Дмитрия Медведева лишили «монополии на управление»

Президент России Владимир Путин официально утвердил за своей администрацией право согласовывать топ-менеджмент в пяти госкорпорациях, в том числе в ВЭБе и Курчатовском институте, и четырех государственных информструктурах, а также в «Ростелекоме» и «Связьинвесте». Неофициально это происходит уже более десятилетия, но теперь менеджмент этих компаний, как и в случае с советами директоров стратегических акционерных обществ (АО), будет формально зависеть не только от правительства Дмитрия Медведева, а от президента – Владимир Путин вернул себе те же возможности, которыми пользовался в Белом доме до марта 2012 года, пишет газета «Коммерсантъ».

Как стало известно изданию, еще в 12 крупных госкомпаниях администрация президента получила формальное право согласовывать или не согласовывать топ-менеджмент. Распоряжением президента N281-рп от 25 июня 2012 года такому согласованию подлежат «кандидатуры представителей государства в органах управления» ВЭБа, госкомпании «Росавтодор», госкорпорациях АСВ, «Олимпстрой» и Фонде содействия реформированию ЖКХ, в НИЦ «Курчатовский институт», а также в пяти государственных медиаактивах – «РИА Новости» и ИТАР-ТАСС, «Российской газете», радиостанции «Голос России». 12 июля распоряжением N308-рп Владимир Путин добавил в список и два телекоммуникационных АО – «Связьинвест» и «Ростелеком».

Формально речь идет о решении достаточно простой проблемы – формализации сложившейся в бытность Владимира Путина премьер-министром практики согласования кандидатур в топ-менеджеры и члены наблюдательных органов крупных компаний.

«Чисто техническим» происходящее невозможно считать сразу по нескольким причинам. Наиболее существенным выглядит возвращение права президента согласовывать топ-менеджмент в госкорпорациях. В момент создания госкорпораций Владимир Путин и так имел возможность контролировать все кадры в госструктурах. В 2008-2012 годах, когда он стал премьер-министром, отсутствие у прямых подчиненных президента Дмитрия Медведева формального права блокировать назначения, например в ВЭБе (все компании списка находятся юридически в ведении правительства и его ведомств), его команду тоже вряд ли сильно беспокоило. Проблема возникла, очевидно, лишь с рокировкой марта 2012 года – юридически монополию на управление кадрами в указанных структурах правительство Дмитрия Медведева имело в течение трех месяцев.

Впрочем, чисто технически распоряжение вышло небеспроблемным. Создавать отдельный список «соуправляемых АП» структур пришлось, поскольку в список стратегических АО нельзя было включить ни «Олимпстрой», ни Агентство по страхованию вкладов (АСВ), ни «РИА Новости» – они акционерными обществами не являются. Соответственно, что имеется в виду под «кандидатурами представителей государства в органах управления», не так просто определить. Юридически прямые представители государства есть только в «Связьинвесте», «Ростелекоме» и в какой-то степени в АСВ – в советах директоров АО и госкорпорации (в совете АСВ пять директоров – представителей ЦБ и семь – государства). В советах госкорпораций юридически их просто нет (у госкорпораций как некоммерческих организаций не имеется собственника), а фактически ими являются по их уставам все члены наблюдательных советов.

В данной ситуации речь идет не столько о переменах, в том числе в ВЭБе, сколько о защите от перемен. Правительство Дмитрия Медведева просто не успело воспользоваться монополией на управление – в итоге оно вернуло «второй ключ» от госкорпораций в Кремль без открытого сопротивления, пишет газета.

NR2