3роухани августа приступил к исполнению своих обязанностей новый президент Ирана Хасан Роухани. Как во внутренней, так и во внешней политике умеренного клерикала ждут серьезные проблемы.

Снятие напряженности вокруг атомной программы и ослабление санкций, преодоление экономического кризиса, соблюдение прав человека и отмена цензуры — это лишь малая часть списка надежд, которые возлагают на нового президента Ирана Хасана Роухани в самой стране и за рубежом. Надежды разбудил и сам Роухани. «Иран открывает новый период сдержанности» — вот основной посыл его первой пресс-конференции после победы на выборах 14 июня.

Ставка на более рациональный стиль

64-летний Хасан Роухани считается умеренным представителем исламского духовенства. В первую очередь от него ожидают большей гласности в вопросе атомной программы Ирана, ставшей причиной затянувшегося конфликта с Западом. С приходом к власти Роухани повышаются шансы на рациональный диалог, подчеркивает и эксперт по внешней политике фракции социал-демократов в бундестаге Ральф Мютцених (Rolf Mützenich).

Надежды основаны, в частности, на том, что Роухани в период с 2003 по 2005 год возглавлял делегацию Ирана на переговорах об атомной программе и владеет навыками дипломатии. «Германия может ожидать от нового президента Ирана, прежде всего, сдержанности, рационального стиля и способности использовать шансы. Это касается и споров об атомной программе», — объяснил в интервью DW сотрудник берлинского фонда «Наука и политика», эксперт по Ирану Вальтер Пош (Walter Posch).

Последний шанс Ирана?

Как и его предшественник Махмуд Ахмадинежад, Хасан Роухани считает атомную программу Ирана легитимной и намерен продолжить работы по обогащению урана. Вальтер Пош напоминает, что в тот период, когда Роухани бы руководителем Высшего совета национальной безопасности Ирана, Тегерану удалось достичь серьезного прогресса в развитии ядерных технологий. Роухани вряд ли от них откажется.

Между тем без компромиссов в переговорах по атомной программе Иран не сможет добиться ослабления жестких экономических санкций. Вальтер Пош считает, что сейчас у страны остался последний шанс избежать полной изоляции и экономической блокады.

А вот эксперт по вопросам политики безопасности фракции «зеленых» в бундестаге Омид Нурипур (Omid Nouripour), напротив, уверен, что сейчас дело за Западом: «Мы все время говорим о том, что для решения проблемы давление следует дополнять стимулами. Но стимулов больше нет, поэтому можно только приветствовать готовность американцев начать прямые переговоры с Ираном на более высоком уровне».

Аятолла Хаменеи как высшая инстанция

Однако Хасан Роухани вынужден будет все свои действия согласовывать с аятоллой Али Хаменеи, духовным лидером Ирана. Уже в своем первом выступлении по телевидению новый президент подчеркнул, что внешняя политика будет проводиться «с учетом всех прав нации» и согласно предписаниям духовного лидера.

Аятолла Хаменеи до сих пор отвергал идею прямых переговоров с США и проводил жесткую линию в вопросе атомной программы Тегерана. Но и для него, похоже, не прошли бесследно катастрофические последствия санкций и конфликт с бывшим президентом Ахмадинежадом. Многие эксперты расценивают тот факт, что новым президентом Ирана стал имеющий репутацию умеренного Роухани, как свидетельство возросшей готовности Али Хаменеи к компромиссам.

Вальтер Пош считает, что аятолла Хаменеи уже достиг цели, которую он преследовал с 2010 года, — урегулировать внутренние конфликты. «Хаменеи ценит Роухани за то, что тот в первую очередь технократ. То есть, Хаменеи может не опасаться демократических экспериментов, которые всегда непредсказуемы», — отметил Вальтер Пош.

Не только в спорах об атомной программе, но и в разрешении сирийской проблемы Запад ждет положительных сигналов из Тегерана. С избранием Роухани шансы на участие Ирана во второй международной конференции по Сирии в Женеве повысились. «Если уж мы считаем Иран одним из внешних участников конфликта в Сирии, то мы, естественно, должны привлечь его и к урегулированию этого конфликта», — полагает Рольф Мютцених.

Освобождение политических заключенных и экономический кризис

В последние годы Иран становился объектом критики со стороны СМИ, ООН и правозащитных организаций не только из-за его атомной программы, но и из-за все более серьезных нарушений прав человека. В число предвыборных обещаний президента Роухани входит и освобождение политзаключенных, а также укрепление прав женщин, ослабление цензуры и слежки за обществом со стороны полиции нравов.

Омир Нурипур из парламентской фракции немецких «зеленых» опасается, что Роухани ограничится предоставлением мелких частных свобод, а самые острые проблемы отложит в долгий ящик. Первым серьезным тестом для нового президента станет судьба политических заключенных, в частности, освобождение бывшего кандидата в президенты Мир-Хосейна Мусави.

Но самый большой вызов для Хасана Роухани — тяжелая экономическая ситуация в стране. Еще до прихода к власти он пообещал в первые 100 дней своего правления представить «честный и реалистичный» анализ экономических проблем и наметить пути преодоления кризиса. Ослабление западных санкций могло бы дать стране передышку.

Значительная часть экономических проблем Ирана — результат бездарного правления и бесхозяйственности при предыдущем президенте Ахмадинежада, полагает Вальтер Пош. Но он видит и повод для оптимизма. По словам Поша, Роухани до сих пор справлялся с различными политическими ситуациями, есть надежда, что он найдет выход и из экономического кризиса.

Dw.de