Какую роль играли «социальные СМИ» в политической мобилизации российского общества в бурный период российских выборов?

Этот вопрос занимал политологов, социологов и специалистов по коммуникациям с самого начала протестного движения в связи с выборами в декабре 2011 года. Хотя очевидно, что социальные сети, включая средства блогосферы, например, «Живой Журнал», и микроблогосферы, например, «Твиттер», а также социальные сайты, такие как «Фейсбук» и «ВКонтакте», сыграли значительную роль в мобилизации (и контрмобилизации) в плане как обеспечения связи, так и объединения общества, конкретная суть этой роли по-прежнему требуют тщательного изучения.

Настоящий доклад вносит свою лепту в это дело, начиная рассматривать роль социальных сетей – в частности, «Твиттера» – в пиковый период политического протеста на президентских выборах в России 4 марта 2012 года и последовавших за ними про- и антиправительственных выступлений. Изучая базу данных, включающую в себя более чем 11 000 сообщений, направленных более чем 8500 пользователями «Твиттера» в этот период, «Центр изучения интернета и общества» задается вопросом, как протестанты с обеих сторон фактически использовали «Твиттер», какое влияние оказала структура протестных групп на характер коммуникаций (и наоборот) и отличались ли эти структуры по разные стороны политического водораздела. В «первом приближении» эти данные позволяют сделать следующие три основных вывода:

Во-первых, «Твиттер» выполнял множество функций как одновременно, так и на разных этапах мобилизации, включая:

* обобщение информации, идей и мемов, связанных с мобилизационными действиями;
* распространение обобщенной информации, идей и мемов среди расширенной аудитории;
* эффект эха, способствующий укреплению внутригрупповой солидарности и приверженности обобщенным мемам;

Во-вторых, у противостоящих политических «лагерей» наблюдается значительное расхождение социальной структуры:

* Оппозиционные сети являются относительно более многообразными и разрозненными, чем проправительственные; кроме того, они тесно связаны со СМИ, которые отличаются значительным присутствием в «Твиттере», что отчасти определило преобладание оппозиции в «Твиттере» в данном периоде;
* Проправительственные сети отличаются относительно более высокой концентрацией, более интенсивной коммуникацией по установленным каналам, а также делают больший акцент на формальном распределении ролей, чем на неформальном участии;

В-третьих, в течение всего рассматриваемого периода ключевую роль в «Твиттере» играли профессиональные журналисты и СМИ, профессиональные блогеры и утвердившиеся гражданские группы, НПО и политические организации, тогда как влияние «неформальных» «Твиттеров» или «случайных» твитов представляется минимальным.

slon.ru

С полным текстом доклада можно ознакомиться здесь