Глава Комитета избирателей Украины Александр находится в непростой ситуации. Общаясь со всеми участниками избирательного процесса, он вынужден сохранять объективность и беспристрастность. Правда, всем угодить все равно не получается. Поэтому периодически на Александра обижаются те или иные политики или их представители. Беседу с сайтом «Polittech» глава КИУ начал, не дожидаясь вопроса.

— Хочу сразу сказать, что читаю интервью, которые есть на вашем сайте. Поэтому мне хочется сегодня с вами поговорить не только как глава КВУ, но и как гражданин, который следит за ходом выборов. Следует добавить: очень информированный гражданин, который в официальном статусе не может всего озвучить. Поэтому попробую быть максимально откровенным.

— Вас уже обвинили в том, что Комитет избирателей заранее сделал прогноз в пользу честных и демократичных выборов…

Это вы, наверное, имеете в виду пост в Фейсбуке Олега Медведева, который сказал: Александр Черненко заявил, что выборы будут в целом честными. На самом деле, это была новость на УНИАН, где я предположил, что выборы будут относительно честными. Я хоть и не филолог, но мне кажется что слова «в целом» и «относительно» имеют разную смысловую нагрузку. И Олег Медведев на мой вопрос по этому поводу в «Фейсбуке» не ответил. Пусть все-таки ссылается на источник. Хочу сказать, что выборы сейчас очень проблемные, сложные.

Я бы сказал, что самые проблемные после 2004 года. Одна из трудностей состоит в том, что многие журналисты, политологи, которые занимаются выборами, просто не работали на выборах 2002 года. Или работали, но уже забыли, что такое мажоритарка.

Тогда были те же проблемы, которые мы имеем сегодня: подкуп, пайки, админресурс, контролируемые комиссии, деньги…. Разница в том, что тогда не было мобильных телефонов и фотоаппаратов, социальных сетей, куда можно было бы «сливать» информацию об этом. Опять-таки, если говорить о разнице между теми выборами и нынешними.

Тогда все было подчинено Кучме, но «Наша Украина» выиграла выборы. Сейчас оппозиция то ли не хочет, то ли не может, или не знает, что делать. Да, можно сфотографировать пакет с гречкой, выставить в «Фейсбуке», сказать: караул, подкупают, выборы не легитимны! Но ведь гречка была всегда. Сама по себе гречка выборы не решает. Конечно, это плохо, это нарушение закона, на которое нужно реагировать. Мы на это в силу своих возможностей реагируем. Но если оппозиция борется, то она может выиграть. Вспомним 2004-й год. Если нет, то они не выиграют, и все свалят на гречку.

— Мы общались пару месяцев назад, и вы делали прогноз для этих выборов, что они будут трудными. Сейчас, когда кампания входит в завершающую стадию, можно ли скорректировать этот прогноз?

— Все эксперты предполагали, что самые большие проблемы будут на мажоритарных округах. Так оно и случилось.

Причем округ округу рознь. Например, в одном из округов Запорожской области баллотируется сын Генпрокурора Пшонки. Там всего пять кандидатов: он и четверо никому не известных персонажей. В этом округе, конечно, будут самые честные и демократичные выборы. Как в Советском союзе. Вообще, мы проводили анализ, и выяснили, что, например, на округах Донецкой области, в среднем выступает восемь кандидатов.

А вот в Киеве и Киевской области – около сорока. То есть, понятно, что главная интрига будет в Киеве и окрестностях: Киевской области, Житомире, Черкассах, Кировограде. То есть, там, где есть конкурентная борьба, где борются несколько ресурсных кандидатов. Причем кто-то официально представляет власть, кто-то – неформально, кто-то идет от объединенной оппозиции, кто-то – от УДАРа. Понятно, что все эти кандидаты будут использовать все чистые и нечистые технологии ради своей победы.

Их понять можно: в округ вложено два миллиона, и рейтинг вроде как и вырос, но конкуренты впереди. Что делать? Кандидат реализует план «Б». Хорошо еще, что постановлением ЦИК исчез фактор политического туризма. Но все равно, остался фактор убеждения членов комиссий, вариант – кого-то нагнуть и т.д. Причем выборы будут тем проблемнее, чем конкурентнее борьба.

Например, берем ту же Донецкую область. Наверняка там будут спокойные выборы. Максимум, что там сделает власть – подвезет своих избирателей, которым проблематично добраться на участки, на автобусах. Вы же понимаете, в некоторых регионах один избирательный участок на три села. По сути, никакого нарушения закона нет: если агитация не ведется, то кто запрещает организовать доставку избирателей на участок? Но самые большие проблемы будут на тех округах, где будет конкурентная борьба. Мне страшно подумать, что будет твориться в ночь выборов в Киеве. Тут есть три или четыре округа, где я ожидаю настоящий «Сталинград».

— Можете назвать примеры?

— По номерам я не скажу – не помню. Но, например, округ, где баллотируются Владимир Арьев, Лев Парцхаладзе и Александр Третьяков. Еще один – где Кирилл Куликов, Виталий Ярема, Татьяна Монтян, Тарас Чорновил. Есть округ, где борются Дмитрий Андриевский, Максим Луцкий и Рена Назарова. Реально страшно подумать, что будет твориться в этих округах в ночь с 28 на 29 октября. И я даже поставлю на своем мобильном телефоне блок на номера многих кандидатов.

— Думаете, будут звонить?

— Обязательно. Говорить, что все пропало, что нас фальсифицируют. Они получат цифры екзит-полов и начнут включать планы «Б».

— А сейчас вас сильно достают жалобами?

Ну как достают? Есть реально обоснованные жалобы. У нас в КИУ работает горячая линия, мы работаем по всем регионам Украины. Но ведь есть маргиналы, которые звонят и говорят: я тут выигрываю, а меня «душат». При этом никто знать не знает, кто он такой.

— По поводу Донецкой области ваше мнение понятно: там, очевидно, выборы уже «сделаны». А как быть с другими регионами, которые традиционно считаются вотчиной регионалов? Например, Крым, Луганск, Одесса, Харьков?

— Да, в Донецке все хорошо: там было все зачищено еще до выборов. А вот Крым, Луганск, Харьков, где вроде как все выступают за Партию регионов, но в каждой из этих областей есть несколько округов, где больше всего шансов имеют кандидаты, несогласованные с ПР. Они идут как самовыдвиженцы, в основном, это небедные люди. И вот они могут составить реальную конкуренцию выдвиженцам от Партии регионов.

С ними, конечно, работают. Буквально недавний округ, когда в Симферополе по округу №2 снялся кандидат от ПР Александр Баталин. Кстати, этот кандидат имел серьезные шансы выиграть у Льва Миримского, который баллотируется по тому же округу.

Теперь у Миримского стало больше шансов. Хотя, конечно, нельзя утверждать, что все голоса регионалов автоматически перетекут к нему. Так что у коммуниста Кискина тоже шансы есть.

То же самое – в Луганске. В самом городе коммунисты догоняют, а по некоторым округам – побеждают Партию регионов. Слишком велико разочарование властью. Так что даже те избиратели, которые намерены проголосовать за список ПР, не всегда будут отдавать голоса за их выдвиженцев на мажоритарных округах.

— Много ли кандидатов снимается с гонки? И сколько из них – реально проходные?

— Снимается действительно много кандидатов. А вот проходных – единицы. Сегодня, если мы говорим о проходных, то в Винницкой области это Демчак и Алексей Порошенко. Ну и упомянутый Баталин в Симферополе.

— Почему они это делают? Их запугивают?

— Причины разные. Например, в случае с Баталиным речь идет не о деньгах или запугивании, а о шантаже со стороны одного из кандидатов, которые владеет «контрольным пакетом» в окружных комиссиях. И он сказал «регионалам»: я вам этот пакет продаю, и он ваш, но мой округ – отдайте мне. Иначе я заблокирую работу этих комиссий.

— Как быть с оппозицией? Там тоже непростая ситуация. Эсперты утверждают, что в мажоритарных округах ОО выставила много ошибочных кандидатов, и теперь думает, как эти ошибки исправить.

— Проблема даже не в том, кого выставили, а – когда? Если регионалы работали на округах с весны, а то и раньше, то оппозиционеры начали очень поздно. Все до последнего момента ждали, чем закончится согласование списков и мажоритарных кандидатов. И в день оглашения этих списков многие люди с удивлением узнали, что они идут в округ, а еще многие узнали, что они на непроходных местах в списке.

Более того: лишь немногие кандидаты по округам получили финансовую поддержку от Центрального штаба Объединенной оппозиции. Остальные – это «камикадзе», которых бросили на округ, и они вынуждены выживать своими силами. Так что ситуация действительно довольно сложная. Но по Центральной или Западной Украине, будь ты хоть Вася Пупкин, но если у тебя есть приставка ОО или «Удар», ты уже имеешь 10%.

Социологи в своих опросах еще перед выборами ставили в списки несуществующих кандидатов, но привязывали их к партии «Батьківщина». И они автоматически получали 7%. Более того, около 3% избирателей утверждали, что знают такого кандидата. У оппозиции есть шансы выиграть мажоритарку во многих областях. Им просто надо было раньше начинать.

— Но они ведь пытаются исправить ситуацию: возможно, кого-то отзовут с округа в пользу более проходного партнера из других партий?

— Сейчас идут разговоры между «Батьківщиной» и УДАРом о согласовании кандидатов. И мой скромный прогноз: где-то на половине округов они смогут договориться. Посмотрят, где более рейтинговый кандидат, и будут определяться. А если кто-то не захочет сниматься, его отзовут съездом. Но на принципиальных округах будет то еще «рубилово».

Например, там, где разрыв между представителями «Батьківщини» и УДАРа будет 5-7% они пойдут на принцип и не смогут договориться. Кроме того, сейчас партия Кличко где-то догоняет, а где-то и перегоняет оппозицию.

И у нее может появиться головокружение от успехов. И они вообще не захотят договариваться.

— УДАР жалуется, что на них все наезжают – и власть, и оппозиция…

— Да, есть такая информация. Честно говоря, в некоторых случаях это несколько раздуто. В чем успех Виталия Кличко? Он ничего хорошего в политике не сделал. И плохого – тоже. У него нет антирейтинга. Вот ведь парадокс: он не так уж и много ездит по Украине, медийная активность – не самая высокая. Есть разве что наружная реклама. Даже по присутствию агитации и рекламы партия Кличко – на 4 или 5 месте. А рейтинг – растет.

— А в чем, по-вашему, феномен Королевской?

— Она начала кампанию тогда, когда никто и не думал о выборах. И социология показывала рост рейтинга. Потому что спрашивают рядового избирателя, он оборачивается, видит только билборды Королевской, и отвечает: о, я за нее! И на каком-то этапе кампания была достаточно успешной, хоть и вызывала у многих отторжение.

Но сейчас рейтинг пробуксовывает. Партии «Украина, вперед!» нужно сейчас сделать какой-то серьезный ход. Красивый воздушный шарик наполнить реальным содержанием. Пока я ничего этого не вижу, а времени почти не осталось. Не исключаю, что они пройдут в парламент, но с каждым днем до выборов сделать это все труднее.

Продолжение следует …