Украина готовится к официальному старту парламентской кампании — осталось совсем немного. Но еще до начала избирательной гонки ее главная интрига звучит так: «А что будет, когда все закончится?»

Уже сейчас понятно, что решающие битвы ждут нас не после 30 июля, а после 28 октября. Не нужно быть Нострадамусом, Вангой или осьминогом Паулем, чтобы предсказать исход грядущих выборов. Разумеется, нынешняя власть сохранит большинство в Верховной Раде — отдавать его никто не намерен.

Социология утверждает, что рейтинги оппозиционных и провластных партий сопоставимы. Но у власти есть фора в виде админресурса и мажоритарных округов. Для нейтрализации этого преимущества необходим подавляющий электоральный перевес, коим оппозиция похвастаться не может. У оппозиционных игроков слишком мало козырей, чтобы обыграть банкомета.

Вопрос не в том, кто победит, а в том, что ему принесет победа. За финишной ленточкой будущего чемпиона встретят как минимум три серьезных риска.

Первый риск — международный. Победившая власть может окончательно побить горшки с Брюсселем и Вашингтоном. Сегодняшние передряги покажутся Киеву легкой размолвкой, если украинские выборы шибко не понравятся западным наблюдателям.

Второй риск — экономический. Ради победы из бюджета выкраиваются различные социальные подношения, Нацбанк героически удерживает курс гривни. После выборов придется платить по счетам. Если обвал будет чересчур резким и болезненным, это чревато возмущением улицы и крупными неприятностями для украинского руководства.

Третий риск — политический. По-видимому, главной опорой власти в новом парламенте станут депутаты-мажоритарщики. А это весьма ненадежная публика, склонная к ренегатству и готовая удрать с корабля, как только обнаружится течь. Доказано временами Кучмы!

Соединившись, эти три риска могут обесценить трофей, завоеванный 28 октября. Так что у оппозиции есть шансы остаться в выигрыше после проигрыша. А Банковой стоит задуматься не о победном рывке, а о том, чтобы победа не оказалась пирровой.

Сегодня