Пока оппозиционные силы обсуждают, способны ли они создать коалицию, правящий лагерь из-за таких вопросов не беспокоится. Видные спикеры Партии регионов убеждены, что ПР по плечу собрать большинство за счет собственных ресурсов. А далее при необходимости можно будет и состав правительства пересмотреть — если желание возникнет.

Самостоятельный курс

С приближением выборов участники гонки с возрастающим энтузиазмом участвуют в разделе «шкуры» еще не выбранного парламента. Главными коалициантами-теоретиками на сегодня все еще остаются представители объединенной оппозиции и «Свободы», которые, правда, хотя и подписали соответствующую декларацию о намерениях, но в безоблачном «большом» будущем все-таки не уверены.

Демонстративно в стороне от процесса остался УДАР, предлагающий обсуждать вопросы будущих раскладов исключительно по итогам голосования. А еще одну сторону в этом своеобразном многоугольнике прогнозов представляет собой Партия регионов, руководство которой уверено, что никакие коалиции ей, скорее всего, не понадобятся.

Если судить по публичным заявлениям, то одним из главных адептов идеи «ПР создаст большинство своими силами» остается сравнительное недавнее партийное приобретение — вице-премьер Сергей Тигипко. Заместитель главы ПР и третий номер ее избирательного списка не устает повторять: посторонняя помощь его политсиле в парламенте следующего созыва может оказаться ни к чему. «Я думаю, что, по всем прогнозам, Партия регионов сумеет выиграть и пройти по партийным спискам на первом месте. А по мажоритарным мы изначально пошли на то, чтобы выставить очень сильные кандидатуры, которые, я уверен, принесут нам победу по мажоритарным округам по большому проценту, и это позволит нам создать большинство в парламенте даже самостоятельно», — не в первый раз предполагал он 16 октября.

А спустя неделю потенциальный народный избранник уточнил свою мысль. «Мы изначально ориентировались на 30-35% по списку и на 70% по мажоритарным округам, приблизительно на такие показатели мы сейчас и выходим. Ко дню голосования у нас еще будет небольшой рост, поскольку наши избиратели сейчас показывают большее желание идти на выборы», — поделился Сергей Леонидович в интервью «Коммерсант-Украина».

Подобные ориентиры и в самом деле позволяют «регионалам» надеяться на коалиционную самостоятельность. 30-35 процентов по «пропорционалке» и 70 процентов по «мажоритарке» могут дать партии власти от 225 до 236 «чистых» мест, не считая потенциальных союзников. При этом некоторые вопросы к цифрам мечты все-таки остаются. Последние замеры рейтингов перед запретом на их публикацию показывали, что партийная популярность ПР и в самом деле вращается вокруг цифр, озвученных вице-премьером-кандидатом. С другой стороны, настолько ошеломляющие «мажоритарные» перспективы все же требуют весомых доказательств, дать которые могут лишь результаты выборов.

Однако многие эксперты и в самом деле сходятся на том, что именно ПР имеет наилучшие шансы на создание будущего большинства именно благодаря череде возможных побед на одномандатных округах. «Все главы областных и районных администраций — ставленники команды Януковича и члены Партии регионов. Понятно, что они сделают все возможное, чтобы в мажоритарных округах победили кандидаты от партии власти», — считает ведущий эксперт политико-правовых программ Центра Разумкова Константин Дикань.

В подобной ситуации предметом интереса становится не только реальность шансов ПР на создание единоличного большинства, но и возможные варианты развития такой идеи. С учетом того, что правящий лагерь взял курс на пересмотр норм Основного закона, еще более животрепещущим вопросом остается возможность «регионалов» консолидировать вокруг себя большинство уже конституционное. Среди специалистов единого мнения по этому поводу нет. Одни считают, что прыгнуть выше черты в 226-250 «штыков» Партии регионов будет непросто. «Я не думаю, что в Украине будет конституционное большинство после выборов в поддержку действующей власти, но где-то на уровне 240-250 голосов, как оно, в принципе, есть и сегодня, действующая власть будет иметь», — допускал еще в первой половине октября председатель правления Комитета избирателей Украины Александр Черненко. Другие же напоминают о том, что для достижения заветной планки в 300 голосов ПР может привлечь и сторонние ресурсы.

В случае, если «регионалам» действительно удастся со старта создать в ВРУ следующего созыва фракцию из, скажем, более чем 200 человек, возможность «добирания» еще одной сотни лоялистов по мере необходимости совсем уж невозможной не выглядит.

Наименее вероятным для себя на сегодня в ПР считают сотрудничество с четко оформленной оппозицией. Однако стоит заметить,что, если тот же Сергей Тигипко убежден, что сотрудничество ПР с УДАРОМ не заладится, то глава нынешней фракции Партии регионов в парламенте Александр Ефремов сравнительно недавно такую возможность не исключал (хотя надо заметить, что сам Виталий Кличко возможность соучастия УДАРа в одном большинстве с ПР и КПУ отрицает). Тем не менее, в число главных «региональных» надежд, по всей видимости, традиционно входят коммунисты. «У коммунистов за 20 лет я не видел какой-то четкой позиции. Я думаю, что они будут ближе к варианту сотрудничества, но четкого присутствия ни во власти, ни в оппозиции коммунисты, вероятно, не покажут. Будет ситуативное сотрудничество», — полагает Сергей Тигипко. Но, похоже, основной запас прочности, причем, не только для гипотетического конституционного большинства, но и, вполне возможно, для собственной фракции в ПР готовы снова увидеть в потенциальных «тушках». «Процесс перехода к нам независимых кандидатов и некоторых людей из оппозиции просто неизбежен. Многие идут в парламент… с надеждой что-то менять в стране. Эти люди придут в оппозицию, посидят там три-четыре месяца, поймут, что они практически ни на что не влияют, и им захочется изменений. Так что я знаю: переходы будут», — уверен третий номер «регионального» списка.

Не большинством единым?

Раскачивание фракционно-групповой «лодки» с активными переходами между фракциями (особенно мажоритарщиков) в перспективе могут обернуться и менее приятными для правящего лагеря явлениями, что показывал опыт ВРУ VI созыва — предыдущей версии парламента, собранного по смешанной системе. Однако пока какое бы будущее не ожидало мечты о переписывании Конституции, формирование даже «простого» большинства могло бы, как минимум, на некоторое время «законсервировать» нынешний курс.

Надежды на что власть предержащие и возлагают. «В чем только они не обвиняют действующую власть, что только не придумывают, чтобы доказать, будто никаких позитивных изменений в стране нет. А экономисты хорошо знают, как трудно в условиях информационных провокаций удерживать стабильность. Однако, она сохраняется, и это очевидный факт… Сложно, не так быстро как мы хотим, но страна меняется к лучшем», — обещает неизменность сегодняшнего курса премьер-министр.

Однако если к стабильности вертикали в случае «совокупной» победы ПР на выборах принципиальные вопросы могут и не возникнуть, то будущее самого правительства все еще подернуто туманом.

Как уже писали «Подробности», нормы действующей на сегодня Конституции образца 1996 года сложения полномочий Кабмина перед новым парламентом не предполагают. И все же настойчивые намеки со стороны Брюсселя на то, что ЕС предпочел бы после выборов поддерживать диалог с обновленным Кабинетом, похоже, не прошли даром. Официальный Киев от возможной привязки графика совместных мероприятий к правительственному вопросу продолжает открещиваться. «Со всей ответственностью заявляю: какой-либо привязки проведения саммита к формированию нового правительства в Украине, что якобы должно стать следствием проведения парламентских выборов, нет и не может быть», — настойчиво повторяет представитель Украины при Евросоюзе Константин Елисеев. Но при этом в высших эшелонах о возможности каких-либо перестановок говорят все определеннее.

Вероятные «послевыборные» перестановки в Кабмина, по всей видимости, могут проводиться под эгидой правящего лагеря независимо от того, за кем все-таки окажется парламентское большинство. Во всяком случае, в той же объединенной оппозиции регулярно напоминают о своем желании не участвовать в формировании нового Кабмина, который все равно будет зависеть от президента.

Но нельзя опускать вероятность того, что значительная часть потенциальных оппозиционеров предпочла бы выразить недоверие действующему Кабмину — даже при отсутствии реальной возможности повлиять на кадровую политику Банковой. И в таком случае в роли обновителей Кабмина все равно выступит Партия регионов.

О возможных переменах в правящем лагере еще не говорят, как о почти свершившемся факте, но уже куда определеннее, чем несколько месяцев назад. Так, с одной стороны, президент продолжает критиковать плохих реформаторов: 23 октября он назвал членов Кабмина своими «оппонентами» в благородном деле дерегуляции. С другой стороны, о «перетряхивании» снова-таки упоминал Сергей Тигипко. «Я не готов говорить о персоналиях, но будь моя воля — я поменял бы больше 50%. И это нужно делать быстро, чтобы новые люди имели возможность сразу начать работу. Я бы делал ротацию уже в этом году», — рассказывал он во все том же интервью.

Ряд экспертов склоняются к тому, что длительность премьерской карьеры Николая Азарова во многом будет зависеть от особенностей не только политической, но и экономической ситуации. «Изменения (в правительстве, — «Подробности») будут кардинальные.

Единственный шанс у Азарова остаться еще на некоторое время премьер-министром — то, что на него могут списать абсолютно весь кризис, который будет скоро, а уже потом отправлять в отставку. Как ни парадоксально, сейчас вероятность такого кризиса и провала — это единственное, что может держать Азарова на должности», — предполагает политолог Сергей Таран.

И если учесть, что Николай Янович возглавляет партийный список ПР, то получение им депутатского мандата можно считать практически свершившимся фактом. Вопрос только в том, воспользуется ли он им сразу или все же на какое-то время задержится в Кабмине.

Будущие перестановки в правительстве зависят и от результатов выборов, и от конъюнктуры внутрипартийного «рынка». По большому счету в «розыгрыше» может участвовать целый комплект привлекательных должностей: спикерская и вице-спикерская в парламенте и целый ряд правительственных. Теоретически, уход на должность председателя ВРУ для Николая Азарова мог бы быть в меру логичным вариантом почетного отстранения от кабминовских дел.

Правда, не стоит забывать о том, что список претендентов на кресло в президиуме которотким вряд ли получится. С одной стороны, своего интереса к нему не стал совсем уж отрицать все тот же Сергей Тигипко. С другой — эксперты считают, что на этом месте с большей вероятностью может оказаться более подготовленный к такой работе кандидат — например, нынешний глава фракции ПР Александр Ефремов или министр юстиции Александр Лавринович. Однако не исключено и то, что должность спикера может отойти не по «функциональной» линии, а по политической. И уже в таком случае многое зависит от того, за кем, в противовес, окажется премьерство.

Если Николай Азаров и в самом деле лишится портфеля, то в числе возможных его преемников еще сравнительно недавно называли практически полный комплект нынешних и некоторых бывших его заместителей. В зависимости от результатов выборов главой правительства мог бы стать и тот же Тигипко, и удачно разыгравший карту Евро-2012 Борис Колесников, и заменяющий премьера на время его агитационных отлучек Валерий Хорошковский, и возглавляющий предвыборный штаб ПР секретарь СНБО Андрей Клюев.

Но с приближением выборов политологи все чаще склоняются к тому, что итогом возможных пертурбаций может стать очередной пересмотр баланса между разными группами влияния внутри правящего лагеря. «Эти выборы станут либо последним шагом в консолидации Януковичем власти, или последним шансом его противников сорвать правление его семьи. На этот раз, однако, наиболее ощутима угроза для его правления происходит не из толпы на улице, а от бизнес-элиты, которая является его союзниками», — допускает старший научный сотрудник Института международной экономики Петерсона Андерс Аслунд. С такой точкой зрения солидарны и некоторые отечественные эксперты. «Если реализуется комбинация, о которой много говорят: премьером следующего года вдруг станет один молодой выдвиженец, который сейчас руководит Нацбанком, но неопытный, вот тогда Андрей Петрович (Клюев, — «Подробности») может стать, как в свое время Азаров при Януковиче, во время первого его премьерства, дядей-наставником при молодом неопытном премьер-министре», — пророчит премьерство главе НБУ Сергею Арбузову директор Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко.

С учетом возникающей на глазах «правительственной» неопределенности, можно допустить, что сама только победа на выборах, на которую так рассчитывают в ПР, все проблемы уже правящей партии одномоментно не решит. Результаты всенародного волеизъявления не только покажут, каким политсилам предстоит сформировать парламентское большинство, но и откорректируют уже ставшие привычными границы сфер влияния и внутри неоднородной ПР, и в ее взаимоотношениях с потенциальными сторонниками. А при существенном изменении «карты» перестановки в Кабмине могут оказаться практически неминуемыми и без какой-либо привязки к саммиту с ЕС…

Подробности