politicaВласть в России — основные функции.

Этот вопрос задают все, и этот вопрос является первым, когда речь заходит об очередном выборном ажиотаже: «Зачем им всем власть?»

Совсем молодой человек развешивает на подъездах домов свою жалкую биографию с лозунгом: «голосуйте за настоящих профессионалов!» — он хочет стать одним из трех советников крошечного кусочка Москвы, где доживают и выживают старые старухи и дедки-бабки без внуков и будущего.

— Молодой человек, если честно, зачем это вам?

— У меня экономическое образование.

— Я не спрашиваю почему, но — зачем?

— Честно?

— Честно.

— Это единственный шанс получить квартиру: жена второй раз забеременела, а дочке всего полтора годика. Мы в нашей коммуналке не выживем.

Я бы отдал ему свой последний голос, но его у меня нет. И все-таки это нетипичная ситуация.

В декабре прошла судорога выборов в городские и региональные законодательные собрания, думы, а кое-где — все еще советы народных депутатов. Не то, что избиратели — большинство кандидатов смутно представляют себе, что это за власть и обсуждают по большей части — недоимки государства по зарплате, нечищенные дворы и мусорные баки, маленькие пенсии, деноминацию и вечную тему «Жиды продали Россию, но Россию не пропьешь, мы спасемся и возродимся!»

Выборы в России — это наркотик демократии, впрыскиваемый в затухающую вену смертельно больного.

В среднем на одно место претендует около 10 человек (по Москве — 17), одновременно разыгрывается около трех тысяч мест — тридцать тысяч кандидатов. Цена одной выборной кампании на круг — 100 тысяч долларов, общие расходы — 3 миллиарда долларов. При советской власти выборы проводились пореже, а цена их была на порядки ниже.

Зачем же эти невероятные траты?

Каковы притягательные силы власти и в чем ее функции? — Попробуем назвать некоторые.

Власть и понимание
Понимание всюду и всегда — важнейшая функция власти. Знать-то мы теперь почти все знаем и о себе и о тех, кто правит нами, но — не понимаем. Власть так хитро устроена, что со стороны или из-под власти понять ничего невозможно. Надо взять власть и с ее помощью начать понимать происходящее окрест.
И понимать приходится не из любопытства, а потому что действовать без понимания нельзя или опасно. И жаждущий понимать, уважающий собственные действия, стремится к власти по необходимости. Потому что от нее расходятся кругами и веером совершенно непонятные законы, документы и действия.
Именно поэтому многие становятся кандидатами в любую власть — местную и центральную, исполнительную и законодательную (других пока нет). Им совершенно неважно, кем быть — президентом, губернатором, мэром, муниципальным советником — лишь бы быть и попасть.
Доступ к уникальным ресурсам информации
Информация в закрытом обществе — важнейший товар и ресурс. Коммунистический режим держался, собственно, на усиленном невежестве большинства и злостном пользовании информацией властвующим меньшинством. Сейчас многое возвращается — прежде всего эта замкнутость и закрытость, зашитость информации.
Прорыв к власти означает получение доступа к двум типам информации — к той, что держится в секрете до поры до времени: о предстоящих решениях и переменах. Это в любом обществе и любом бизнесе дорогого стоит, но в условиях неожиданной нестабильности и непредсказуемости событий такая информация, полученная раньше других, прежде всего конкурентов и клиентуры — солидный гандикап.
Не меньшее значение имеет информация, которая всегда будет секретной, например, «закрытые» рыночные цены на недвижимость. Как правило, рвущихся к этой информации ждет легкое разочарование: здесь гораздо больше грязи, чем полезного вещества, здесь больше бюрократической дури, чем неизвестного. И надо приложить известные аналитические усилия, чтобы овладеть в этом виде информации чем-то достойным.
Доступ к законодательству и законотворчеству
Законы существуют и плодятся, но что за ними стоит и что они значат, узнать и понять извне довольно сложно. Как сложно оценить, будет ли действовать тот или иной закон или он создан так, для деклараций и «попужать».
Так, закон о банкротстве, принятый в эпоху приватизации, предполагалось, будет сразу введен в действие для принудительного банкротства большинства промышленных предприятий: и реформы бы пошли быстрей и сформировались бы мощные средства для преодоления пенсионного кризиса. Слалом реформ, однако, улетел в другое ущелье, закон о банкротстве несколько лет простоял на полках втуне и стал применяться лишь спустя значительный срок.

Важно не только знание содержания законов, но и их подноготная, а также судьба.

И еще более важное значение имеет законотворчество — создание законов «под себя»: Газпром добился для себя (и только для себя) закона об отчислениях в корпоративный пенсионный фонд с себестоимости (для всех остальных — с прибыли). Приморский закон об инвестиционной деятельности, принятый в ноябре 1997 года, оплачен и обеспечивает интересы только одного предприятия — «Приморсклесдрева», МВД постоянно лоббирует в Государственной Думе повышение минимальной зарплаты, так как все штрафы в этом ведомстве исчисляются в величинах, кратных минимальной зарплате. Примеров «законов под интерес» можно приводить бесконечно долго.

Законотворчество — наиболее зримая приманка в погоне за власть.

Привилегии
Чем меньше прав, тем больше привилегий. Стало понятно, что строительство «правового государства» явно затягивается, а потому привилегии раздаются и разрастаются. Официально однокомнатная квартира в Москве, включая прописку, стоит более 100 тыс. долларов, депутат Государственной Думы получает многокомнатную квартиру в престижном районе и доме бесплатно. Любая региональная дума начинала свою законотворческую деятельность с «Положения о депутате», где подробно описываются их привилегии, права, неприкосновенность и защищенность.
Привилегии распространяются не только на легальный срок избрания — реально они распространяются на всю оставшуюся жизнь: синекурами, престижными рабочими местами, поездками за границу и т.п. Любые затраты на избрание оправдываются только за счет привилегий менее, чем в год.
Защищенность
Этот мотив явно устаревает. И дело не в том, что депутатский иммунитет отменен или ослаблен: многие стали понимать, что защищаться надо не от законов или законоохранных органов, что возмездие и наказание осуществляется чаще «частным порядком», что укрыться от долгов во власти невозможно — депутатство стало самой опасной и рисковой профессией в России.

Кто рвется к власти

На выборах в местные органы власти явно преобладают так называемые «независимые» кандидаты, не представляющие никакие партии или политические течения. Партии «московского разлива» («Наш дом Россия», «Выбор России», «Яблоко», отчасти КПРФ и ЛДПР) дружно обливаются презрением и подозрением в предательстве местных интересов. Даже движение Лебедя выглядит в провинции скромно.

Это, разумеется, не значит, что каждый борется в одиночку, по Гоббсу, в «войне всех против всех».

В Московской области «тяжелой картой» была партия губернатора Тяжлова. В Москве дуэль группы Гончара и партии Лужкова закончилась полной победой последнего. В Приморье на выборах в краевую думу четыре года назад губернатор Наздратенко набрал более 20 своих сторонников из 39, в выборах-97 партия мэра Владивостока Черепкова, выставившая по городу 8 кандидатур, выиграла в семи округах из 13, рекрутированные же Наздратенко кандидаты почти везде с грохотом проиграли.

Нас интересуют не столько политические и партийные пристрастия и ориентации кандидатов, сколько круги и сферы, делегирующие их.

Стоящие у власти и вкусившие
Даже разочаровавшиеся и отрезвевшие, почти все стоящие у власти не отказываются от попыток повторно попасть во власть. Даже дружно презираемый в своей стране Горбачев совершил жалкую попытку вернуться в президенты.
Здесь дело не только в магии власти или жирном хлебове из корыта. Многие из вкусивших поняли необходимость профессионализации политической деятельности и свою пригодность к этой профессии. Такова, например, мэр Шлиссельбурга и депутат Ленинградского областного Законодательного собрания Светлана Юркова. Депрофессионализировавшись как инженер, она приобрела за несколько лет политической карьеры необходимый опыт в этой профессии, обросла связями и статусом, уважением в структурах неизбираемой власти — это уже не только ее личный, но и общественный капитал. И потому она, даже не имея реальных средств для ведения выборной кампании, вновь баллотировалась в областную думу.
Подмосковный думец Гальченко, не так давно составлявший достойную конкуренцию Тяжлову на губернаторских выборах (2-е место) и метивший не только в Думу-97, но даже на спикера, проиграл выборы. Основная причина неудачи — дефицит финансовых средств. Политическая профессия и карьера в современной России слишком зависит от внешних инвестиций, а потому прямого доверия реально никто из депутатов не вызывает — повторяется комедия креатур коммунистического режима.
Кстати, особенностью выборных кампаний этой категории кандидатов, является то, что многие мероприятия они проводят либо бесплатно, либо авансом и потому имеют несомненные преимущества перед своими конкурентами.
Новые русские
Бизнесмены и хозяйственники — весьма неоднородный предпринимательский слой, куда входят и деятели старой формации, тот самый партхозактив, «номенклатура», столпы и отцы общества, без которых деловая жизнь нынешней России невозможна и невозможны реформы, сюда же входят и предприниматели новой формации, явления скорее эфемерные, чем с перспективой.
Последние часто путают выборную кампанию с рекламной, при этом делают это сознательно — «погоня за двумя зайцами» приносит обычно коммерческий успех и оправдывает все политические затраты.
Для всех «новых русских» характерно стремление закрепить свой контроль и влияние за определенной территорией, входящей в зону сбыта или зону проживания своих подчиненных.
Эта вполне феодальная идеология сочетания с вполне современными методами политической борьбы: директор крупного предприятия военно-промышленного комплекса — завода «Варяг» во Владивостоке — Леонов, чувствуя, что успешно обойден двумя конкурентами из числа новых русских, организовал через местные органы ФСБ имитации и угрозы политических убийств этих конкурентов.
Политические романтики
Эта категория кандидатов (и почти никогда — депутатов) отличается от всех остальных тем, что либо напрочь не имеет никаких личных целей, либо эти цели направлены на «спасение России», «преобразование мира», «разоблачение всемирного жидо-масонского заговора» и тому подобные мероприятия планетарного или космического масштаба.
Романтики отличаются не только онтологическими масштабами, но и минимальным бюджетом. Реально, зная или не зная это, все они пытаются повторить путь Авраама Линкольна, не менее.
К чести России надо заметить, что доля романтиков неуклонно падает.

Отношение населения к выборам власти и власти

Общее отношение населения к выборам власти и самой власти можно охарактеризовать двумя словами — неверие и цинизм. Короткая вспышка доверия, имевшая место между 1989 и 1993 годами, была буквально раздавлена танками.

Народ увидел, что политическая воля может быть обеспечена военной силой, и никакие патриаршие заклинания не в силах удержать власть от насилия. На этом завершилась, пожалуй, самая позорная из всех революций в истории России.

И теперь еще долго не найдется национальный или региональный лидер, движение, партия, которым бы доверяли.

Что касается цинизма, то пределом его были выборы Сергея Мавроди в Государственную думу осенью 1994 года в подмосковном городе Мытищи. Целый месяц город пил бесплатное пиво от Мавроди, по которому плакали следствие, суд и тюрьма. И отпетый жулик безоговорочно победил.

«Заплати зарплату (пенсию), и я проголосую за тебя» — этот рефрен электората ловко был использован на последних президентских выборах. «За поллитра водки отдам свой голос любому» — так рассуждает если не большинство, то очень многие на местных выборах (и это регулярно используется кандидатами).

Российская бэби-демократия пока интенсивно гадит в памперсы.

Организация избирательной кампании

В стране довольно быстро сложился рынок политического консалтинга, на котором спрос сильно превышает предложение накануне выборных кампаний, проходящих практически ежегодно. Несомненным лидером на этом рынке является «Николло М.» (имеется в виду Маккиавели), базирующийся на специалистах академического института США и Канады, а также группе сильных и высококвалифицированных психологов. Здесь преобладают импортируемые из США политические технологии, и новизны в работе этой солидной и очень престижной команды немного.

Подвизаются на этом рынке также академические и университетские социологические, политологическое, психологические профессиональные коллективы, а кроме того, огромное количество самодеятельных политологов и конфликтологов, успехи которых определяются не статусом и профессионализмом, а смелостью политического проектирования и умением подбирать команды и ресурсы любого уровня и сочетания.

Осенью 1997 года я был приглашен одной из таких команд, а именно «Сергейцев и Ко», и опыт работы в этой команде, а также наблюдение за соседними командами и предыдущий опыт выборных кампаний легли в основу данного размышления.

Сроки

Ситуация предзаказа, переговоры о заказе выборной кампании, согласование смет и тому подобное занимает неопределенно долгое время — от нескольких месяцев до двух дней.

Обычно сама выборная кампания занимает не менее двух месяцев. Режим работы — самый напряженный, что удивительно: команда обычно набирается с резервом и излишком, однако никто не простаивает и, в случае незанятости на своем участке, подключается к другим работам. Ведется сетевое (ленточное) планирование работ, Однако в силу специфики политической ситуации, изменение сроков, переносы и любые иные искажения графика не воспринимаются трагически.

Работа заканчивается через два дня после выборов: независимо от результата в ритуал работ входит рефлексивное обсуждение хода выборной кампании, разбор ошибок, возможные продолжения сотрудничества, дополнительная (премиальная) оплата. Естественно, что этот этап осуществляется в узком кругу менеджеров кампании, финансировавших кампанию структур и, что необязательно, кандидата.

Смета расходов, кто платит

Как правило, вся оговоренная сумма или значительная ее часть сразу и в виде наличных сумм (в рублях и долларах) передается в распоряжение менеджера команды, осуществляющего стратегические расходы. Текущие расходы, выплаты, планирование и ведение финансовой отчетности производит профессиональный кассир-бухгалтер.

Обычная практика строится на следующих принципах:

  • приглашенные в команду профессионалы оплачиваются по максимальным расценкам, даже если это близкие друзья (особенно, если это близкие друзья)
  • приглашаемые в команду непрофессионалы оплачиваются по минимальным расценкам — только благодаря этому можно заставить людей работать интенсивно
  • условия существования команды, из-за напряженного и ненормированного рабочего дня (и ночи) создаются максимально комфортные
  • сама консалтинговая фирма должна иметь после проведенной кампании средства для существования ее штатных сотрудников, их самообразования, технического оснащения и проведения маркетинговых работ перед следующей кампанией.

В зависимости от уровня выборов цена одного избирателя составляет от 4 долларов (местные выборы) до 1 доллара (президентские выборы).

Примерная смета расходов (она сильно варьирует в зависимости от обстоятельств и целей) такова:

 

статьи расходов: %
гонорар менеджеров (1-3 человека) 20
гонорар профессионалов (5-10 человек) 10
оплата агитколлектива (30-200 человек) 10
собственная газета 5
другие печатные средства 5
социо-культурные акции 5
уличные праздники 5
уличное телевидение 5
другие СМИ 5
итого мероприятия и акции 70
накладные (командировочные, рента помещений, автомобилей с водителями,
оргтехники и средств связи) и непредвиденные расходы (судебные издержки и т.п.)
30
всего 100

В расходах участвуют, как правило, несколько плательщиков или один очень крупный. Сам кандидат, если и участвует финансово в своей кампании, то весьма скромно (в сравнении с другими инвесторами) и необременительно (в сравнении с собственным бюджетом).

Финансирующие структуры вправе инспектировать ход выборной кампании, что, как правило, и делается, но лишь на начальной стадии работ — дальше их вмешательство и контроль просто не нужны никому.

Даже в случае непобеды инвесторы редко оказываются в накладе: помимо чисто политических целей имеются коммерческие, социальные, культурные цели, престиж, опыт, открывающиеся горизонты. Новый круг знакомств и новые идеи бизнеса. Выборная кампания в Государственную Думу в Москве в 1993 году принесла кандидату второе место и… пенсионный бизнес. Финансовые дела после этого сомнительного поражения (кандидат стал москвичом только в ходе выборной кампании) пошли так хорошо и в гору, что позволили избежать в дальнейшем участи ближайших компаньонов и партнеров, поголовно разорившихся.

Команды, их состав и квалификация

Обычно команду возглавляет 1-3 менеджера с гуманитарным или инженерным образованием. Все опыты проведения кампании бизнесменами заканчивались неудачно по двум причинам:
— бизнесменов постоянно «сносит» в нелегальные и противозаконные действия
— практически все бизнесмены привыкли работать в условиях разреженного рынка, где предложение диктует спрос, политический же рынок необычайно плотен, отличается конкурентной борьбой высокого накала и весьма разборчивым спросом.

В команду также приглашается несколько профессионалов (художники, компьютерные дизайнеры, фотографы, писатели и журналисты, редакторы, администраторы, психологи, финансисты, визажисты, имиджмейкеры, социотехники, шоумены) — есть как почти штатные сотрудники, приглашаемые каждый раз, однако всегда есть и свежие силы, опыт и результаты работы которых усиленно адаптируется, что позволяет команде быть всегда динамичной и выглядеть молодо.

На этом слое обрываются доверительные отношения и здесь не распространяются драконовские меры дисциплины (включая сухой закон) и экономии.

Ниже расположены:
— сервисные службы (водители автомашин, технический персонал для работы с компьютерами, охрана, если в ней есть необходимость, телефонные диспетчеры, секретариат и т.п.
— агитколлектив.

В целом в командах царит дух «студенческой шарашки», столь милой и привычной в советской и российской среде, возникающие конфликты гасятся почти мгновенно и ко всеобщему успокоению, отсутствуют склоки и сговоры, типичные для рутинных организаций.

Александр Левинтов, Вестник