Российская оппозиция обратила внимание на «В контакте» и попытается сделать крупнейшую социальную сеть страны «своим «Первым каналом». Интернет-влияние и реальное политическое влияние связаны очень косвенно, нужно думать не о средствах коммуникации, а о содержании, отмечают политологи.

Один из лидеров протестного движения, Алексей Навальный, решил изменить свою пиар-стратегию и больше внимания уделять «В контакте». Об этом он пишет в своем посте в этой социальной сети.

«Это первый в жизни пост, который я пишу во «В контакте» сам. Я слегка офигел, когда увидел, что тут 108 тысяч подписчиков. Мне кажется, «Вк» должен хорошо подходить для тыкания в жуликов острой палкой. «Вк» – это наш «Первый канал», – пишет Навальный.

Политик тут же предлагает использовать «В контакте» как площадку для раскручивания одной истории: «Мы тут сделали специальный сайт, чтобы пообижать обнаглевших астраханских чиновников, покупающих мерседесы по 6 миллионов. Пол-Астрахани же наверняка сидит во «В контакте». Помогите, пожалуйста, сообщить им о нашей акции. Я пока не очень понимаю, как это здесь может технически происходить, но, наверное, нужны всякие тематические астраханские группы. Ну и просто друзья/знакомые из Астрахани».

Ранее Алексей Навальный – наиболее «электронный» из российских оппозиционеров – по традиции использовал в качестве основного средства коммуникации «Живой журнал», который играл эту роль в Рунете несколько лет назад, а также «Твиттер».

Использование самой популярной социальной сети, в которой зарегистрированы едва ли не все интернет-пользователи России, – естественный ход для оппозиции; сделать его раньше, видимо, помешали занятость и интенсивность политической жизни.

Европейские и американские оппозиционеры тоже активно используют все существующие социальные сети, но только потому, что это ускоряет и упрощает контакт с согражданами.

В случае же с российской оппозицией (по крайней мере с ее несистемной частью) социальные сети и другие сервисы используются как альтернатива общенациональным СМИ, свободного доступа к которым у них нет. В этом смысле «В контакте» и в самом деле становится аналогом «Первого канала».

Оппозиция осваивает новые территории, происходит расширение оппозиционного бизнеса и сфер влияний, говорит политолог Алексей Мухин: «Прежние средства коммуникации, такие как «Жж» и «Твиттер», они будут продолжать использовать столь же интенсивно».

Следующий шаг на пути освоения новых коммуникаций – глянцевые журналы, полагает эксперт: «Это как обложка Esquire с Навальным. Глянец по сути своей оппозиционен. Это его аудитория. Тем более что есть некоторая мода на оппозиционность».

Не стоит путать интернет-поддержку с реальным влиянием, говорит директор Института современных медиа Кирилл Танаев: «Навальный призывал прийти агитировать за Чирикову. Пришли 50 человек. У Навального больше подписчиков, чем людей, голосовавших за координационный совет оппозиции. Влияние в Интернете и реальное политическое влияние связаны очень косвенно».

Вопрос не в том, какие новые средства коммуникации осваивать, а в том, какую повестку дня предлагать, добавляет эксперт. Если эта повестка будет казаться гражданам интересной и важной, то можно обойтись и теми средствами коммуникации, которые уже есть.

vybor-naroda.org