Navalniy1Исполняющий обязанности мэра Москвы Сергей Собянин не сомневается в победе уже в первом туре выборов городского головы 8 сентября. С ним солидарны политологи, социологические службы и даже многие конкуренты. Лишь оппозиционер Алексей Навальный настаивает, что исход выборов не предопределён.

«Неужели Большую Дмитровку сделают пешеходной? Офигительно. Надо голосовать за Собянина», — восклицает мой аполитичный приятель Павел, тут же, правда, уточняя, что было бы неплохо, если бы заметные улучшения в облике Москвы последнего времени продолжились и после выборов мэра. Именно так, по уверениям социологов, думает большинство москвичей, которые 8 сентября пойдут на избирательные участки выбирать себе голову из шести кандидатур.

Согласно данным последних соцопросов, лидирует действующий мэр Сергей Собянин. По прогнозам, он получит от 60% до 65% голосов. Это означает победу в первом же туре и, казалось бы, отсутствие какой-либо интриги. Однако есть и другие цифры, которые демонстрируют стремительное падение рейтинга Собянина. Согласно данным «Левада-Центра», ещё в июне действующего мэра поддерживали 78% москвичей, сейчас — всего около 58%. В опросах ВЦИОМ таких людей ещё меньше — 51%. Социологи предсказывают, что «неопределившиеся» добавят Собянину в день голосования ещё 7–10%, но такие данные всё равно подтверждают мнение главного оппозиционного кандидата в мэры Алексея Навального: второй тур голосования не столь невероятен, как это представляется властям.

«Я бы очень хотел, чтобы другие кандидаты вели активную предвыборную кампанию. Потому что второй тур — это не просто мой высокий результат, это относительно высокий результат других людей. Они могут набрать немножко побольше и тем самым приблизить второй тур», — объяснил в интервью газете «Ведомости» Алексей Навальный, которому социологи так же единогласно отдают второе место с результатом от 15% до 20%.

Хотя все пятеро конкурентов Сергея Собянина называют себя оппозиционерами, именно Навальный, как ожидается, аккумулирует протестные голоса избирателей. Политолог Александр Морозов называет это «референдумными выборами»: речь, по его мнению, идёт не о том, какой из кандидатов был бы лучшим мэром, а о том, чтобы выразить своё неприятие всей политической ситуации в России (и в этом случае проголосовать за Навального) или согласиться с ней (и голосовать за любого другого кандидата).

Московский конь
Популярный литератор Борис Акунин, являющийся авторитетом для многих людей, не согласных с путинским режимом, ставит вопрос ещё жёстче.

«Если демократическая оппозиция (в лице Навального) набирает меньше полумиллиона голосов (в столице РФ сегодня — 7,2 млн избирателей. — Фокус) — такой численный итог даст режиму карт-бланш на дальнейшие репрессии. От миллиона до полутора — режиму придётся отказаться от идеи полицейского государства и впредь проводить более гибкую политику. Семизначное число столичных жителей, проголосовавших за самого антирежимного кандидата, это сила, с которой нельзя не считаться», — написал он в своём блоге. Досрочные выборы мэра Москвы были объявлены в начале июня. Сергея Собянина два года назад назначил столичным головой прежний президент России Дмитрий Медведев. Теперь неожиданно для всех Собянин решил пойти на перевыборы. Зачем — до сих пор спорят политологи. Одни считают, что он хочет повысить свой политический вес, став не назначенным, а избранным мэром главного города страны. Другие уверены, что Собянин инициировал срочные выборы, да ещё и в период летних отпусков для того, что застать оппозицию врасплох и без особых проблем застолбить за собой кресло мэра на следующие четыре года.

Сразу стало понятно, что эта кампания не будет рядовой. В российском законе есть положение, согласно которому каждый кандидат в мэры обязан заручиться поддержкой необходимого минимума муниципальных депутатов, абсолютное большинство которых подконтрольно правящей партии «Единая Россия». Оказалось, что ни одна из оппозиционных сил не сможет зарегистрировать своего кандидата без одобрения властей. Собянин лично распорядился допустить к выборам всех желающих. Подписи муниципальных депутатов получили не только «системные» оппозиционеры Иван Мельников от КПРФ, Дмитрий Левичев от «Справедливой России», Михаил Дегтярев от ЛДПР и Сергей Митрохин от «Яблока», но и «несистемный» оппозиционер Алексей Навальный, выдвинутый партией «РПР-ПАРНАС».

Второй сюрприз власти (до сих пор неясно, кто именно отдал такое распоряжение) преподнесли, когда вместо того чтобы посадить в тюрьму и снять с выборов Алексея Навального, приговорённого в Кирове к пяти годам заключения за кражу леса, его с помощью небывалого юридического фокуса не только выпустили на свободу, но и дали возможность продолжить предвыборную кампанию.


Чтобы увеличить изображение, нажмите здесь

Третья неожиданность нынешних выборов — сама предвыборная кампания Алексея Навального. Вряд ли в новейшей истории России случалось что-то подобное. Навальный построил свою кампанию на «трёх китах»: привлечении огромного числа волонтёров, независимом, полностью прозрачном финансировании за счёт добровольных пожертвований и оригинальных агитационных приёмах. Новы не сами эти принципы, а то, что в конкретном случае Алексея Навального они дали мощнейший эффект.

«Мы преодолели рубеж в 100 млн рублей ($3 млн), жертвователей уже больше 10 000 человек, — рассказывает Фокусу о финансировании кампании один из активистов предвыборного штаба Навального Константин Янкаускас. — Когда Навальный открыл счёт в Сбербанке, банк просто не мог справиться с потоком желающих».

Вопрос решили оригинально: для облегчения процедуры перевода денег активисты штаба Навального сами пожертвовали по миллиону рублей, после чего объявили, что желающие могут добровольно возместить им расходы, переведя деньги значительно более простым способом на их личные «яндекс-кошельки». Недоброжелатели пытались уличить сторонников Навального в мошенничестве, однако пока правоохранительные органы не предъявляли ни ему, ни другим активистам каких-либо претензий. Согласно расчётам политтехнологов, говорит Янкаускас, каждый доллар, потраченный на агитацию, — это один дополнительный голос кандидату. В этом смысле у Навального уже очень солидный бюджет.

«При этом Навальный может существенно экономить за счёт волонтёров — они бесплатно делают то, на что другие кандидаты тратят деньги. Расходы практически идут только на аппарат штаба и агитматериалы. У Навального многое на добровольной основе», — подчёркивает Янкаускас.
Телевидение и рекламные агентства отказали штабу Навального в размещении предвыборной агитации, поэтому сторонники оппозиционера «пошли в народ». Сам кандидат поставил цель провести 100 встреч с избирателями во всех районах Москвы; на улицах и в метро активисты раздают агитационную газету Навального, освещающую конкретные местные проблемы, программисты бесплатно разрабатывают и внедряют онлайн-приложения для координации волонтёров, а на специальном сайте dom.navalny.ru собирается вся информация о том, где, как и когда проходят агитационные мероприятия.

Янкаускас так же, как и его патрон, уверен, что второй тур на выборах мэра Москвы возможен. «Алексей на всех встречах говорит о том, что хочет добиться, чтобы за него проголосовали 1,5 млн человек, — рассказывает он. — Это явно завышенная и мобилизующая оценка, потому что при полутора миллионах голосов мы одержим победу уже в первом туре. Очевидно, чтобы второй тур состоялся, нужно минимум 20–25%».

По словам Янкаускаса, сейчас в кампании Навального участвуют до 20 000 волонтёров — беспрецедентный масштаб в истории российских избирательных технологий. Некоторые политологи считают этих людей реальным политическим активом Навального, который он сможет использовать в будущем, даже если свою первую серьёзную политическую кампанию проиграет.

Виктор Нехезин, Фокус