встреча99Сегодня Виктор Янукович встретился со своими тремя предшественниками – президентами Украины. Встреча была посвящена в первую очередь поиску способов урегулирования конфликта и гражданских протестов, спровоцированных разгоном Евромайдана в ночь на 30 ноября, и обсуждению стратегии развития государства. По словам Виктора Януковича, собеседникам было легко вести конструктивный диалог, так как все они «примерили этот костюм [главы государства] на себя и знают, чего он стоит».

Forbes публикует основные тезисы каждого из выступающих

Виктор Янукович, президент Украины

Я согласен с теми требованиями, которые сегодня звучат со всех сторон. Люди на Майдане требуют ответа: какой будет судьба страны, что будет с евроинтеграцией?

Процесс евроинтеграции будет продолжаться. Мы не всегда успеваем по графику, но причина одна – любые реформы требуют финансов, и когда их не хватает, реформы приостанавливаются. В ближайшее время – скорее всего, завтра – наша делегация во главе с Сергеем Арбузовым полетит в Брюссель, и начнется работа общей рабочей группы Украина – ЕС. Правительство постоянно будет информировать общество, как идет эта работа. Но какой цели мы хотим достичь подписанием ассоциации?

Самая чувствительная отрасль экономики – это сельское хозяйство. Я хочу совершенно ответственно сказать: если бы договор был подписан в нынешнем виде, он создал бы много сложностей в АПК. Поэтому по всем товарным  группам мы будем вести переговоры с ЕС. Если мы открываем рынок – будут потери, а будут ли компенсации? И какими они будут?

Вторая отрасль [в зоне риска] – машиностроение. Мы можем из года в год терять рынки, что приведет к закрытию заводов. Так происходит у наших соседей поляков, чехов, в Прибалтике. Как только будет достигнуто взаимопонимание – будет стоять подпись. Следующий саммит – в марте, к этому моменту мы должны решить сложные вопросы. Но это зависит не только от нас, но и от Еврокомиссии.

Второй вопрос – те конфликты, которые возникли на Майдане. Одна сторона говорит: на них нападали, они защищались, в ходе чего превысили свои полномочия. Другая сторона говорит другое.

Правонарушениям, которые были допущены на Майдане с двух сторон, должен быть дан ответ. Виновные с обеих сторон должны отвечать и понести наказание. С обеих сторон!

Что касается правоохранителей, то некоторые должностные лица на время следствия отстранены от работы. Я думаю, уже сегодня определенное количество правоохранителей будет уволено. Люди имели полное право выйти на мирные акции. Имели место провокации и правонарушения, а затем уже не выдерживали эмоции. Пусть это будет нам всем уроком. Я – не сторонник того, чтобы реагировать жестко и судить людей.

Но блокирование административных зданий и дорог недопустимо. Я спросил одного американского чиновника: как бы у вас поступили, если бы Белый дом был заблокирован баррикадами? Он ответил, что они такого бы не допустили, но если бы это произошло, то в течение нескольких минут блокада была бы снята. Призывы к революции, изменению конституционного строя, смене  власти – все это несет угрозу национальной безопасности.

Я не снимаю с себя ответственности за любое действие, происходящее в стране. В декабре мы обязаны принять бюджет, так как страна должна нормально жить. Мы обязаны решить все вопросы с нашими стратегическими партнерами. Россия уже готова обсуждать газовый контракт, так как и там есть проблема потери украинского рынка, потери экономики.

Наш товарооборот с Китаем вырос в разы – и это перспектива, которую в ближайшие годы общество в Украине почувствует. Но я категорически против, чтобы противопоставляли отношения с Россией торговым отношениям с ЕС. Думаю, Европа будет спать спокойно, если у Украины будут нормальные отношения с Россией. Нам нужно защищать свои интересы, за нас этого никто делать не будет.

Леонид Кравчук, первый президент Украины

Сейчас первая задача  власти – преодолеть конфликт. Это самый актуальный и самый человеческий вопрос.

Вспомните, почему вообще собрался Майдан? Потому что не подписали соглашение в Вильнюсе. Он так и назывался – Евромайдан, там не было политики. Но есть Майдан до избиения и после него. До 30 ноября это был очень спокойный мирный Майдан. Потом ситуация обострилась, и ее надо разрешить.
Я не буду говорить о том, кто виноват. Если люди занимаются хулиганством, то в цивилизованных странах приходит условный «Беркут», садит их по специальным машинам, потом идет следствие… Но их же не бьют! А когда люди видят, что «Беркут» преследует, догоняет и бьет – это объяснить очень сложно. Силовики должны знать, что бить недопустимо. И оправдания не должно быть. Должно быть проведено расследование, и те, кто нарушил закон – с обеих сторон – должны быть наказаны. Но я думаю, что те люди, которые сейчас задержаны, до решения суда должны находиться на воле.
Что касается требования евроинтеграции, подписания документа, который закрепит этот курс Украины. Учитывая текущее состояние экономики, есть предложение поделить проблему на две части. Первая, политическая, решается подписанием. Вторую – экономическую – решаем уже в рамках ассоциации. Когда Украина станет государством, ассоциированным членом ЕС, инвестиции пойдут в страну. Пока же мы находимся где-то сбоку. Этим можно было бы снять все проблемы, которые сейчас «бурлят».
И еще одно. На Майдане есть киевляне, и вне Майдана есть киевляне. Обе эти категории власть уважает. Но давайте же уважать и друг друга! Недопустимо, когда право на демонстрации одних превращается в трудности для жизни других.

Леонид Кучма, второй президент Украины

Гражданское общество ждет сигнала в первую очередь от президента. Мы имеем дело с политическим кризисом, который, к сожалению, обостряет экономический кризис. А если сложить экономику и политику, то это очень плохо для страны. Поэтому чем скорее мы найдем выход, тем лучше будет для государства. И найти выход – наше общее задание.

…[В свое время] я добровольно ушел с поста премьера (стал премьером в октябре 1992 года, подал в отставку в сентябре 1993 года. – Forbes), а Витольд Фокин – добровольно принудительно (в ноябре 1990 года назначен главой правительства, 30 сентября 1992 года подал в отставку. – Forbes).

Виктор Ющенко, третий президент Украины

Еврокурс – это, по сути, курс всех украинских президентов. Мы пришли  к знаменательному моменту, когда в парламенте 315 голосов, конституционное большинство, за евроинтеграцию. 70% населения голосует за евроинтеграцию. Это большая ценность, и за это надо бороться.

Очевидно, что экономические условия непростые. У нас сложный торговый баланс, у нас дефицит бюджета, у нас сложные отношения с инвесторами, тяжелые переговоры о выделении кредита… Что делать? Принимать еврокурс и придерживаться его. Да, он сложный, он слабый, но в нем есть ответы на все вопросы.

Перед 29 ноября на Майдане собирались молодые люди, студенчество, мечта которых – жить дома, в Европе. Поэтому когда произошло избиение, оно вызвало такую острую реакцию. Мы должны увидеть президента, который адекватно отреагирует на эти действия. Дети, которые арестованы, должны быть  освобождены, а те, кто виноват в избиении – должны быть наказаны.

Что касается выхода из политического кризиса. Я уверен, что пора запускать диалог. Поэтому так важен общенациональный круглый стол, хотя не все, может, и согласятся прийти на него. Но этот круглый стол должен иметь цель. Этой целью должно стать возобновление евроинтеграции.

 

forbes.ua