олландУтверждение социал-демократического самосознания в экономическом плане с формированием пакта ответственности и поворот в общественном плане с отсрочкой закона о семье являются частью продуманной предвыборной стратегии Франсуа Олланда.

Последнее время президент Республики ведет весьма странную игру. Опустим недавние эпизоды его личной жизни — они и так уже собрали немало комментариев. Рассмотрим лучше один панический миг, который, вероятно, останется в истории как стратегический поворотный момент его президентского срока.

Сначала Франсуа Олланд с большой помпой представил пакт ответственности, который ему бы хотелось подписать с предприятиями (если короче, речь идет о снижении нагрузки на компании в обмен на массовое создание рабочих мест). Потом, как сообщают наши источники, он решил похоронить закон он семье, который отправил на улицу десятки, если не сотни тысяч людей.

Пакт ответственности на некоторое время вызвал разногласия среди правых и совершенно не пришелся по вкусу левому электорату, который увидел в нем новый подарок для глав предприятий и попытку отвлечь внимание трудящихся. То же самое касается и закона Бертинотти. Как следует из результатов недавнего опроса, он нравится придерживающейся традиционных христианско-иудейских ценностей части населения, но дезориентирует многих избирателей, который голосовали за Франсуа Олланда на выборах в 2012 году.

Пока что вполне очевидно, что два этих очень важных направления (снисходительное признание социал-демократического самосознания в экономическом плане и символическая смена взглядов в общественном плане) не в состоянии произвести впечатление на социалистический электорат за полтора месяца до первого тура муниципальных выборов. Что касается июньских европейских выборов, на них вырисовываются тоже не самые радостные перспективы. Так что сейчас…

Некоторые назовут этот сценарий «политической фантастикой», однако он позволяет придать смысл происходящему. После поражения на муниципальных, а затем и европейских выборах главе государства нужно будет принять радикальные решения в плане управления, чтобы попытаться дать новый толчок своей работе на посту президента и заодно поднять рейтинги. Что бы ни говорили тут и там, президент не собирается распускать национальное собрание, так как это означало бы тяжелую борьбу для двух третей депутатов-социалистов, привело бы к власти правое большинство и послужило бы основой для появления в Соцпартии его конкурентов на 2017 год.

Тем не менее, гипотеза о назначении премьер-министра с «технократическим» профилем, который был бы как нельзя лучше совместим с нашумевшим пактом ответственности (ключевой элемент нового политического курса Олланда), выглядит вполне вероятной. Возможному преемнику Жана-Марка Эро (Jean-Marc Ayrault) пришлось бы столкнуться с неприятием самых левых из левых, в связи с чем ему было бы поручено направить правительство в сторону центра.

Называется даже имя: Паскаль Лами (Pascal Lamy), давний товарищ Олланда, с которым у них был один наставник Жак Делор (Jacques Delors). Лами был его советником в 1980-х годах, а затем директором кабинета в Европейской комиссии в 1990-х годах. Он зарекомендовал себя в высшей степени универсальным политиком и возглавлял комиссию Движения предприятий Франции до назначения в руководство Всемирной торговой организации в 2005 года благодаря поддержке Жака Ширака и Жана-Пьера Раффарена (Jean-Pierre Raffarin)! В 2009 году его еще раз утвердили в занимаемой должности.

Как бы то ни было, освободившийся в 2013 году Паскаль Лами воплощает в себе федералистское восприятие Европы и неизменно выступает за глобализацию экономики. Вероятные успехи правых и левых евроскептиков (От Левого фронта до Национального фронта) на июньских европейских выборах могут стать мощным сигналом для руководства Франции и отпугнуть Франсуа Олланда от завершения его коварного плана.

ИноСМИ