Настоятельная просьба пресс-секретаря российского премьера Натальи Тимаковойне называть ее шефа Димоном взорвала, казалось бы, уже привычный ко всему Рунет и, как видно по прошествии некоторого времени, привела лишь к тому, что именно эта хамоватая кличка надолго теперь приклеилась к Дмитрию Анатольевичу Медведеву. К сожалению, этот казус в очередной раз демонстрирует, что реакция общества адекватна тому, как ведут себя сами первые лица государства.

На фоне очевидной антимедведевской кампании, развернутой в СМИ и в блогах, призыв к вежливости со стороны пресс-секретаря главы правительства по своей неуместности и неактуальности напомнил разве что внезапное заявление самого Медведева о пользе бадминтона.

Представители российской власти не первое столетие раздражают население страны. Это проявлялось еще «при царизме». Конечно, во всех учебниках можно именовать государя-батюшку Освободителем или Миротворцем, но если народной кличкой стала, например, Плешивый (или, еще хуже, Кровавый), то ничего с этим уже не поделаешь.

Хотя государи тогда по этому поводу вряд ли особо переживали, потому что со своим народом они встречались разве что по праздникам или видели его из окна экипажа.

Приблизительно как тот же Дмитрий Анатольевич Медведев, который, проносясь однажды с мигалкой по проспектам Санкт-Петербурга, вдруг обнаружил, что какие-то, как выразился местный губернатор, «жлобы» показывают ему «всякие пальцы».

Однако же есть в современной действительности Интернет — зона, где власть и народ пока что пересекаются. Причем кажущаяся обезличенность Сети дает такое ощущение личной свободы, что сограждане позволяют себе вольности и фамильярности, которые ни один холоп века девятнадцатого не позволил бы себе в присутствии государя-императора. И не только его или, скажем, председателя совета министров, но какого-нибудь рядового товарища министра народного просвещения.

Для того, чтобы подобных казусов не случалось (не дай Бог, еще обложат руководителя трехэтажными матюгами, по-нашему, по-расейски), умные люди участвуют в жизни социальных сетей строго дозированно. А прямое общение с народом или заранее режиссируют, как «прямые линии» с главой государства, или ограничивают специально созданными сайтами с системой предварительной модерации комментариев пользователей. В таких системах, очевидно, никакой Димон не проскочит.

Но Дмитрий Анатольевич Медведев за то и был любим недолгое время активной частью либеральной российской публики, что не таков. Он рисковал идти на прямой контакт с этим самым таинственным «народом», не опасаясь, что на него не так посмотрят. Правда, как показала его дальнейшая политическая карьера, внутренне он не был доволен результатами такого непосредственного общения.

По всей видимости (хотя мы можем только предполагать, так ли это), не нравился ему в целом и сам формат дискуссии на равных. Ведь слова его, как все мы помним, «в граните отливаются». Поэтому-то ранимая душа российского премьер-министра вздохом отзывалась на каждого такого Димона, высказанного или написанного неблагодарными соотечественниками.

При этом сам экс-президент, а позднее глава правительства в выражениях старался не стесняться, как и его предшественник (он же преемник) на президентском посту Владимир Путин. Однако себе некорректные высказывания Дмитрий Анатольевич позволял, вероятно, считая, что имеет на это полное право: он же руководитель государства, а не какой-нибудь там блогер. Высказывался, а утром с тоской читал в Интернете очередного Димона, и полагал это незаслуженной обидной.

Тут, правда, стоит оговориться, что трудно требовать полной адекватности от людей, так долго находящихся на вершине власти такой большой страны как Россия. На самом нашем российском Олимпе трудно не почувствовать себя немножко небожителем. А для того, чтобы это не заходило слишком далеко, к главам государства и правительства как раз и приставлены специальные люди, ответственные за общение с народом. На их плечах лежит ответственность за то, насколько адекватной будет реакция руководителя на неадекватность его подданных.

Ну а если степень неадекватности восприятия окружающей действительности на всех уровнях властного Олимпа оказывается одинаковой, то тут как раз и рождаются разнообразные Димоны. Хотя больше всего в этой стыдной ситуации хотелось бы, чтобы подобные заявления были всего-навсего первоапрельской шуткой – немного опередившей свое время. А иначе будет уже не стыдно за начальство, но страшно за страну.

Иван Преображенский, rosbalt.ru