швецияОпыт прошлых выборов в Европарламент показывает: 45 %, меньше половины шведов голосовали. Велика и разница по районам: от 78% в микрорайонах с обеспеченным населением до 15 % в иммигрантских пригородах. Политики пытаются увеличить явку на выборы 25 мая.

Начнем с анализа прошлых выборов в Европарламент. Они проходили в 2009 году, и тогда в некоторых районах проголосовало менее 20 % жителей.
Самая большая разница в одном и том же избирательном округе была в Мальме: 74 % проголосовало в микрорайоне, где проживает обеспеченное население, и только 15% в так называемом «социально уязвимом» районе. Попросту говоря, в иммигрантском.

В Стокгольме разница примерно такая же: 78% голосовало в районе частных домиков коттеджей (Södra Ängby в Бромме/ Bromma) и меньше 20 процентов в многоквартирных многоэтажках Ринкебю/ Rinkeby Östra, всего в нескольких километрах от Броммы.

Сейчас, когда 25 мая предстоят очередные выборы в Европарламент, правительство пытается увеличить участие в голосовании именно среди молодежи и, в особенности, тех, кто родился за границами Швеции. На это (плюс еще на одни выборы — парламентские — в сентябре 2014) выделено 60 миллионов крон. Большая часть этой суммы — 44 миллиона — пойдет политическим партиям, а они уже сами распорядятся, как им лучше вести свои предвыборные кампании в пригородах больших городов, где и проживает значительное иммигрантское население.

Для этих людей вопросы Евросоюза не являются приоритетными, говорит, например, один из жителей пригорода Мальме Гент Гёргури/ Gent Gërguri:
— Я думаю, большинство тут думает так: что голосуешь, что не голосуешь,  разницы никакой. Поэтому, важнее найти работу, заработать деньги, чтоб еда была на столе. Прокормить свою семью важнее, чем думать о проблемах Евросоюза, — говорит он.

Низкий процент — средний по всей Швеции 45% — участия в выборах в Европарламент не может не беспокоить политиков и, в частности, Биргитту Ульссон/ Birgitta Ohlsson:

— Меня, конечно, расстраивает, что по Швеции голосовало всего 45 % населения на прошлых выборах. А еще больше, что показатели явки социально уязвимых групп еще ниже. Это очень печально, — сказала министр по вопросам демократии и связям с Евросоюзом.

Интересно то, что — голосует человек или нет — вовсе не в первую очередь зависит от «иммигрантского происхождения» избирателей. Через 20 лет, прожитых иммигрантом в Швеции, такой разницы, практически, уже не существует, — говорит профессор обществоведения Хенрик Экенгрен-Оскарссон/ Henrik Ekengren Oscarsson. Гораздо большее значение имеют другие факторы: есть ли у человека работа, образование, семья, дети и, что тоже любопытно, живет ли он в районе, где все вокруг голосуют:

— Самым, вероятно, важным средством борьбы с низкими цифрами участия в выборах, является социальная интеграция, занятость, чтобы у людей была работа, чтобы они получили образование, — говорит профессор Гетеборгского университета.

Эту мысль развивает профессор-этнолог Магнус Дальстедт/ Magnus Dahlstedt, критически настроенный к таким мерам, как выделение миллионов на предвыборные кампании. Ведь жители иммигрантских пригородов ничуть не менее информированы:

— Люди, живущие в многоэтажках ничуть не глупее других, они прекрасно понимают, что политики появляются в их микрорайонах ради «охоты на голоса электората». Они задаются вопросами: Что ж они только теперь тут появились? Где они были раньше.

И приходят к выводу, что их хотят обмануть. Это только увеличивает подозрительность. Люди, на самом деле, прекрасно информированы и знают о выборах в Европарламент. Просто они критически настроены. Не идти голосовать — это их сознательный выбор из-за ощущения безнадежности, невозможности что-либо изменить, — говорит профессор Линчёпингского университета.

Что же делать политикам? Не перестать же посещать социально уязвимые районы! Биргитта Ульссон, например, побывала во многих таких пригородах за последние месяцы. И намерена такие посещения продолжать:
— Если бы мы совсем ничего не делали, то нас бы критиковали за бездействие. Что бы мы ни делали, всё равно люди нас критикуют. Вот теперь мы пытаемся сделать хоть что-нибудь. Мы хотим, чтобы люди поняли, что их действия могут привести к какому-то улучшению, и я надеюсь, что такие встречи с людьми дадут результат, — надеется министр по вопросам демократии и связям с ЕС Birgitta Ohlsson в интервью нашим коллегам Anders Ljungberg и Fredrik Ramel SR International.

sverigesradio.se