Итоговые выпуски новостей в конце минувшей недели напоминали военные сводки. Чеканные фразы, металл в голосе проверенных ведущих. Борьба с коррупцией выходит на новый уровень. Президент принял решение!

Министерство обороны. Проходит проверка, в которой участвуют военные прокуроры, Счетная палата и специалисты по военной контрразведке ФСБ. Ожидается, что количество случаев выявления незаконных сделок с имуществом Минобороны увеличится в разы. Вне всякого сомнения, будут возбуждены уголовные дела. С нажимом говорится о том, что неприкасаемых фигур нет, и некоторые свидетели могут перейти в статус обвиняемых. Намекают явно на еще недавно всемогущего министра Анатолия Сердюкова. Тем временем желтая пресса увлеченно поливает опального экс-министра грязью. Всплывают все новые ужасные факты нарушений в Минобороны. Вот уже оказывается и заповедные земли на Черном море были захвачены миноборонцами под видом необходимости строительства РЛС, а на самом деле — для строительства элитного дачного комплекса.

Министерство регионального развития. 9 ноября в рамках расследования уголовного дела о хищении 178 млн рублей прошли обыски в офисе ФКУ «Дальневосточная дирекция министерства регионального развития РФ» — это учреждение было госзаказчиком и координатором на всех строившихся объектах к саммиту АТЭС-2012. Кроме того, 29 октября ФСБ провела обыски во владивостокском офисе ОАО «Дальневосточная энергетическая управляющая компания» — тоже в связи с подозрениями на хищение бюджетных средств при строительстве объектов АТЭС. Также стоит вопрос о непродуманности снабжения нового комплекса зданий на острове Русский водой и электроэнергией. Высказывается мнение, что услуги ЖКХ могут оказаться золотыми. И за это тоже кому-то из высокопоставленных лиц придется ответить.

Российские космические системы. Заявлено о хищениях в размере 6,5 млрд рублей при реализации системы ГЛОНАСС в корпорации «Российские космические системы». Оказывается, четвертое Управление МВД России приступило к разработке информации о хищениях еще около 2,5 лет назад, и теперь эти данные нашли подтверждение. Идут отставки. Возбуждено уголовное дело.

Официальные комментаторы старательно подчеркивают, что наступление на фронте борьбы с коррупцией происходит по воле президента, инициировано непосредственно им.

Что происходит?

Внезапно президент прозрел и обнаружил, что его подчиненные воруют в огромных масштабах? А до этого ему казалось, что все кругом живут только на зарплату? Вряд ли Владимир Путин страдал подобным изъяном зрения. По-видимому, в его сознании произошел некий психологический сдвиг. И связано это, скорее всего, с первыми вестниками ухудшения состояния здоровья. Когда человек на вершине власти неожиданно сталкивается с тем, что и у него могут быть проблемы со здоровьем, что и он, оказывается, не всесилен, компенсировать новое неприятное переживание такой человек стремится ярким проявлением своей единоличной власти и воли. И мы, по-видимому, являемся свидетелями именно такого психологического феномена: компенсаторного усиления демонстрации своей власти и всесильности в ответ на первые симптомы возрастного ухудшения самочувствия.

Этот процесс можно описать и в рамках классической психологии власти.

Есть власть поощрения, когда субъект власти обеспечивает свою власть раздачей благ или обещанием такой раздачи (ярким примером могут служить лозунги большевиков: фабрики — рабочим, землю — крестьянам, мир — народам и т д.). Есть власть эталона, когда субъект власти является недосягаемым образцом для восхищения и подражания. Еще совсем недавно Владимир Путин несомненно являлся таким эталоном — со всеми своими фотосессиями с обнаженным торсом, катанием, нырянием и летанием. Президент-супермен — отличный образ для не избалованного подтянутыми спортивными активными вождями российского народа.

Сейчас, однако, начался болезненный процесс смены властной парадигмы. Президент, постепенно теряя ресурс власти эталона, переходит к использованию нового ресурса власти принуждения. Первыми ласточками стали такие эпизоды, как откровенно противозаконное похищение оппозиционера Развозжаева.

Но, взяв на вооружение ресурс принуждения, президент не может ограничить его использование только оппозицией. Схема неизбежно будет распространена на весь круг подвластных структур. А это значит, что опасаться неожиданных жестких решений следует всем — в том числе и тем, кто еще недавно считал себя неуязвимым.

Росбалт