MerkelКак бы ни смещалось отношение Берлина к Киеву, исчерпывающую информацию об условиях подписания договора Виктор Янукович получил в Ялте.

В минувшее воскресенье Христианско-демократический союз (ХДС), которым руководит канцлер Германии Ангела Меркель, замер в восьми местах от создания однопартийного большинства в бундестаге. Несмотря на окрепшие позиции баварского партнера ХДС — Христианско-социального союза (ХСС), неделей ранее вернувшего себе власть в Мюнхене, повторить успех Конрада Аденауэра в 1957 году Меркель все же не удалось, несмотря на ее личный рейтинг одобрения в немыслимые 68%. Немецкая политика зиждется на компромиссах и прочно стоит на федеральном основании — отсюда следуют и причины, и последствия одинокого успеха Меркель. По иронии судьбы, на пике личной популярности ей придется вернуться в статус соправителя, в котором она и пришла в 2005 году на Вилли-Брандт-штрассе, 1. И где ей предстояло уживаться с тремя ветеранами СДПГ на самых главных постах.

Одним из них был и Пеер Штайнбрюк, побежденный Меркель 22 сентября, — тогда он занимал пост министра финансов. Перед выборами лидер нынешней СДПГ отверг возможность возвращения на эту должность, но вызвался быть главным переговорщиком по вопросу потенциального создания коалиции с ХДС. А это не сулит Меркель ничего хорошего. Главным виновником ложки красного дегтя в бочке электорального меда являются их младшие партнеры — свободные демократы (СвДП), которые впервые в своей истории не преодолели барьер на выборах в бундестаг.

Однако всем основным партиям Германии в этот раз подложил свинью новый соперник. «Альтернатива для Германии» (АдГ) в первую очередь укусила именно партию Меркель, из рядов которой и была рекрутирована ровно год назад. Эти железобетонные евроскептики, возглавляемые двумя профессорами — немцем и русской, журналистом и предпринимателем, — требуют вернуться к немецкой марке, прекратить финансировать альтернативную энергетику и взглянуть на иммигрантов через линзу, о которой в Германии пытаются не вспоминать. Так, главное лицо АдГ Бернд Луке заявил, что простых и малообразованных людей из других стран не следует принимать в Германии в их же собственных интересах, поскольку они все равно не смогут приспособиться к современному обществу и не имеют шансов получить работу. Партия нашла некоторый отклик в душах местечковой части среднего класса, но оказалась все же слишком радикальной и экзотической для немцев. АдГ остановилась в трех десятых процента от барьера, возможно, лишив ХДС решающих восьми мандатов.

Следует отметить, что около миллиона голосов набрала и Пиратская партия, несколько улучшив свой результат (кроме того, за последние годы заметные пиратские фракции появились в четырех земельных парламентах).

Таким образом, зеленые, евроскептики и пираты, размыв базу традиционных либералов, вынуждают Меркель садиться за стол переговоров с разномастными леваками — «розовыми» эсдеками или теми же зелеными.

О правительстве, в состав которого вошли бы ультралевые, завоевавшие третье место, речь пока не идет. Дело в том, что в Германии принято выполнять политические программы, за которые отдал голос избиратель. И Меркель, и Штайнбрюку, и лидерам зеленых сделать это будет теперь очень непросто.

Чисто умозрительно существуют три варианта коалиции. Нереальный — «розовая» СДПГ, зеленые и «красные». Тогда Берлину придется отменить режим экономии, повысить налог на доходы граждан свыше 500 тыс. евро до 75%, поднять минимальную зарплату до 9 евро в час, ввести квотирование по половому признаку во всех сферах жизни и поставить традиционные отрасли промышленности на грань выживания. Таковы усредненные требования трех партий. Нетрудно предположить, что умеренная СДПГ вскоре предпочтет досрочные выборы.

Более реальный вариант — сделка ХДС с зелеными. В конце концов, Меркель и ранее шла на определенные уступки зеленым, а их маленькая фракция будет послушной. Но избиратель зеленых отвернется от них — да и консервативный баварский ХСС возражает против такого альянса.

Поэтому, скорее всего, Меркель предстоят долгие переговоры с Пеером Штайнбрюком, не исключавшим, но и не возражавшим против «широкой коалиции». Впрочем, если причина провала переговоров будет лишь в Штайнбрюке — партия может «сбросить его с поезда». Ведь дисфункциональное правительство «почти большинства» ХДС/ХСС с точки зрения немца будет выглядеть вопиющей безответственностью и крахом упрямой Меркель. При этом арсенал шантажа у эсдеков широк. Ведь с 2010 года ХДС проиграл восемь из 13 выборов в земельные легислатуры и лишь в четырех остался у власти — в коалиции с конкурентами из СДПГ. В силу вышесказанного канцлер и ее правительство утратили контроль над верхней палатой — бундесратом, на федеральном уровне ХДС находится в оппозиции, там правит «розово-зеленый» альянс. Что получится, если вывести нечто среднее из внутренних и внешних программ ХДС и СДПГ?

Во-первых, несмотря на сохранение режима экономии, налогообложение, расходы бюджета и минимальная зарплата несколько вырастут. Исключение будет сделано для Баварии, где мамы получают специальное пособие, если не желают сдавать детей в государственные ясли и сады, — ХСС считает это своим достижением. Во-вторых, переход к новой экономике немного ускорится, но без учета шапкозакидательских требований «зеленых». В-третьих, увеличится женская квота в госструктурах и корпорациях. Здесь Меркель и СДПГ поладят относительно легко. А вот во внешней политике и на уровне ЕС достижение взаимопонимания займет больше времени.

Прежде всего Европарламент — но не Еврокомиссия — получит больше полномочий. Далее — ускорится интеграция в Союз стран Балкан. Несколько более оптимистической станет турецкая перспектива членства в ЕС. Россию будут меньше критиковать за нарушение демократических и прочих стандартов, но на быстрое смягчение визового режима Берлин тоже не пойдет. О том, как повлияют итоги выборов на судьбу ключевого события в жизни ЕС нынешнего года — Вильнюсский саммит, говорить сложно.

С одной стороны, СДПГ, скорее всего, получит контроль над МИДом — но внешняя политика эсдеков представляет собой сложный коктейль. Так, именно при канцлере от СДПГ Герхарде Шредере произошло крупнейшее расширение ЕС на восток, но в то же время эсдеки сравнительно более дружелюбны по отношению к Москве, которая резко выступает против подписания с Украиной ЗСТ с ЕС. С другой стороны, эсдеки менее прагматичны, нежели христианские демократы — и требования относительно защиты прав человека и избирательного правосудия в адрес Киева могут ужесточиться. Впрочем, нельзя исключать и того, что к моменту доклада в Страсбурге комиссии Кокса — Квасьневского нового правительства в Берлине все еще не будет. Однако на какой бы градус в ту или иную сторону ни смещалось отношение Берлина к Киеву, всю исчерпывающую информацию относительно условий подписания договора Виктор Янукович получил в Ялте. И те сложные комбинации, которые будут еще неделями разыгрываться в Берлине, имеют малое отношение к европейскому вызову Украины.

 

Комментарии