Западным дипломатам, которые все активнее раздают ярлыки неугодным им главам иностранных государств, час от часу не легче. Не успели они справиться с сирийским лидером, а на очереди, похоже, уже новый «диктатор» с пропиской в Каире.

Только вот одна проблема: происходящее сейчас в Египте явно не входит в стратегические планы ни Вашингтона, ни западно-европейских столиц на ближайшее время.

Отсюда столь откровенная растерянность, которая царит в рядах западных политтехнологов, ответственных за расклад сил на Ближнем Востоке. В США, к примеру, точно пока не знают, что делать с египетским президентом Мухаммедом Мурси. Оттого и столь невнятные комментарии, которые последние дни звучат из Вашингтона.

Официальный представитель госдепа США Виктория Нуланд не стала лукавить и призналась, что ситуация в Египте пока остается неясной: «Мы продолжаем консультации с несколькими партиями (Египта. — «РГ»), чтобы понять, как они воспринимают ситуацию». А представитель Белого дома Джей Карни лишь крайне невнятно добавил, что «конституционный тупик — внутренняя проблема Египта, и найти выход из него может лишь египетский народ посредством мирного демократического диалога».

Оказывается, в Белом доме понимают, что все же есть государства, у которых могут быть свои «внутренние проблемы» и в них США не стоит вмешиваться. Очевидно, что именно сейчас американцам просто нет нужды влезать в тахрирские разборки. В отличие от, к примеру, Сирии, где внутренние проблемы уже давно стали всеобщими, а президенту Сирии Башару Асаду практически все высокопоставленные вашингтонские политики наперебой не просто советуют, а в ультимативной форме приказывают уйти.

Политтехнологи США решают, насколько выгодно американцам поддержать «фараона» Мурси

В чем же разница между Мурси и Асадом? Оба сконцентрировали в своих руках много власти. Оба разговаривают с оппозицией на языке силовиков. Оба не готовы идти на компромиссы с оппозицией. Есть, правда, и разница. Все вышесказанное про Асада, который, без сомнения, сделал много стратегических ошибок, относится к прошлому.

Сегодня ситуация в Сирии, где счет погибших идет на тысячи, куда более драматичная, чем в Египте.

В Каире пока убит только один человек. Неужели и египтянам нужно начать умирать сотнями, чтобы Вашингтон определился, отвечает ли демократическим ценностям (о чем так любят рассуждать американские политики) принятый на прошлой неделе Мурси декрет о концентрации в своих руках практически всей госвласти?

Только что госсекретарь США Хиллари Клинтон смогла вместе с египетскими политиками вернуть мир в сектор Газа. И американцам, очевидно, показалось, что они, наконец, нашли общий язык с руководством ключевой арабской страны, в которой, правда, не так давно к власти пришли «братья-мусульмане». В госдепе явно рассчитывали закрепить успех и вывести американо-египетские отношения на качественно новый уровень. После чего Каир мог бы стать для Вашингтона трамплином для восстановления своих изрядно подпорченных позиций на Ближнем Востоке.

Но у Мурси относительно американцев оказался совершенно иной план: это Вашингтон должен стать для президента Египта трамплином к укреплению его власти в собственной стране. Не случайно свой декрет он опубликовал на следующий день после прекращения огня в секторе Газа. Мурси, очевидно, рассчитывал, что его подданные склонят перед ним, новым «фараоном», колени. И признают, что он спас палестинцев от ударов Израиля при помощи госсекретаря США. Все это прекрасно понимают в Вашингтоне. И потому медлят с реакцией на происходящее в Каире. Просто американские политтехнологи до сих пор не могут понять, чью сторону сейчас Америке более выгодно занять и что они получат от Мурси, если поддержат его.

Кстати

Переговоры, очевидно, в разгаре. Известно, что Мурси отдал своим дипломатам приказ сконцентрировать все усилия на «разъяснении Западу» причин появления на белый свет столь спорной декларации.

Российская газета