kreslo_presidenaUKR

Когда в 1990 году на тогда еще советских просторах начали появляться первые президенты, с западной стороны слышались голоса недоумения — мол, что за ерунда, зачем это вам? К тому времени в политологии чуть ли не общем местом было утверждение, что президент и президентская республика — это сугубо американское уникальное явление, невоспроизводимое в других условиях.

Понятно, что кругом полно людей, называющихся «президентами», но функционально это либо монархи, в тех странах, где отменили престолонаследие (Европа), либо диктаторы (весь остальной мир). Если же вы хотите «как в США», полагая, что весь тамошний секрет — это должность президента, то лучше успокойтесь, так как вам придется попутно сделать очень много всего другого, и не факт, что оно сработает. Таков был сигнал с Запада, но, понятное дело, его не услышали, мода есть мода. Кто помнит те времена, тот подтвердит, что вокруг просто некуда было деваться от президентов. Практически все были президентами.

Я максимально далек от мысли, что может существовать какая-то правильная государственная должность, приносящая людям счастье и радость. Однако, могут существовать должности в силу определенной специфики приносящие особенно много вреда. И они должны быть ликвидированы именно по этой причине. Разумеется – это краткосрочная тактическая задача, «благосостояния», «экономического роста» и даже «стабильности» ее решение не добавляет, но она должна быть решена, последствия ее нерешения могут быть крайне неприятными.

Так вот. Все уже поняли, что речь пойдет о должности украинского президента. Поскольку у нас колонка, а не трактат, то ограничусь тремя основными, на мой взгляд, причинами, почему должность президента должна быть ликвидирована.

Первая причина. Это не тот президент. Американский президент возглавляет всю исполнительную власть и сам формирует кабинет. Это и является причиной того, почему он избирается на выборах. Допустим, что эта должность «эффективна». По крайней мере, в США она начала приносить серьезный вред только через 150 лет после ее создания, при втором Рузвельте. Наш президент не имеет с этим ничего общего, кроме всеобщих выборов. Он просто называется так же, как и американский президент. Люди, которые назвали Кравчука президентом, понятия не имели, как там оно и что (это просто констатация факта, а не оскорбление).

Должность президента в Украине не была «введена», то есть, скопирована и перенесена, а складывалась явочным порядком с 1991 года через поправки к советской конституции 1978 года, конституционное соглашение 1995, конституцию 1996, политреформу 2004 и ее отмену. И как же она сложилась? А очень просто. Президент — это практически полный аналог первого секретаря ЦК. У него минимальная ответственность и максимальные полномочия. Эта система была закреплена конституцией 1996 года. То есть, «ползучий совок» прописан у нас прямо в Конституции. Это попытка закрепить определенный тип отношений и определенный способ грабежа. Понятно, что капитализма у нас нет не по причине президента. Но его должность и постсоветская система, в которую она встроена, довольно неплохо мешают этому самому капитализму.

Добавим, что «исправить» эту должность, сделать ее «как в Америке» не получится. Мексика в свое время буквально скопировала конституцию США, включая федерализм, – результаты неубедительны. Однако, даже если бы это было возможно (при условии, что мы верим в то, что должности приносят пользу), существует вторая причина, почему должность президента должна быть отменена.

Вторая причина. Идеально для раскола страны. Опять-таки, общим местом в «политических науках» является тот факт, что избираемый на всеобщих выборах президент способствует утверждению двухпартийности в стране. Чем больше реальной власти сосредоточено в руках президента и чем больше надежд люди возлагают на него, тем этот процесс идет быстрее. Мы с самого начала живем в условиях действия «антироссийской» и «пророссийской» партии, как бы они не назывались на данном историческом отрезке. Основная причина их появления — случайная независимость в 1991 году, все остальное в этой проблеме вытекает из этого факта, политический дискурс до сих пор определяет «российский вопрос». Беда в том, что сторонники этих партий не распределены равномерно, а сосредоточены в разных регионах. С каждыми президентскими выборами эта двухпартийность только укрепляется и вот теперь она в буквальном смысле грозит разорвать страну.

Третья причина. Ничего не поделать с дискурсом. Политика в демократиях — это мобилизация сторонников (и, как следствие, дистанционирование от всех остальных). Это та причина, по которой пост президента приводит к двухпартийности, и это же причина того, что дискурс работает на самоподдержание и не может быть изменен в рамках системы. Для того, чтобы победить на президентских выборах, вы должны получить большинство голосов. Президентские выборы — это выборы из двух кандидатов, для того, чтобы выиграть, каждый кандидат должен максимально отмобилизовать своих сторонников. Та же история, кстати, с мажоритарными парламентскими выборами, они тоже ведут к двухпартийности.

Так вот — если у вас есть некий пусть небольшой, но готовый электоральный мобилизационный набор в виде, например, риторики «пророссийской» или «антироссийской» партии, то вы всегда будете строить кампанию на основе какой-нибудь из этих риторик. Все остальное будет подтягиваться к ним, и чем больше людей охватывает избирательная кампания, тем меньше у вас маневра и тем меньше выбор у электората. Это даже не зависит от желания кандидата и его команды, это свойство системы, вы либо используете его, либо проигрываете. Думаю, не нужно объяснять, что усреднение проходит по самому простому набору ценностей, поскольку… эээ… простых людей больше, чем непростых. Получается так потому, что мы не исповедуем какую-то одну ценность, обычно это некий набор, причем внутренне ранжированный (то есть, при выборе вы отказываетесь от той ценности в вашем наборе, которая менее ценна для вас). Например, если есть сплоченная небольшая группа, имеющая ценности «А», «В», «C», то все остальные, в ценностях которых эти буквы будут на первых местах (в наибольшей степени «А», в наименьшей «С»), окажутся в орбите этой группы. А при голосовании в большой степени будут голосовать за нее, так как знают, что побеждает тот, кто получает большинство голосов.

То есть, на «новых идеях» просто невозможно выиграть выборы, несмотря даже на то, что людей, разделяющих эти идеи, может быть достаточно много, и из них теоретически можно даже составить большинство. Поэтому провалились (и впредь будут проваливаться) поиски «третей силы» и поэтому всегда выбор происходит как выбор «меньшего зла».

В нашей ситуации это все вдвойне печально. Грубо говоря, никто не будет работать на объединение, если он получает голоса на расколе. Политический дискурс, вся эта за-противо-российская повестка дня находится в прошлом, она вообще не имеет разрешения. Эта повестка дня хватает нас за ноги, голову и другие места, она приводит к власти негодяев, угрожает гражданским конфликтом и расколом страны. С этим давно пора что-то делать. И первый шаг здесь — устранить одну из главных причин всего этого — должность царя-президента, друга «наших» и победителя «ваших».

Контракты