, то можно выявить сто-сто пятьдесят избирателей, которые никогда не ходят на выборы, и их фамилии отметить в списках избирателей.

Вторая возможность, которая есть у УИКов — не допустить к спискам наблюдателей и членов комиссии с совещательным голосом, выдвинутыми оппозиционными списками и кандидатами. Нет допуска — нет возможности сверить списки проголосовавших и сопоставить их с числом проголосовавших бюллетеней. Но это уже «по беспределу», но не смотря на это, такие случаи тоже бывают.

Есть и третий вариант, когда нет необходимости сверять число проголосовавших бюллетеней с числом проголосовавших избирателей, отмеченных в списках — это голосование с помощью выездных урн. Дело в том, что лежачие больные и другие избиратели, не имеющие возможность добраться своим ходом до избирательного участка, могут проголосовать по месту жительства. Такой избиратель накануне или в день голосования подает заявление и к нему выезжает член комиссии с правом решающего голоса и наблюдатели с выездной урной. Избиратель же вноситься в список проголосовавших заочно, вместе с приехавшими членами комиссии.
Найти и взять заявление с такого избирателя не составляет труда, тем более для партии или кандидата от власти: достаточно обратиться в соцслужбы — у них такие списки есть. Другой вопрос — как организовать фальсификацию? Ведь вместе с членом комиссии сопровождать урну обычно выезжают наблюдатели. Но число наблюдателей, которые поехали с урной, ограничено, поскольку ездят обычно на легковой машине, где число посадочных мест ограничено.

Первая возможность избавиться от навязчивого внимания наблюдателя и произвести вброс бюллетеней — подкупить наблюдателя или наблюдателей, или же их запугать. Наблюдатель обычно работает за деньги, и поэтому если в приватной обстановке предложить ему тысяч пять рублей — то высока вероятность что наблюдатель или наблюдатели согласятся.

Есть и другой вариант. Если наблюдателей на участке немного, то можно организовать вброс бюллетеней в третью выездную урну, т. е. если все наблюдатели уехали с первыми двумя выездными урнами, то третью урну можно отправить в дорогу без наблюдателей и уже туда вбросить столько бюллетеней, сколько нужно. Хотя если вбрасывать больше тридцати бюллетеней в одну урну, то это выглядит подозрительно. Но подозрения — это не доказательства, которое может принять суд.

Допустим, вопрос со списком избирателей решен. Проблем с тем, чтобы выкрасть сотню бюллетеней из той пачки, которая есть на участке тоже не составляет труда — число бюллетеней контролируется либо до, либо после голосования. Во время голосования бюллетени не контролируется. Остался один вопрос — как в урну для голосования вбросить сфальсифицированные бюллетени? Ведь урны стоят посреди участка и за ним наблюдают несколько наблюдателей.

Есть несколько «беспредельных» способов вброса — допустим перед началом голосования. Положено перед открытием участка урны дать осмотреть наблюдателям и после этого их опечатать. Наиболее наглые избирательные комиссии могут вообще не пустить на процедуру опечатывания урн наблюдателей, а наблюдателей запустить на территорию участка с началом голосования. Если наблюдатели не достаточно юридически подкованы и настойчивы, то такой вариант вполне может пройти.

Второй вариант — отвлечь наблюдателей на какое-то время. Допустим, часть наблюдателей уехала с выездными урнами, оставшимся комиссия предлагает пообедать (мол, стол накрыт, давайте быстренько перекусим). Наблюдатели всё таки люди — и могут отвлечься, трудно сидеть и непрерывно смотреть на урны в течении двенадцати часов, хочется в туалет, размяться, поесть и т. п.

Возможны и другие отвлекающие трюки. Скажем, заходит на участок бомж или мамаша с ребенком, и они роняют урну. Сфальсифицированные бюллетени вбрасывают в тот момент, когда урну поднимают и устанавливают на место.
Можно сработать и тоньше. Вбросить пачку бюллетеней может избиратель, пришедший на участок проголосовать. Кто-то из избирательной комиссии перед входом в помещение для голосования передает такому избирателю пачку сфальсифицированных бюллетеней, избиратель на участке берет бюллетень для голосования, заходит в кабинку, складывает бюллетень попалам, вкладываем в него сложенные пополам сфальсифицированные бюллетени и уже пачку вбрасывает в урну для голосования. Риск в том, что наблюдатели могут заметить, что бюллетень выглядит слишком подозрительно, поэтому такому избирателю, состоящему в сговоре с избирательной комиссией, дают не большую пачку — бюллетеней десять.

Подводят итог, можно выделить три составляющие такого способа фальсификации итогов выборов, как вброс бюллетеней — это фальсификации записей о проголосовавших избирателях в списке избирателей, вброс бюллетеней в стационарные урны и вброс бюллетеней в выездные урны.

http://newideology.ru