народный альянс«Это День сурка», – честно предупредил сразу делегатов и журналистов бывший глава избирательного штаба Навального Леонид Волков. Начинался третий учредительный съезд «Народного альянса». Партия уже судится с Минюстом, дважды отказавшим ей в регистрации, но решила еще раз провести съезд и собрать документы с учетом поправок, чтобы успеть к выборам в Мосгордуму и выбрать наконец председателя.

На сцене за столом президиума сидели шесть человек. Волков вышагивал по ней в неформальной клетчатой рубашке. Владимир Ашурков и Алексей Навальный были в синих, почти чиновничьих, костюмах. Бывший кандидат в мэры Москвы молчал, улыбался и поправлял красный галстук.

«Руководствуясь нормами партийной демократии и тем, что у меня в руках микрофон, предлагаю избрать председателем съезда Волкова Леонида Михайловича», – предложил Волков под смех зала. Так же выбрали мандатную и редакционную комиссии. Сразу последовали протокольные заявления.

Из прослушанного мы узнали две важные вещи. Первая – что мандатная комиссия может провести два заседания за несколько минут. – Новоявленный председатель съезда все больше, к удовольствию делегатов, становился похож на тамаду. – Второй серьезный вопрос в повестке: о создании партии «Народный альянс». Коллеги! Предлагаю создать партию «Народный альянс»! Доклад по этому вопросу закончен. Есть возражения?»

Возражений милосердно не последовало.

Протокол в 17 страниц продолжал заполняться под конферанс Волкова. «Есть съезд, есть органы, но вот незадача: нет членов партии, а их должно быть много. Предлагаю сделать делегатов членами партии. Сейчас у вас последняя возможность смыться», – предупредил Волков. Делегаты съезда, 111 человек из 48 регионов, оставались спокойны. Их можно было понять – в конце концов эту партию уже не регистрировали два раза, и надвигающееся лидерство Навального не то что бы делало перспективы ее признания Минюстом прозрачнее.

Партия хорошо поработала, мы снова собрались, чтобы не обрести, но подтвердить нашу политическую субъектность, – сообщил Волков. – Речь не идет о создании еще одной партии в довесок к 75 уже существующим, а о формальной регистрации той политической силы, которая появилась и заявила о себе. Опрос «Левада-центра» показал, что около 10 процентов (9,8%) готовы проголосовать за партию Алексея Навального».

«Неравный брак», – вздохнул коллега из «Газеты.ру». Улыбающегося Навального за столом издали и правда можно было принять за в меру счастливого жениха.

Наконец, озвучили программу партии. Экономическую часть редактировал бывший ректор РЭШ, а сейчас житель Франции Сергей Гуриев. В целом партия выступает за «смену архаичной и коррумпированной системы управления в стране на более современную», но при этом это должно быть социальное государство – с бесплатным здравоохранением и образованием. Говорили о снижении централизации власти и барьеров прохождения в Госдуму и региональные заксобрания. В национальной политике не должно быть перекоса финансирования в пользу каких-то республик (интересно, каких?), а со странами Центральной Азии надо бы ввести визовый режим.

Наша партия еще не зарегистрирована, а программа уже формирует повестку дня! Но она не Библия, мы открыты для обсуждения и корректировки», – заверили организаторы съезда и перешли к символике партии – бумажному самолетику.

«Почему самолет?» – строго спросили из зала. «Во-первых, в уставе не «самолет», а «самолетик» – это, конечно, важно. А во-вторых, он символизирует устремление в наше светлое будущее малиново-вишневого цвета», – отшутился Волков и перешел к обсуждению самого трудного вопроса – руководящей структуры. Устав предполагал некую вариативность, но почти тревожным единогласным голосованием съезд выступил за единого председателя. Оставалась, конечно, самая большая интрига.

Я предложил бы съезду выдвинуть Навального, если кто-то хочет выдвинуться, то, я думаю, было бы правильно поддержать. Сейчас хорошее время, чтобы выдвинуться», – попросил Волков.

Энтузиастов не находилось. «Давайте все-таки, чтобы не ходил по Интернету бюллетень с одинокой фамилией Навального, кто-то выдвинется», – присоединился  к просьбе Навальный, прервав свое часовое молчание. «А им ничего за это не будет?» – крикнули из зала и предложили Волкова. Тот поблагодарил, но отказался. Так же поступил и Ашурков. «Я хочу!» – сказал никому не известный молодой человек в сером свитере, представившись после Уховым Сергеем Анатольевичем, начальником смены из Пермского края. К нему присоединился и Николай Ляскин, один из руководителей штаба Навального на московских выборах.

На кого нам в Москве надеяться, как не на вас, а вы надеетесь на нас, которые надеются на вас», – полилась предвыборная речь Ляскина. Навальный вышел без галстука и объяснил: на всех предыдущих съездах он был именно в нем, с красными полосками, и может быть, их отсутствие поможет в регистрации партии. «Важно помнить, что моя прошедшая избирательная кампания была кампанией «Народного альянса» (официально он был выдвинут от РПС-ПАРНАС. – Slon)», – сказал он, сославшись на то, что те, кто сейчас сидит с ним в президиуме, работали в его избирательном штабе.

Действительно, не хватало только Максима Каца, о котором никто не вспоминал. «Отказ в регистрации партии, набравшей треть голосов в Москве, будет означать, что все разговоры о демократизации, помощи для выхода оппозиции в легальное поле – пустой треп. Тогда придется сосредоточиться на уличной работе», – Навальный обращался уже не к залу. «Народный альянс» станет первой настоящей оппозиционной партией в стране, запрос на это колоссален. Нет пенсионеров, которые поддерживают коррупцию, военных, которые поддерживают строительство в Сочи стадионов по завышенным ценам. Мы можем опереться на тот электорат, который раньше любая оппозиция исключала», – сказал Навальный.

А не будет ли партия слишком вождистской?» – заговорил кто-то из делегатов о наболевшем.

«Ляскин с Уховым на пятки наступают! Какая же тут вождистская партия?» – ответил Навальный и уверил всех, что он насмотрелся, как в «Яблоке» формировалась партия такого типа, и устав «Народного альянса» это сделать не позволит.

В итоге Ухов с Ляскиным набрали по шесть и двенадцать голосов соответственно, Навальный выиграл с почти «чеченским» результатом – 88 голосов из 106 голосовавших. Так что не совсем был прав Волков про День сурка. У партии появился лидер. Ну или у Навального партия.

 

 

slon.ru