В вопросе внешней политики Россия получила неожиданно много внимания в ходе американской предвыборной кампании в этом году. Возможно, частые упоминания России связаны с заявлением команды Ромни о провале «перезагрузки», о том, что страна – это «геополитический враг номер один»,  а возможно, со злополучным случаем, когда президент Обама, не зная, что говорит при включенном микрофоне, пообещал своему российскому коллеге «больше гибкости» в случае переизбрания.

Конечно же, правда то, что холодная война уже закончилась, и что Россия занимает гораздо менее важную позицию в американской внешней политике. Да и отношения между Россией и США попросту не столь открыто враждебные, как это было в советскую эпоху. Однако в то же время ясно, что Россия продолжает бросать серьезный вызов США.

Учитывая все это, я предлагаю президенту Обаме несколько советов о том, какой подход по отношению к России он должен применить во время своего второго срока.

Нужно забыть о «перезагрузке». 
Выборы закончены. Сейчас время посмотреть правде в глаза. А правда заключается в том, что Россия быстро регрессирует от мягкого авторитаризма к более жесткой диктатуре, которая все более дерзко защищает жестокие режимы по всему миру.  Более того, российские лидеры сами почти открыто дали понять, что «перезагрузка» закончена. А если вы не верите словам Кремля, посмотрите на его действия. Путин возложил вину за оппозиционные протесты на «сигналы», которые Хиллари Клинтон якобы посылала, чтобы разжечь восстания против его режима. В сентябре российский МИД заявил о прекращении работы американского Агентства по международному развитию и отказал Госдепартаменту в запросе продлить работу АМР на шесть месяцев с целью завершения грантовых программ. А в прошлом месяце Москва решила, что не будет продлевать срок действия программы Нанна –Лугара по утилизации излишков ядерных боеприпасов. Это тренды, которые даже самые ярые сторонники «перезагрузки» не могут игнорировать.

Нужно обсудить права человека. 
Любая американская администрация делает демократию и продвижение прав человека составляющей своей внешней политики – это является частью того, что мы собой представляем как нация. Однако некоторые президенты делают на это больший упор, нежели другие, и президент Обама странным образом не выказывает особого желания говорить по поводу ослабленной российской демократии и ухудающейся ситуации с правами человека в этой стране. Когда различные администрации США колеблются в своей приверженности правам человека , создается впечатление, что это вопрос, по которому можно «торговаться», хотя на самом деле это совсем не так.

Что же касается именно России, Обама должен поддержать «закон Магнитского», который был принят палатой представителей в пятницу и который наложит ограничения на путешествия в США и американские активы для людей, нарушивших права человека. Администрация Обамы скрыто противостоит «закону Магнитского»,  в то время как в Москве весь спектр российской либеральной, левой и националистической оппозиции призывает к его принятию.

Нужно признать, что они в нас нуждаются больше, чем мы в них.
 Так как выборы закончены, президенту Обаме больше не нужно придерживаться своих заявлений о том, что «перезагрузка» была успешной. Ему больше не нужно сохранять иллюзию эффективной «перезагрузки», чтобы отвечать на атаки Митта Ромни. Это дает администрации возможность дать объективную оценку ускоренному движению России в сторону авторитаризма и явному путинскому стремлению снизить уровень взаимодействия его страны с Западом.  Да, Москва подписала договор СНВ-III.  Однако Россия, в отличие от США , на момент подписания договора уже имела значительно меньше ядерного оружия, чем указано в ограничениях, определенных новым договором.  Начиная с Афганистана и заканчивая вопросом о контроле за вооружениями, когда Россия сотрудничает с США, она это делает из-за того, что подобное взаимодействие ей необходимо для достижения собственных целей.

Президенту Обаме нужно все это признать при начале планирования внешней политики его второго срока.  Более того, он должен признать, что его избрали «несмотря», а не «из-за» его политики. Ему нужно изменить курс по нескольким направлениям, однако Россия – это одно из наиболее приоритетных.

Дэниэл Важдич, ИноСМИ