mageraПолную перезагрузку власти – досрочные президентские и парламентские выборы – оппозиция называет главным и, по сути, единственным путем выхода из текущего политического кризиса. И те, и другие выборы будет организовывать Центральная избирательная комиссия, полномочия 13 из 15 членов которой истекают 1 июня. Во время переговоров с лидерами оппозиции власть предложила формировать следующий состав ЦИК на пропорциональной основе, с соответствующим представительством сторон, в оппозиции на предложение пока не ответили. 

Но еще до начала самой острой фазы противостояния, уличных боев на улице Грушевского, ЦИК озаботился следующими выборами главы государства. После новогодних праздников Комиссия подала в Конституционный суд два обращения. В первом из них члены ЦИК просят судей растолковать, может ли лицо с непогашенной судимостью баллотироваться в президенты (в Конституции о запрете судимым избираться в президенты нет ни слова, тогда как профильный закон о выборах это запрещает).

Во втором обращении – разъяснить, что означает для кандидатов в нардепы и президенты требование закона о «проживании в Украине» и по каким критериям его подсчитывать.

Вердикт КС по обоим обращениям будет иметь большое значение для будущей президентской кампании. Ведь сторонники Юлии Тимошенко настаивают, что она имеет право баллотироваться на пост президента, даже находясь за решеткой. В свою очередь, Виталию Кличко в этом могут помешать недавно принятые изменения в Налоговый кодекс. В свое время он имел вид на жительство в Германии, потому, согласно нововведениям, может быть признан таким, что не проживал на территории Украины требуемые 10 лет.

Досрочные выборы могут быть адекватным методом решения нынешнего политического конфликта?

Для внеочередных выборов существуют четкие основания, выписанные в Конституции. Но не надо забывать, что в мировой практике в случае возникновения какого-то глубокого политического кризиса, проводятся досрочные выборы. Может ли это произойти в Украине? Я думаю, что да. Тем более, есть прецедент: в 1995 году был заключен конституционный договор между Верховной Радой и президентом, который фактически имел приоритет перед Конституцией УССР 1978 года, то можно говорить, что политико-правовые договоры в Украине уже заключались. Потому я не отбрасывал бы возможность разрешения кризиса в Украине не только сугубо правовым, а и политико-правовым путем.

Как должна выглядеть процедура назначения досрочных выборов Рады?

Согласно Конституции, единственное основание для роспуска парламента – если пленарные заседания во время очередной сессии не начинаются на протяжении 30 дней.

Возможен ли другой, политико-правовой путь?

Может быть составлено своего рода конституционное соглашение парламентского большинства, оппозиции, президента относительно решения политического кризиса в Украине. Такой путь вполне возможен. Но проблема в том, что в нынешнем избирательном законе есть много коррупционных факторов, прежде всего в мажоритарной составляющей.

Потому этот закон искусственно искривляет политический срез симпатий избирателей, и его надо менять – например, вернуться к чисто пропорциональной системе, которая позволяет наиболее четко зафиксировать политические симпатии украинского народа.

А что на счет досрочных президентских выборов?

В 1993 году был острый политический кризис в Украине, который закончился принятием закона о досрочных выборах и президента, и народных депутатов Украины, хотя в действующей на тот момент Конституции эти моменты не были урегулированы.

Этот опыт можно применить сейчас?

Это вопрос к народным депутатам и политикам.

Как скоро могут состояться досрочные выборы?

Для внеочередных выборов президента требуется 90 дней, для выборов в Верховную Раду – 60 дней.

ЦИК в принципе готов к внеочередным выборам?

Безусловно, если решение о проведении выборов будет принято, то ЦИК будет выполнять соответствующее решение парламента, других вариантов нет. Но вопрос в финансировании избирательного процесса, здесь могут возникнуть определенные сложности.

Власть предложила оппозиции сформировать следующий состав ЦИК на пропорциональной основе. Вы считаете такой вариант приемлемым?

Являюсь сторонником формирования ЦИК на пропорциональной основе. Но дело в том, какие пропорции будут, каким будет состав комиссии, закон должен определить все эти механизмы. Безусловно, для признания итогов выборов и их легитимности комиссия должна была бы быть сбалансированной.

С какой целью ЦИК недавно обратился в Конституционный суд, и почему это случилось именно сейчас?

Это стоило бы спросить у тех членов ЦИК, которые поддержали эти два решения. Я за них не голосовал. По первому обращению (условный «вопрос Тимошенко» — Фокус), я считаю, что в данном случае закон о выборах президента в части четвертой статьи 9 не соответствует Конституции, в 103 статье которой исчерпывающе урегулированы требования к кандидату на пост президента. И о судимости как о препятствии для выдвижения в президенты в Основном Законе ничего не говорится. Потому стоило бы обратиться в КС с другим вопросом – о неконституционности положения закона о выборах президента.

Что касается вопроса о проживании на территории Украины (условный «вопрос Кличко»), то тоже не вижу здесь оснований обращаться в КС. Статья 9 закона о президентских выборах дает исчерпывающий список оснований, по которым лицо считается живущим на территории Украины. Таким образом, не учитываются нахождение за границей в связи с лечением, учебой, отдыхом. Любой из наших потенциальных кандидатов на пост президента, мягко говоря, хотя бы раз за последние 10 лет покидал территорию Украины. Также не определен механизм проверки данных о нахождении на территории Украины. Все это должно определяться законом, и заполнять эти пробелы должна Верховная Рада, а не Конституционный суд, который не является законотворческим органом.

Один из аргументов против выдвижения единого кандидата от оппозиции – его возможное снятие решением суда. Насколько такие опасения обоснованы?

В законе о выборах фактически нет сроков для отмены регистрации кандидатов, если будут выявлены факты их несоответствия требованиям Конституции.

То есть, снятие возможно. Какие нормы могут быть использованы?

Например, лишение гражданства Украины. Или выезд на постоянное проживание за границы Украины. Или, к примеру, суд установит, что лицо не проживало в Украине на протяжении последних 10 лет. Все вышеперечисленное может быть основанием для снятия с избирательной гонки.

За определенное количество дней до выборов кандидат лишается права добровольно подать заявление о снятии с выборов. Во всех остальных случаях никаких ограничений по срокам нет. Кроме того, я бы напомнил, что такая ситуация вполне может случиться не только перед первым, но и перед вторым туром выборов.

В таком случае, как оппозиция может обезопасить себя?

Если смотреть на мировую практику, то кандидаты от оппозиции могли идти на выборы одновременно, и в случае двухтуровой системы это часто бывало эффективным. Были ситуации, когда на выбор шел единый кандидат от оппозиции – особенно когда выборы проходили в один тур. Был и такой механизм: на выборы одновременно шли несколько оппозиционеров, но среди них есть основной, за которого ведут агитацию все остальные – это своеобразная подстраховка против возможного снятия с выборов единого кандидата.

Оппозиция периодически распространяет еще одну «страшилку» — проведение выборов в один тур. Возможен ли такой вариант? Насколько такой сценарий будет логичным и легитимным?

В мировой практике есть примеры однотуровых выборов президента, например, Ирландия или Исландия. Но ни в одном из этих государств президент не имеет возможности влиять на формирование правительства. В мире нет такого примера, чтобы выборы главы государства проходили в один тур, и в то же время, глава государства фактически единолично формировал исполнительную власть. Если это случится, Украина станет уникальной страной.

Формально Верховная Рада может принять новый закон о выборах президента, для чего будет достаточно 226 голосов депутатов. А учитывая способ, которым Верховная Рада в последнее время принимает законы, возникает вопрос о наличии у нас парламентаризма как такого.

По мнению оппозиции, довыборы в пяти мажоритарных округах 15 декабря были грязными и сфальсифицированными. Ваше мнение?

Я не могу их назвать чистыми и такими, что отвечают закону и международным стандартам. В частности, я изложил три отдельных мнения по трем округам: №№94, 132, 223, в которых было много нарушений относительно подкупа избирателей, нарушения равности прав кандидатов и т.д.

Но, к сожалению, жалобы в ЦИК по этим эпизодам от окружных и участковых комиссий почти никто не направлял. Информация поступала в основном из сообщений СМИ. Я хотел бы отметить, что и сами политические силы не всегда выкладывались на полную, не имели четкой стратегии достижения победы, не были готовы реагировать на нарушения законодательства.

Эти нарушения были определяющими для результатов выборов?

Я не хотел бы так утверждать, но и отрицать это мне сложно. Ведь подкуп избирателей появился не только на этих выборах. Политсилы должны были к этому готовы, должны разработать какую-то систему противодействия. Говорить, что с подкупом и подобными нарушениями будут бороться суды или правоохранители – в нынешних условиях это смешно.

То есть, противодействовать должны сами кандидаты и их штабы?

Не только. Должна быть и гражданская сознательность. Я не понимаю людей, которые продают свой голос за 400 гривен, а потом пять лет критикуют своего депутата.

За последние несколько лет люди стали продаваться на выборах больше или меньше?

Есть две стороны: та, которая покупает, и избиратель, который готов продаться. Безусловно, подкуп в принципе становится возможным, когда большая часть населения живет очень бедно…

Как с этим бороться?

Я считаю, что самый эффективный метод – изменение избирательной системы. Пропорциональная система в том числе и была введена, чтобы бороться со злоупотреблениями на мажоритарных округах. В масштабах всей страны осуществить подкуп гораздо сложнее, чем в округе, в котором проживает сто с чем-то тысяч людей. Давайте вспомним выборы 2012-го. Жалоб на пропорциональную составляющую почти не было, тогда как вся мажоритарка раскритикована беспощадно.

А на президентских выборах?

Фактически, выборы президента – это один общегосударственный округ, что делает его определенно похожим на пропорциональную систему. Потому подкупить в масштабе всей Украины намного сложнее.

Недавно газета «Зеркало недели» обнародовала полученный от своих источников план действий власти в 2015 году. Планируется создание трехуровневой пирамиды подкупа: на каждый участок выделяется по ключевому «агитатору», с которым заключается договор «на оказание агитационных услуг». «Агитатор» заключает такие же договора с активистами на своем участке, а те – с обычными избирателями, которые готовы продать голос. Внешне все выглядит легитимно – агитация в обмен на оплату, да и что-то подобное наблюдалось уже на этих парламентских выборах.

Я бы не сказал, что такая схема является легитимной. В необходимости карать за подкуп избирателей не сомневается никто, по крайней мере, публично. А подкуп бывает в разных формах.

Надо выяснить, какие договора были подписаны, можно ли было тратить средства избирательного фонда на эти договора и т.д. Сейчас вопрос в том, как этому противодействовать, будущие участники выборов должны заняться этим сейчас. Если кто-то считает, что подготовку к выборам можно начинать за год до них, он глубоко заблуждается – это уже слишком поздно.

И все же, эта технология может сработать в такой большой стране, как наша?

Скажу так: если бы такую схему попробовали бы, скажем, в Чехии или Польше, она могла бы дать результат, но потом разразился бы грандиозный скандал, после которого новоизбранная власть ушла бы в отставку.

В целом, по нынешнему закону о выборах президента можно провести выборы прозрачно и легитимно?

Я считаю, что нет. Я выделил бы следующие ключевые моменты в законе, которые стоит изменить. Первое – формирование избирательных комиссий. На президентских выборах их формируют из представителей кандидатов. Перед вторым туром обязательно комиссии должны быть переформатированы, чтобы обеспечить двум кандидатам равное представительство.

Второе – надо обязательно расширить права наблюдателей. В нынешних условиях их ставят в стойло: сидите у стены, не подходите к столу, где сидит комиссия и т.п. Осуществлять контроль в таких условиях почти невозможно.

Третье – подсчет голосов. Известно, что некоторые члены комиссий проставляют лишние галочки на бюллетенях во время их подсчета. Такие бюллетени признаются недействительными.

Я бы привел пример Латвии. Там после завершения голосования все бюллетени помещаются в специальное устройство, которое по очереди выводит их на экран по одному. После того, как бюллетень засчитывается, он получает индивидуальный уникальный номер. Цифры в протоколе также подсчитываются автоматически. В таких условиях манипуляции становятся невозможными.

Кроме того, стоит убрать из бюллетеней вариант «Не поддерживаю ни одного кандидата». Если так поступить, станет невозможной ситуация 2010 года. Тогда ныне действующий президент, отвечающий за формирование исполнительной власти, не получил на выборах поддержку даже 50% избирателей, принявших участие в голосовании.

А какие технологии фальсификации в 2015 году могут быть использованы, кроме порчи бюллетеней?

Экспертам надо внимательно изучить последние парламентские и местные выборы, поскольку технологии апробируются именно там. Безусловно, актуальной будет тема подкупа избирателей. Также в комиссии могут попасть представители маргинальных кандидатов, которые являются исключительно техническими.

gigamir.net