yeltsin-bigВ первой части ретроспективного материала о президентской кампании 1996 года в России речь шла о пропагандистской машине Кремля, которая позволила Борису Ельцину совершить практически невозможное — со стартовым рейтингом в 3% попасть во второй тур выборов. Заключительная часть материала рассказывает о невиданной по размаху контркампании, развернутой кремлевскими политтехнологами против основного соперника президента — коммуниста Геннадия Зюганова.

Демонизация основного соперника — Г. Зюганова

В агитационных материалах штаба Ельцина, а также в формально нейтральных («информационных») материалах поддерживающих Ельцина СМИ Коммунистическую партию Российской Федерации и её лидера Геннадия Зюганова (хотя он шёл на выборы не от КПРФ, а от Союза народно-патриотических сил) представляли как людей, жаждущих «всех посадить и расстрелять». Также ходовым стал тезис о том, что в случае победы Зюганова немедленно начнётся гражданская война. Причём подобные сообщения постоянно повторялись, варьировались, «долбили камень частым падением» во всех крупнейших СМИ. «Напряжённость нагнеталась всем телевидением, проявивишим тотальную преданность президенту, — пишет Михаил Назаров. — Традиционное в журналистике разделение между новостями и комментариями исчезло. Не пропадал ни час телеэфира, включая высказывания в развлекательных программах и художественные фильмы об ужасах коммунистической эпохи. Помощник президента Г. Сатаров заявил о существовании «красных боевых отрядов», мэр Ю. Лужков приписал коммунистам покушение на своего заместителя В. Шанцева и взрыв в метро. (Кстати, очень странные это были взрывы, усилившие напряжённость на руку Ельцину…)».

А вот слова Глеба Павловского, руководителя Фонда эффективной политики, который по контракту со штабом Ельцина проводил «контрпропагандистскую работу в региональных СМИ»: «Запускание откровенной «дезы» никого не смущало. Шла гражданская война в информационном пространстве (…). Избирателю внушали: коммунисты хотят что-то отнять лично у тебя: квартиру, участок, 500 долларов, зашитые в чулке».

1996-6

Контрпропагандистская листовка штаба Ельцина

Целью контрпропагандистской кампании было не убедить избирателя в том, что Борис Ельцин хорош и достоин второго президентского срока, а создать ощущение безальтернативности и предопределённости его победы. Зюганов оказался в положении постоянно оправдывающейся и обороняющейся стороны («…В эпоху гласности наиболее смертоносны пули из дерьма!» — говорит ветеран КГБ Леонид Шебаршин).

Повторим, что такое было возможным только в условиях монополии власти на СМИ, прежде всего — телевизионные. Была создана и особая антирекламная газета под названием «Не дай Бог!», отличавшаяся высококачественным полиграфическим исполнением. Свидетельствует Александр Мельков: «Дорогая, но эффективная. Даже те, кто ругал первые номера, искал и читал следующие. Талантливые журналисты как могли разделывали команду Зюганова и попутно весь блок народно-патриотических сил, пусть иногда нечестно, но всё же не совсем убого, как «Советская Россия». Отличным ходом были полосы с фотомонтажами лидера КПРФ, которые словно просились на стену (для чего, собственно, и предназначались). Во многих учреждениях, особенно где уживаются много фирм, ими было заклеено всё — от офисов до туалетов. И каждый облик главного коммуниста был наделён определенным символизмом, передаваемым подобранными эмоционально окрашенными образами и соответствующими атрибутами.

Перед вторым туром выборов ко всему этому добавили ещё и стратегию «Коммунизм — война и голод», что прямо перекликалось с биологическим чувством самосохранения и потребности в пищи». В номере «Не дай Бог!» от 18.05.96 Зюганов сравнивался с Гитлером, что уже давно стало ходовым приёмом кремлёвских технологов для демонизации противника.

Американский социолог Г. Блумер называет подобные методы «использованием эмоциональных установок и предрассудков, которыми люди уже обладают»; в данном случае эксплуатировалось стойкое неприятие российским народом слова «фашист». В том же номере было помещено антикоммунистическое интервью с кумиром поклонников американского сериала «Санта-Барбара» Мартинесом, сыгравшим роль Круза Кастильо. Коротко говоря, операция под названием «Бей Зюганова» была проведена старательно и продуманно.

golosuj4

Вариант альтернативы для молодежного электората

В комплекс манипулятивных методов входили и закулисные кадровые перемещения. Так, после объявления итогов первого тура голосования стало ясно, что подлинная роль Александра Лебедя — не альтернатива Ельцину, а ельцинский же «засадный полк». Те, кто в первом туре отдал голоса Лебедю, во втором отдали их Ельцину, и это, вероятнее всего, было спланировано штабом Ельцина заранее. Но те же самые голоса в принципе могли достаться Зюганову — в фигуре Лебедя многие видели «сильную руку», «армейский порядок», т. е. ценности, во многом присущие и идеологии КПРФ. Вероятно, фигуре Александра Лебедя заранее была уготована эта роль — считаться «национал-патриотом», «державником» (как без устали его называли и российские, и зарубежные СМИ), не будучи на деле таковым, и тем самым отнять голоса у Зюганова. «Лебедь не только не должен был выйти из игры ради победы Ельцина (на что усиленно, всеми способами толкали Явлинского), а, наоборот, набрать побольше голосов, — писал после выборов Дж. Кьеза. — Поскольку было ясно, что Лебедь сможет отнять голоса не у Ельцина, а скорее всего у Зюганова, тогда как Явлинский отнимает их только у Ельцина. Таким образом, Лебедь поможет Ельцину победить в первом туре, потом (…) его убедят отдать Ельцину голоса своих избирателей во втором туре, а под конец самого его вышвырнут вон. Всем известно, что план этот удался на славу».

Учитывая, что в первом туре Зюганов почти догнал Ельцина (соответственно 32,5% и 35,8%), а Лебедь стал третьим (14,7%), мы можем с уверенностью сказать, что итог второго тура во многом зависел от того, кому отдаст голоса Лебедь. Он отдал их Ельцину, и это обусловило победу последнего (во втором туре Ельцин, как мы знаем, набрал 53,8%, а Зюганов — 40,3%). Кстати, ещё между первым и вторым турами голосования известный социолог и писатель Александр Зиновьев сказал, что победа Ельцина «запрограммирована» на второй тур — в первом она была бы «шита белыми нитками». Тогда же А. Зиновьев сказал, что альянс Лебедя и Ельцина был легко предсказуем.

1996-5

Зюганов в 1996 году

Другой пример — регистрация кандидатов в президенты: так как Центризбирком находился под влиянием президента, данная структура делала всё возможное, чтобы список кандидатов выглядел «как надо». В регистрации было отказано под формально законными предлогами тем, кто идеологически и политически был близок Ельцину, а значит, мог отнять у него часть (пусть небольшую) голосов. Напротив, потенциальные «отъёмщики» голосов у Зюганова регистрировались «на ура».

Предоставим слово Эдуарду Лимонову, участвовавшему в предвыборной кампании Юрия Власова: «Причина отказа в регистрации своей в доску Старовойтовой ясна как божий день. Она, будучи в списках кандидатов, отнимает голоса у Бориса Николаевича Ельцина. Потому её и кинули. Придумав, что её подделка (речь идёт об обвинении Старовойтовой в подделке подписных листов — В. А.) хуже других (…). Амана Тулеева, закономерно, он ведь отнимет голоса у Зюганова, регистрируют с налёту (…). Ясно, как божий день, что Власова так элегантно зарегистрировали потому, что он отберёт голоса у Зюганова. Если бы ожидалось, что он отберёт голоса у Ельцина, то процент браковки был бы, если нужно, как у Старовойтовой. А если нужно — и выше. В спектакле «Мёртвые души» всё — ложь». «Русская мысль» в 1996 году анализировала те же кадровые манипуляции: с политической арены в 1993-95 гг. были убраны Егор Гайдар «сотоварищи», а также дискредитирован, насколько возможно, Григорий Явлинский. Разумеется, не обошлось и без промашек: так, «не оправдал надежд Кремля» Виктор Анпилов, не ставший выдвигать свою кандидатуру, а уже зарегистрированный Аман Тулеев предпочёл в последний момент снять свою в пользу Зюганова.

Чисто силовые приёмы, оставшиеся невостребованными

О том, что команда Ельцина готова была, пользуясь имевшейся у неё властью, применить и совершенно нелегитимные методы борьбы за сохранение трона, говорят многие факты. Уже 17 марта 1996 года в результате осложнений со сбором подписей для регистрации Б. Ельцина Госдума как «штаб оппозиции» была блокирована войсками, но тогда вмешался министр внутренних дел. На известной пресс-конференции 20 июня 1996 года руководитель ельцинского избирательного штаба Анатолий Чубайс подтвердил, что сподвижники действующего президента — вице-премьер Сосковец, министр госбезопасности Барсуков, начальник президентской охраны Коржаков — готовили «силовой вариант» отмены выборов.

1996-1

VIP-агитаторы против Зюганова. Обратите внимание, что Жерар Депардье оказался замешан в российские выборы еще 17 лет назад

 

А. Коржаков рассказывал позже в своей книге, как он предупреждал представителя коммунистов Зоркальцева: «Смотрите, ребята, не шутите, мы власть не отдадим… Вы поняли, что у нас намерения серьёзные, когда Думу захватили 17-го числа. Так что… давайте по-хорошему договариваться. Может, портфели поделим какие-то». Тем не менее Ельцину нужна была не только власть, но и её формальная легитимность, что и заставило команду президента основные усилия сосредоточить на собственно выборных манипуляциях и агитации.

Характерные черты избирательной кампании Б. Ельцина и её значение

Электорат психиатрической больницы №1 имени П. П. Алексеева, как всегда, продемонстрировал завидную избирательную активность (…). Подавляющее большинство избирателей (…) отдали свои голоса Борису Ельцину. («Сегодня», 5 июля 1996 г.)

При выявлении основных черт избирательной кампании Б. Н. Ельцина в глаза прежде всего бросается комплексный подход штаба данного кандидата к выбору средств воздействия на ход выборов. Политтехнологи Ельцина вели бой, если такое сравнение здесь уместно, на всех фронтах. Готовили агитационные материалы, масштабные PR-шоу, контрпропаганду, держали под контролем Центризбирком, крупнейшие СМИ, разрабатывали различные варианты действий в соответствии с тем или иным изменением ситуации.

govoruhin

Зюганов тоже пытался привлечь на свою сторону шоубиз

Всё это было бы совершенно невозможным при отсутствии у Ельцина и «семьи» так называемого административного ресурса, иначе говоря — государственной власти. «Самое действенное, мощное и, пожалуй, единственное оружие, каким на период президентской избирательной кампании обладал Б. Ельцин, было — государственная власть, — считает Э. Попов. — На нее и сделали ставку ближайшие сподвижники действующего главы государства, справедливо полагая, что не только авторитет способствует обретению власти, но и умелое использование власти способствует завоеванию авторитета. Авторитет — значит популярность, а популярность — необходимое условие победы на выборах».

berez-yelts

Власть и олигархи уже не прятались от камер

К административному ресурсу мы отнесём монопольное влияние на СМИ, привилегия «создавать информационные поводы», возможность быстрой фабрикации показных «популярных указов». «Административный ресурс» — это также привилегия безнаказанно нарушать статьи Федерального закона «О выборах президента Российской Федерации» (речь идёт о равенстве доступа к СМИ для всех кандидатов, запрете органам власти заниматься агитацией и т. п. — пункты, по которым команда Ельцина шла на явные нарушения). Это и возможность давления на регионы (так, 11 регионов резко изменили во втором туре свои пристрастия, проголосовав за Ельцина, словно весь электорат был подменён).

Темы фальсификации бюллетеней и подобных мошенничеств мы здесь не касаемся из-за отсутствия достоверной иформации. Тем не менее предположения об элементарных подтасовках в ходе подсчёта бюллетеней высказывались не раз; нельзя исключать, что предвыборный штаб Ельцина имел в виду и это средство. Его можно условно отнести к манипуляциям обладателей административного ресурса. Очевидно, что именно команда Ельцина и здесь была в наивыгодных условиях.

Характерно то, что многие организаторы кампании работали не столько по заказу, сколько по собственной инициативе. Обладатели крупнейших состояний были заинтересованы в победе Ельцина и не жалели средств. Специалисты-рекламщики сами предлагали свои услуги. Их интересы в конечном счёте совпадали с целями организуемой ими кампании, и работали они на совесть. В денежных средствах и специалистах у Ельцина в ходе кампании не возникало. Интересным приёмом ельцинских политтехнологов стала ориентация на считавшуюся политически пассивной молодёжь, о чём мы подробно говорим выше.

1996-4

Леонид Ярмольник рядом с Борисом Ельциным в рамках тура Голосуй или проиграешь!

Основным психологическим доводом ельцинской агитации стало противопоставление «свободы и демократии с Ельциным» и «голода, гражданской войны и лагерей с Зюгановым». Таким образом создавалось убеждение в безальтернативности кандидатуры Ельцина. Как считает аналитик Л. Прохорова, в ходе кампании было «умело просчитано психологическое и психолингвистическое воздействие на определённую аудиторию, хорошо осознавались «болевые точки» россиян, и именно этим было обусловлено создание определённых «микрообразов». Это достигалось, на наш взгляд, во-первых, подборкой специальных групп прямых обращений с учётом сегментации аудитории; созданием заданных эмоциональных образов за счёт использования явлений полисемии; приданием динамики текстам и экспрессивности — повествованию за счёт употребления заимствованных слов, достаточно новых или экзотических для восприятия российской аудиторией. Всё это отвечает знаковой природе рекламного текста, эффективному семиотическому и психолингвистическому воздействию текста на аудиторию».

За Ельцина действительно «голосовали сердцем», т. е. эмоциями, но никак не разумом. Действия ельцинских пиарщиков, «взвинтившие» рейтинг свеого клиента, и не рассчитывались на разумное восприятие. Они были направлены на эмоциональное восприятие, на подсознание — и именно поэтому должны именоваться манипуляцией, а не убеждением.

Вот что пишут С. Лисовский и В. Евстафьев: «От начала до конца рекламной кампании был выдержан основной принцип — «Не заставлять, а предлагать». Избранная методология воздействия на молодёжную аудиторию оказалась весьма эффективной. Её реализация принесла ожидаемые результаты. Две трети молодых людей, не собиравшихся голосовать, пришли на избирательные участки. Около 80% из этих молодых людей ответили в ходе социологических опросов, что решили голосовать под влиянием кампании «Голосуй или проиграешь». Излишне говорить, что проголосовали они в основном за Ельцина».

1996-2

Совместный биллборд Ельцина и Лужкова

Столь масштабная манипулятивная акция, какой предстаёт в свете приведённых материалов выборная кампания Ельцина, подразумевает значительное количество организаторов — как рекламно-манипулятивных специалистов (исполнителей), так и заказчиков.

Кого нам благодарить (в кавычках или без — дело личного выбора каждого) за итог президентских выборов 1996 года? Это, во-первых, Фонд эффективной политики под руководством Глеба Павловского, подчас именуемый в прессе «фабрикой грёз». Это, во-вторых, рекламное агентство «Премьер-СВ», возглавляемое Сергеем Лисовским. Интересно, что данная компания сначала действовала по собственной инициативе, не согласовывая свои шаги с избирательным штабом Б. Ельцина.

Лишь потом старания штаба и рекламного агенства объединились в общей кампании. С. Лисовский и В. Евстафьев пишут: «Свои предложения по проведению кампании руководство «Премьер СВ» направило в избирательный штаб Президента РФ, возглавляемый О. Сосковцом. Инициатива «премьеровцев» нашла поддержку у штаба. Однако вскоре его возглавил А. Чубайс, и предложение «Премьер СВ» временно отложили. Спустя месяц (в середине марта 1996 г.) руководству «Премьер СВ» позвонили из президентского штаба и предложили обсудить программу совместных действий. С этого момента организаторы кампании «Голосуй или проиграешь» уже работали вместе со штабом Президента, координируя мероприятия, даты их проведения и т. д.».

Вот что сообщает «Financial Times» от 18 февраля 2002 года в материале «Ужин Анатолия Чубайса с «The FT»» (перевод www.inopressa.ru): «Выборы финансировала клика магнатов, взявших себе в награду государственные активы на миллиарды долларов, за которые им пришлось заплатить очень мало. Вину за это россияне тоже возложили на Чубайса. «Если бы я оказался ещё раз в такой ситуации, — говорит он, — я бы принял абсолютно такое же решение». Это было «фундаментальное историческое решение». Последовавшее разграбление активов было «ценой, которую мы заплатили за то, чтобы не позволить коммунистам вернуться в страну» [III,7]. В ряде номеров Собрания законодательства РФ опубликованы распоряжения президента о поощрении активных участников выборной кампании Ельцина. Среди наиболее громких имён из этих платных и бесплатных помощников Ельцина — П. Авен, А. Бевз, Б. Березовский, А. Гольдштейн, П. Гусев, В. Гусинский, Ю. Лесин, С. Лисовский, В. Малкин, Г. Павловский, В. Потанин, Э. Рязанов, Э. Сагалаев, А. Смоленский, В. Старков, М. Фридман, М. Ходорковский, В. Шумейко, Т. Дьяченко, И. Малашенко, А. Чубайс, С. Шахрай, А. Куликов, Г. Меликьян, Ю. Шафранник, С. Шойгу и др.

1996-7

Выбора уже нет

Над роликами и наружной рекламой кандидата Ельцина работали Д. Аброщенко, А. Гуревич и др. Активную помощь в проведении кампании «Голосуй или проиграешь» оказывали радиостанция «Европа плюс», продюсерский центр Стаса Намина, фирма «Арс», газета «Комсомольская правда». У итальянского публициста Джульетто Кьезы находим сведения о помощи Ельцину американских специалистов («Это была в полном смысле слова американская победа» [II,24]). О том же 15 июля 1996 года сообщил влиятельный американский еженедельник «Тайм» («Спасение Ельцина. История, раскрывающая секрет того, как четверо американских советников, использовав данные опросов общественного мнения, работу аналитических групп, ошибки рекламы и некоторые технические приёмы американской избирательной системы, помогли победить Борису Ельцину»).

В заключение параграфа — несколько оценок результатов выборов президента РФ в 1996 году.

С. Лисовский и В. Евстафьев: «При довольно низком исходном рейтинге Б. Н. Ельцина общественное мнение удалось развернуть в его сторону. Это свидетельствует об огромной силе воздействия предвыборных политических коммуникаций при наличии правильной стратегии и творческого подхода. Второй вывод, который позволяет сделать проведённая работа, — это вывод о важности точной целевой направленности рекламы и выбранных приёмов. В данном случае объектом воздействия была безошибочно выбрана молодёжная аудитория; способом воздействия — апелляция к эмоциям, к подсознанию. Ещё раз подчеркнём: важно, что молодёжи не навязывались конкретные решения, а предлагалось сделать свободный выбор».

Нам остаётся констатировать, что это и есть классический образец манипуляции, скрытого воздействия, когда действительно имеется иллюзия «свободного выбора» (на деле, конечно, кампания Ельцина никакого свободного выбора не предлагала). Сергей Шахрай, член избирательного штаба Ельцина, так разложил факторы эффективности проведённой кампании: «у технологии рекламы (…) или проведения массовых акций методика простая: 50% науки, 50% таланта и чёртовой прорвы ежедневной работы».

1996-3

Зюганов в день голосования

«Независимая газета», 5 июля 1996 года: «В руках российских политиков появилось новое могучее оружие политической борьбы — так называемые современные политические технологии. Они, разумеется, существовали и применялись и раньше. Но лишь нынешние президентские выборы полностью продемонстрировали их силу и возможности. Ибо именно современные политические технологии, применяемые профессионалами, обеспечили победу Бориса Ельцина». И действительно, одной из черт президентской кампании стало то, что её тактика разрабатывалась целиком профессионалами-рекламщиками; другими словами, выборы превратились в обычную, хоть и далеко не рядовую по значению, индустрию, были «поставлены на поток».

Публицист Валерий Хатюшин: «Народ российский был подлейшим образом обманут. С помощью информационной удавки его просто заставили избрать в президенты сломанную куклу, невнятно мычащую мумию».

Украинский специалист в области PR Г. Почепцов: «Президентская кампания в России 1996 года продемонстрировала настоящий триумф профессиональных имиджмейкеров». Этот автор также приводит следующее коллективное мнение группы аналитиков из книги «Россия у критической черты: возрождение или катастрофа»: «Поразительный скачок вверх рейтинга Б. Н. Ельцина, достигнутый буквально за 2-3 предвыборных месяца, — парадоксальное и уникальное в политике явление. Победа Ельцина обеспечена не только денежным вливанием, мастерством команды имиджмейкеров и инстинктом власти у Б. Ельцина. Здесь также сказалась фактическая парализованность общественного сознания из-за шоковых атак властных структур и СМИ, моральное и информационное блокирование воли избирателей энергичной и тотальной кампанией страха и обещаний».

2roundrf

Итоговый результат 2-го тура

Публицист Михаил Назаров: «Выборы 1996 года продемонстрировали удивлённой России возможности современных технологий манипуляции «народным волеизъявлением». Победители даже не скрывали, что добились успеха теми же, далёкими от истины психологическими приёмами рекламного бизнеса, какими людей убеждают пить кока-колу или покупать залежалый товар».

Можно констатировать: большинство аналитиков, как «левых», так и «правых», сходятся на том, что выборы президента РФ в 1996 году — это прежде всего победа манипулятивной машины Ельцина и «семьи». Другое дело, что представители различных политических лагерей рассматривают этот факт с подчас противоположных точек зрения и дают ему соответствующую оценку. Однако нельзя не согласиться с Сергеем Лисовским, сказавшим, что избирательная кампания 1996 года стала «беспрецедентной по масштабам задач, по своему историческому значению для России».

Василий Авченко, Псифактор