После нескольких лет волокиты Дума наконец сдвинула с мёртвой точки закон об ограничениях на табак. Но при этом ещё раз напомнила, что бал в парламенте часто правят всевозможные «агенты влияния».

Адвокаты дьявола

«Депутаты комитета разрешили табачному лобби зарабатывать на здоровье людей!» — возмущалась Алёна Аршинова у себя в «Твиттере» после заседания Комитета ГД по охране здоровья, где обсуждался закон. Для 27-летней активистки из «ЕР» суровые думские реалии, похоже, всё ещё в новинку.

«Я была очень расстроена, что мои поправки не приняли, — пояснила «АиФ» сама г-жа Аршинова, — ведь я искренне выступаю против вредных привычек!»

А вот насколько искренне некоторые люди выступали «за», рассказал известный теле- и радиожурналист Сергей Доренко. К нему самому в своё время «подкатывали» лоббисты табачной индустрии и предлагали за 10 тыс. долларов всего лишь раз (!) в месяц произносить в эфире фразу «Курение вредно, но табачная отрасль даёт столько рабочих мест…»

На самом деле почти никаких рабочих мест там нет — производство автоматизировано и без малого на 100% принадлежит 4 иностранным компаниям. Большую часть прибыли они выводят за границу. Кроме тех денег, которые, похоже, до сих пор тратились, чтобы с помощью депутатов и чиновников зарубать все антитабачные инициативы. Как утверждает наш думский собеседник, «заряженные» депутаты в своё время запросто вынуждали парламент по несколько раз переголосовывать нужные поправки, а недостающие голоса покупались прямо в зале заседаний. Делалось всё, чтобы вовлекать в курение молодых, не поднимать сигаретные налоги, делать Россию самой дымящей страной в мире… «Табачное лобби — сильные ребята», — признал в одном из телеинтервью премьер Д. Медведев. Правда, правительство, по его словам, всё же сильнее.

Тем временем депутаты на днях «бодались» и вокруг другого скандального законопроекта — о запрете на пропаганду гомосексуализма. «Это не закон, а провокация! — возмущался лидер ЛДПР В. Жириновский. — Если мы его примем, журналисты постоянно будут рассказывать про пропаганду гомосексуализма — ещё хуже получится».

«Представляете, какое шоу будет во время обсуждения проекта во 2-м чтении, когда будут уточнять понятия «гомосексуализм» и его «пропаганда»?» — потешался «справоросс» Д. Гудков, после того как Дума всё же проголосовала за проект. «Надо ещё понять, кто делает такой пиар в СМИ, — развил тем временем идею Жириновского другой эсер О. Нилов. — Им помогают с Запада деятели в оранжевых и радужных трусах!» Впрочем, коллега Нилова и Гудкова по партии Е. Мизулина — одна из авторов инициативы — уже несколько лет намекала, что палки в колёса проекту на самом деле вставлял кто-то из «Единой России».

На скользкую тему «гейского», а тем более «педофильского» лобби во власти депутаты рассуждают неохотно: вроде и нет такого. Однако резко ужесточать наказание (вплоть до смертной казни) для охотящихся на наших детей педофилов — как не раз предлагал «АиФ» — думцы не торопятся…

Кручу, верчу, обмануть хочу

«В принципе про каждый закон можно спросить: кому это выгодно? — говорит Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы. — Законопроекты идут валом, у депутатов есть широкие возможности подсунуть ту или иную норму в чью-то пользу. А учитывая, что законы у нас принимаются в спешке, это можно сделать практически незаметно».

 

 

 

 
По словам лидера «Яблока» Сергея Митрохина, один из свежих примеров — принятый без обсуждения экспертами и вступивший в силу с 20 января закон «О донорстве крови…»: «Закон отменяет денежную компенсацию за сданную кровь… Увеличение дефицита донорской крови неизбежно. Выгоду от закона поимеют только посредники из медицинских управленческих структур, имеющие доступ к донорским базам. У них будет возможность наладить чёрный рынок… Как это часто бывает, Госдума приняла закон в интересах какой-нибудь мафии. На этот раз — «кровавой»?»

 

 

 

 

Бывший депутат Госдумы Александр Лебедев рассказал нам, что вынужден ходить с охраной с тех пор, как несколько лет назад выступил против воротил игорного бизнеса: «Эти люди были уверены, что «всех купят». Но таким подходом, видимо, в какой-то момент сильно обидели кого-то во власти». Игорный бизнес был запрещён. А вот побороть интерес нечисто­плотных и влиятельных финансистов, по словам Лебедева, так и не удалось: «До сих пор нет, казалось бы, мелочи: запрета на профессию для «банкиров», которые набирают деньги клиентов, уводят их за границу, банк банкротят и переезжают в следующий. Кстати, такое невозможно без участия надзора Центробанка, который в своё время  выступил резко против соответствующих поправок в законодательство».

Другой яркий пример лоббистской суеты при принятии законов, по словам экспертов, — закон о торговле. В его первых версиях целые статьи были написаны под конкретных игроков рынка — под крупные сетевые компании. «Или недавний тотальный запрет на рекламу алкоголя в СМИ, — добавляет Минченко, — выгоден водоч­ным королям: водка в рекламе не нуждается, а элитный алкоголь (который отбирает у «водочников» клиентов. — Ред.) нуждается».

О том, что алкогольное лобби в России по влиятельности идёт вслед за табачным, говорит и Сергей Марков, проректор РЭУ им. Плеханова, член Общественной палаты. Место в Думе, по его словам, он потерял как раз потому, что выступал против «водочников», которые наживаются на здоровье россиян: «У нас ведь уже много лет за алкогольное законодательство в Думе отвечают сами производители зелья!» Ещё во власти есть торговое лобби (строит торговые центры без заботы о парковках и автомобильных развязках), аграрное и т. д.

Кроме того, по словам эксперта, во властных коридорах постоянно отираются нефтегазовые лоббисты: следят, чтобы не повышались налоги на добычу полезных ископаемых. Но теперь речь идёт хотя бы об отечественных компаниях. Наш источник в Госдуме вспоминает, как цинично иностранные нефте- и газодобытчики десять лет назад продавливали «позорные соглашения» о разделе продукции, по которым они просто забирали половину добытых ресурсов, — как в Африке.

Зато сейчас, по словам Маркова, «тропинку» к нашим властям по-прежнему топчут иностранные авиастроители: «Последовательно делают всё, чтобы угробить нашу граждан­скую авиапромышленность, чтобы вслед за ней рухнула ещё и военная…»

А есть ли в той же Думе хоть кто-то, кто отстаивает интересы не циничных денежных мешков, а простых россиян? Марков утверждает: есть. Впрочем, признаёт, что государственные институты в целом сегодня мало способны противостоять «коррупционному натиску» лоббистов.

А гражданское общество ещё слабовато, чтобы выводить их на чистую воду. Вот, например, и с принятием антитабачного закона, как говорят знающие люди, битву рано считать оконченной…

Мнение эксперта

Павел Толстых, руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти:

— Как такового «педофильского» или «голубого» лобби во власти нет. Эта тематика используется некоторыми политиками в популистских целях, но к настоящему лоббизму она отношения не имеет. Лоббизм — это «бизнес — и ничего личного», целенаправленная работа в интересах той или иной социальной группы или компании. Скажем, существует как табачное лобби, так и антитабачное. Например, только одна из наших организаций по защите прав потребителей получила за пару лет от Фонда Блумберга (США) миллион долларов — чтобы продвигать в России антитабачные законы. Борьба с курением приносит колоссальную прибыль трём фармацевтическим гигантам, производящим таблетки для «завязавших». После того как в Японии повысили акцизы на табак, продажи одного из таких препаратов за год выросли в 7 раз — до более чем 1 млрд долларов. А, например, за принятой у нас нормой о запрете продажи сигарет в киосках стояли крупные ретейлерские компании — им выгодно, чтобы табаком торговали только в супермаркетах.

Лоббизм в России давно стал высокооплачиваемой профессией: только в Москве этим заняты уже более 1000 человек. Это специалисты департаментов по связям с органами власти (они есть во всех крупных корпорациях), представители бизнес-ассоциаций (от пивоваров до страховщиков), сотрудники специализированных лоббистских фирм. Но, для сравнения, в Вашингтоне профессиональных лоббистов — около 15 тыс. Это вполне цивилизованный бизнес, хотя время от времени его представителей тоже ловят на коррупции. Подкупить чиновника или депутата бывает проще, чем убедить его ввести ту или иную норму. Но масштабы такой коррупции я бы не преувеличивал. Времена, когда за принятие какого-то закона заносили чемоданы денег, остались в прошлом — в 1990-х и начале 2000-х. Сегодня этим грешат разве что некоторые олигархические структуры, но и там «дикий» лоббизм постепенно сходит на нет. Корпорации становятся всё более прозрачными, их проверяет международный аудит, репутационные риски оказываются значимее возможной прибыли от коррупционных сделок с властями. Чтобы очистить лоббизм от грязи, надо усилить антикоррупционную политику, принять закон о лоббистской деятельности, который сделает эту сферу прозрачной и подконтрольной. На сайте конгресса США вы можете найти полную информацию: сколько тратит на продвижение своих интересов, скажем, «Кока-Кола», кого для этого нанимает, с кем во власти взаимодействует. А у нас всё анонимно и непрозрачно — отсюда и почва для домыслов и скандалов.

Аиф