polit_oprosМинистерство внутренних дел Украины в последнее время пребывает в эпицентре скандалов. Общественность обвиняет правоохранительные органы в нарушениях прав и свобод человека. Судя по массовой социальной кампании направленной против МВД, PR (Public Relations — связи с общественностью) стражей порядка свидетельствует о том, что милиция вряд ли с народом.
Сайт Polittech.org расспросил экспертов, что можно позаимствовать из позитивного опыта позиционирования правоохранительных органов других стран (России, США, Грузии), чтобы улучшить связи милиции с общественностью и какие методы информационного пиара могли бы исправить негативный имидж украинской милиции?

BidenkoАртем Биденко, президент группы SA Political Communications
«На самом деле, то, что сейчас делает МВД – достаточно грамотно, в этих условиях в стране. Информация подается, что это все провокации, «заказушные» моменты. Но имидж милиции сейчас «ниже плинтуса», люди находятся на грани бунтов, и что-нибудь кардинально изменить невозможно. То, что назовут полиция, оденут новые жилеты, у них ничего не поменяет. Нужно либо ломать полностью систему, что невозможно, либо минимизировать потерю и уводить в сторону.

Плюс ко всему, мы должны понимать, что руководство страны заинтересовано в «канализации» недовольства на простых милиционеров. Поэтому, то, что делается сейчас — это очень четкая «канализация» недовольства (от слова канал) в сторону исполнителей, а не заказчиков. Люди, которые вышли на милицейские участки и побили милиционеров, уже не пойдут на Администрацию Президента или Верховную Раду. То есть: «плохие бояре, царь — хороший».

Поэтому, все, что остается руководству МВД – это приносить извинения, говорить, что это все на местах непорядки, разберемся. И не более того. Не тратятся деньги и усилие на то, что бы изменить систему, и отводится недовольство в сторону исполнителя, а не заказчика. Проблема не в плохих милиционерах, потому что они какими были в 90-е годы, такими и остались. Проблема в том, что построена пирамида передачи денег с низшей ланки наверх. То есть, сами милиционеры попали в ситуацию, когда им нужно лезть из шкуры вон, чтобы обеспечить план. Поэтому менять надо на самом верху, а естественно, этого никто не хочет делать, а люди этого не понимают, они считают, что плохой конкретный гаишник, но они были такими всегда, просто их сегодня поставили в такие же условия».

bogush_denis_01Денис Богуш, президент компании Bohush Communications
«Надо задуматься о том, что все органы власти, которые у нас есть, имеют свои определенные рейтинги, которые нужно замерять. Ну, например, какой рейтинг доверия имеет милиция, какой рейтинг доверия имеют суды, президент, кабинет министров, церковь, армия. И сделать систему мониторинга работы этих министерств, доверяют ли им, или не доверяют.

Я думаю, что рейтинг доверия милиции самый низкий в стране, даже ниже, чем у депутатов, особенно в связи с последними событиями. Для этого нужны серьезные меры. Во-первых, надо менять лица, это аксиома. Потому что до этого такого не было, то есть при прошлых министрах. Вот, например, Луценко, он как делал: заставил всех генералов отжиматься, ездил по разным отделениям, все делал публично.

И везде, где были орудие пыток, там молотки, он рассказывал, электрошокеры, он увольнял целыми отделениями. Тогда у людей возникала мысль, что есть кто-то, кто чистит эти ряды. Сейчас нет никого, кто бы эти ряды чистил. А наоборот, мы видим заявления, что милиционер или прокурор не подвергаются ответственности, его не садят в тюрьму, а вообще переводят на другую должность или даже награждают. В таком положении дел невозможно улучшить этот имидж. То есть, если этих милиционеров не садят, не карают, а еще потом и награждают. У нас милиционеры, СБУ, или их дети, задавят каких-то людей, а потом оказывается, что они сами напали на их машины, и в суде оказывается, что этот человек, труп, сам бросался на машину. И такие случаи точно не улучшают восприятие милиции. Надо правильные чистки, там министра уволить, прокурора посадить. Не просто, чтобы уволить из органов, а чтобы была ответственность. Если снимать позитивные фильмы про милицию, в той ситуации, что и сейчас, то за 10 лет можно добиться плюс 5 % к рейтингу доверия. Сейчас нужны хирургические методы. Вот та коррупция, которая достигла апогею, за 2-3 года, и преступность, что сейчас поднялась, — это четкий указатель того, как работает милицейское руководство.  Делает оно что-то, или нет. А вот те провокации, что были, вот когда машины милиция не пускала, а броневик с морковкой пускала, невозможно потом написать передачу, что мы самые лучшие в мире, и мы классные. Люди просто не поверят. Коррупция в милиции достигла такого уровня, что там надо очень серьезно почистить, в том числе руководящий состав, и не одного министра. Но это должны быть взвешенные и ответственные меры. Сейчас ответственность лежит на министре, если его не увольняют, значит, он нормально работает. А надо уволить, как минимум, руководителей МВД каждой области, если происходят такие грабежи, изнасилования, и не просто преступников, а это люди в погонах, которые содержатся на наши налоги. А они бьют нас же, наших жен, детей, сестер, и еще прикрываются своим особым положением».

MedvedevОлег Медведев, вице-президент Украинской лиги по связям с общественностью
«Borjomi украинской милиции не поможет, его пить уже поздно. Странная постановка вопроса, когда люди считают, что главное пиар, а не существо, субъект, будь это государственный институт, милиция и так далее.

Все пиар-стратегии бессмысленны и ведут в никуда, если не изменится сама милиция, вне зависимости от того, как она может называться: полиция, «Бюро добрых услуг», «Небесные ангелы» или мальчики по вызову. Свое мнение о милиции люди формируют не под воздействием пиар-стратегий,  а под влиянием собственного опыта, своих ежедневных контактов.

Например, начиная с контактов с инспекторами ГАИ. Грузия, для того, чтобы изменить отношение грузин к милиции использовала не пиар-стратегию, она разогнала полностью милицию и наняла на работу совсем другую милицию. Когда к работе приступила совсем другая милиция, нормально оплачиваемая, и не подвергаемая, как ранее, коррупционным соблазнам, отношение к правоохранителям поменялось коренным образом. Сначала надо изменить милицию, а потом думать, как уже измененную милицию, лучше назвать или отпиарить».

karaichenzev-Павел Карайченцев, координатор проекта MESTNYE.com
«В Украине так часто злоупотребляют пиаром ради пиара, что его эффективность крайне упала. У людей есть несоответствия того, что они видят и слышат в телевизоре с тем, что они чувствуют на себе. Ведь есть критическое количество негативных контактов с милицией, опыта рядом, после которого перестает действовать любая пропаганда и утверждения, что госорганы, в том числе правоохранительные, действуют в интересах народа.

Исследования показывают, что в ряде стран, где проникновения телевизора и медиа намного выше, если государственные органы власти говорят одно, а люди чувствуют совсем другое, то эффективность такой информационной кампании, делаем одно, а показываем другое, крайне низка. Это так называемый «эффект Берлускони», когда у него были все каналы, он рассказывал, как хорошо работает его правительство, люди научились критически относится к любым проявлениям Берлускони в СМИ, и альтернативная информация распространялась слухами, теми 10%, которых достаточно для формирования мнения.

У нас количество людей, у которых есть сформированное мнение о правоохранительных органах выше 10%.  Из-за этого любые попытки МВД сформировать позитивный образ наталкиваются на негативный собственный опыт. Фактически, что необходимо сделать: изменить внутри саму правоохранительную систему и поддерживать ее информационной кампанией. Я думаю, что информационная кампания, направленная на поддержку реформ, если они действительно будут проходить, возымеет некий эффект. Но это тоже будет отложенная ситуация, потому что люди будут 2,3,4 месяца ожидать эффекта кампании, если через 4 месяца не будет эффекта, у людей опять появится иммунитет к любой пропаганде. То есть, начинать надо всегда с реальных действий, а пиар – это вспомогательная функция».

Анна Макота, Polittech.org