Если у вашего кандидата не просто третья жена, а еще и от кампании к кампании в биографию «врисовываются» очередные внебрачные взрослые дети, если при внимательном изучении юристом орденских книжек выясняется, что половина наград просто куплена кандидатом, если ваш кандидат — не дай Бог — имеет черный пояс в единоборствах и у него — переломаны уши и свернут набок нос, то в этом случае без «прививки» вам не обойтись. Впрочем, привить кандидата совершенно необходимо и в менее «летальной» ситуации.

Что такое прививка или вакцинация? Не дожидаясь, пока оппоненты выльют на вашего кандидата ушат помоев, просто упреждаете их — становитесь в позицию унтер-офицерской вдовы и «сечете» самого себя.

Необходимо выбрать самые уязвимые эпизоды биографии своего подопечного, неудобные точки позиционирования, детали типажа и имиджа, а затем подготовить свою версию событий и попытаться внести нужные вам трактовки в общественное сознание. Возвести эти проблемы клиента до абсурда, высмеять, перевернуть с ног на голову и тем самым уменьшить их значимость в массовом восприятии — вот цель прививки.

На вовремя и правильно привитого кандидата можно теперь сбрасывать чемоданы компромата — они от него будут отскакивать, как от стенки горох.

Причем вакцинация в начале кампании широко известных проблем кандидата убережет его и от того «жутко непристойного», что обязательно позже накопают соперники, но что скрыл от вас, как консультанта, ваш клиент. Привитое общественное сознание воспримет всякое новое компрометирующее сообщение о персоне в контексте: «да о нем уже такое писали, что это новое — даже не ягодки, не цветочки, а так — пыльца…»

При этом дебютная прививка вовсе не отменяет правила, что по пока еще скрытым от широкой публики серьезным проблемам вашего кандидата необходимо подготовить схему немедленного реагирования, подготовить шаблоны и пути распространения материалов, которые запускаются при применении соперниками компромата. Договоренности о «чистых и честных» выборах заключают, а тем более надеются на их исполнение только «мочалящие» кампании технологи.

На прививку надо идти с улыбкой. То есть «простебаться» над вашим кандидатом обязана вся команда — от мала до велика. Пусть и полевик, и макетировщик возомнят себя Жванецким и Хазановым, пусть выместят на бумаге все негодование по поводу личности кандидата, все недовольство задержанной или низкой зарплатой, сублимируют личные комплексы и вытащат самые бородатые анекдоты в тему и не в тему.

При этом частенько бывает, что чем меньше стараешься объяснить собравшимся КВНщикам, что же от них требуется, тем изящнее и «в кассу» сыплются остроты. Потом отсортируете.

Сатирически-юмористическое содержание прививки обычно воплощается в два вида формы. Чаще всего выпускается отдельный материал: листовка, газета, имитирующие агитматериал основного оппонента, либо умело мимикрирующая под форму и стиль СМИ, сотрудничающих с оппонентом (вариант: маскировка просто под распространяемое в округе печатное СМИ). Во втором случае прививка вкладывается в официальный агитматериал как статья «Что вы боялись спросить у кандидата?», интервью «У каждого свои скелеты в шкафу, блохи в голове, причуды и недостатки…» и т. п.

Первая форма неофициального материала, да еще яко бы выпущенного соперником, предпочтительнее не только тем, что в нее проще без юридической волокиты вставить понравившуюся карикатуру.

Листовка «от штаба оппонента» выставляет соперников первыми начавшими «грязнить» — раз. В этой листовке помимо «полоскания» нашего кандидата можно протащить несколько пассажей «от имени оппонента» и его референтных лиц — два.

Тем самым нивелируем «слонов», поддерживающих оппонента, выставляем его в качестве «оплевывающего» (тут не обойтись без фотографий). В-третьих, в такую листовку можно заложить те позиции и тезисы, которые ни в коем случае не смогут встать в официальный агитматериал кандидата. Имеются в виду представление кандидата, например, националистом, готовым выгнать торговцев с рынка, антисемитом, намеренным допускать соискателей к руководящим должностям лишь со справкой от уролога, что претендент не обрезан и т. п. Специфической, порой достаточно большой по численности части электората западает в сознание: «да об этом кандидате власть писала, что он черных из города повыгоняет — а в этом он прав, прав однозначно!»

Когда оппоненты хватают (вашими руками) кандидата за самое живое, тут уместно продолжить ряд: «А он убивает, ворует…» — перечислением других обыденных действий — «…а еще он ест, пьет, совокупляется, испражняется, спит, ходит раз в неделю в баню, где раздевалка через дорогу». Геббельс тоже ведь читал своим детям на ночь сказки.

В прививке, как и во всякой PR-акции, необходим баланс между дерзостью, сарказмом и пониманием того, какие же все-таки основные идеи кампании ты намерен протащить через эту форму. Причем, главное — не переборщить, не «перестебаться». Кандидат должен себя высечь, но не засечь до полусмерти.

Величайший мастер вакцинации — буквально и переносно — русский эпидемиолог Илья Мечников (1845-1916), то глотавший ради науки холерные вибрионы, то едва не умерший после прививки себе возвратного тифа, так формулировал этот принцип: «Во-первых, нужно получить разводку данной бактерии, во-вторых, найти способ ее достаточного ослабления и, в-третьих, установить степень силы ослабленных культур, нужную для предохранения от заразы». К этому выводу «первопрививателя», как говорится: не добавить, не убавить…

Алексей Алексашин, politteh.ru