европарламентДо европейских выборов в Евросоюзе остается ровно месяц. Европейские выборы пройдут с 22 по 25 мая 2014 года. В них примут участие 400 миллионов граждан ЕС, которые должны выбрать 751 депутата европейского парламента, которые будут представлять своих избирателей в течение следующих пяти лет.

Заметим, что 400 млн. — это идеальная цифра. Обычно в странах-членах ЕС явка на европейские выборы значительно ниже, чем на национальные выборы. В связи с этим обстоятельством в Брюсселе решили в этом году сдвинуть проведение европейских выборов с обычного срока — с июня месяца на май. В 2014 году Европейский парламент будет избран в восьмой раз, начиная с первых прямых выборов в 1979 году.

Майские выборы — это первые реальные выборы в Европейский парламент в истории Евросоюза, которые будут иметь решающее влияние на выбор будущего главы европейской исполнительной власти. Одним из новшеств, введенных в соответствии с Договором ЕС (пунктом 5 статьи 17 Лиссабонского договора, действующего с 1 декабря 2009 года), является положение о том, что при назначении следующего председателя Европейской комиссии государства-члены должны будут «учитывать выборы в Европейский парламент».

Европейский парламент будет избирать председателя Европейской комиссии из кандидатов, предложенных Европейским советом, который, в свою очередь, учтет результаты европейских выборов. Это означает, что выбор кандидата на должность председателя Еврокомиссии в конечном счете должен быть одобрен новым составом Европейского парламента. Председатель Европейской комиссии, в соответствии с условиями Договора, должен быть «избран» парламентом. Таким образом, избиратели в отдельных государствах-членах ЕС окажутся в состоянии повлиять на выборы будущего главы Европейской комиссии.

Брюссельский наднациональный уровень власти в Европейском Союзе все более начинает напоминать парламентские системы в государствах-членах ЕС. Подобное развитие наднациональной власти Брюсселя будет способствовать бóльшей политизации Европейского Союза, в частности, благодаря санкционированному избирателем персональному олицетворению европейской политики.

Сегодня Европейский парламент уже не является просто консультативным институтом. В этой связи в Европе сейчас много говорится о своеобразном новом качественном «переходе», поскольку принятые Лиссабонским договором положения меняют общие правила игры.

Мартин Шульц — основной кандидат на европейских выборах от европейских социал-демократов даже заявил о «настоящей вехе в демократии». Новый европейский парламент постепенно превращается в полноценный законодательный орган, принимающий решения вместе с Европейским советом, в который входят представители стран-членов Евросоюза. Это обстоятельство необходимо иметь в виду России.

Европейский парламент избирался на основе всеобщего голосования с 1979 года. Но все эти выборы с практической точки зрения их результата являлись более символическим действием. Они создавали некую общую европейскую квази гражданскую идентичность, и только. Безвластный статус Европейского парламента определялся тем, что он не мог самого главного — влиять на национальные бюджеты стран-членов ЕС.

Теперь, в соответствии с последними новшествами Европейского Союза, Европейская комиссия получила определенную степень контроля над национальными бюджетами, а Европейский парламент может влиять на состав этого верховного исполнительного органа Евросоюза. Означенные обстоятельства будут способствовать укреплению демократической легитимности Брюсселя в принятии решений в общем европейском процессе и, в конечном итоге, продолжению европейской интеграции.

Впервые через европейские выборы граждане смогут влиять напрямую на направление политики ЕС, представленной сейчас в Европейском парламенте двумя основными силами: правоцентристами из «Народной партии» и левоцентристами из социал-демократии. В связи с новой возможностью европейцы смогут занять более четкую позицию по вопросу о будущем Европы. И это должно проявиться через влияние на состав европейской исполнительной власти. Новый порядок может повлиять на процесс развития европейской интеграции на основе более четких политических альтернатив.

Вечером в понедельник 28 апреля 2014 года в Маастрихте на базе местного университета впервые в истории Евросоюза состоятся предвыборные дебаты между основными претендентами — кандидатами на пост председателя Еврокомиссии от «Народной партии» Жан-Клодом Юнкером и от социал-демократов Мартином Шульцем.

Экс-премьер Люксембурга и экс-министр финансов этой страны Юнкер был отмечен в Европе в эпоху финансового кризиса своей умелой деятельностью на посту председателя еврогруппы — Европейского совета министров финансов стран еврозоны. Юнкер сейчас пользуется огромным авторитетом в Брюсселе и ведущих европейских столицах.

Его кандидатура на пост председателя Еврокомиссии была одобрена канцлером Германии Ангелой Меркель. Именно Юнкер является фаворитом предстоящих европейских выборов. Его соперник — германский социал-демократ Мартин Шульц до последнего времени работал председателем Европейского парламента.

Что касается других политических транс-европейских групп, то либералы выдвинули в качестве своего лидера бывшего премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадта, а Зеленые — 33-х летнюю немку из Восточной Германии Ска Келлер. «Европейские левые», в свою очередь, избрали главой героя греческого кризиса — председателя греческой партии «Сириза» Алексиса Ципраса.

Однако повторимся, что реальные шансы на пост председателя Европейской комиссии имеют лишь два лидера — от «Народной партии» и от «Партии европейских социалистов» Юнкер и Шульц.

В сравнении с Шульцем, Юнкер является более выдающимся политическим деятелем своей страны и Европы. Сейчас он заранее обещает сформировать Европейскую комиссию под своим руководством из политиков, а не из чиновников бюрократов, как это практиковалось ранее. Подобное обстоятельство означало бы дальнейшую политизацию наднационального уровня управления Евросоюзом.

По исследованию общественного мнения европейцев группой Pollwatch, «Народная партия» — этот своего рода «интернационал» европейских национальных правоцентристских партий, может получить на предстоящих выборах 217 мандатов в Европейском парламенте. «Партия европейских социалистов» — 208. Другие прогнозы начала апреля 2014 говорят о ситуации равновесия между «Народной партией» и «Партией европейских социалистов». Как бы там ни было, но будущие европейские выборы обещают напряженную борьбу между этими двумя главными силами в Европейском парламенте, при том условии, что «Народная партия» имеет явно предпочтительные шансы в крупнейших странах Евросоюза: Германии, Франции, Испании и Польше.

Казалось, в связи с новым положением о связи европейских выборов с определением исполнительной власти Евросоюза, они формально перестают, как это было всегда раньше, быть просто спором между про- и антиевропейскими силами в ЕС.

Однако на выборах 2014 года этого не случится. По отношению к ЕС граждане и избиратели государств-членов традиционно подразделяются на «евроэнтузиастов», «еврокритиков» и «евроскептиков». Если в начале 2009 года доверие к ЕС испытывали 47% европейцев, то сейчас эта цифра снизилась и составляет всего 31%. По отношению к европейским выборам у европейцев всегда присутствовало ощущение, что они никак не могут повлиять на принятие тех или иных решений на уровне Евросоюза.

Сейчас эти представления лишь усилились. Согласно опросам, 66% избирателей в европейских странах полагают, что их голоса в ЕС не играют никакой роли. Во всех странах, кроме Дании, таких людей оказалось большинство. Таким образом, у «евроскептиков» имеется большое количество потенциальных избирателей на предстоящих европейских выборах.

Например, в Италии уровень евроскептицизма на предстоящих европейских выборах может достичь отметки 50% — это, если мы сложим вместе голоса проявляющих различный уровень евроскптицизма «Движения пять звезд» Беппо Грилло (M5S) и Forza Italia Берлускони с Лигой Севера и другими небольшими правыми партиями. По-видимому, это будет самый высокий уровень евроскептицизма по результатам европейских выборов в ЕС. Сейчас в европейской избирательной кампании именно Лига Севера заняла самую крайнюю позицию против ЕС со своим лозунгом «Basta Euro» — «Прощай евро».

Лига Севера в избирательной кампании представляет себя в качестве итальянского напарника французского Национального фронта (FN) Марин Ле Пен. Отметим и то обстоятельство, что 53% итальянцев, по данным местного опроса, не считают себя гражданами ЕС. Таким образом, в Италии налицо и проблемы с общеевропейской идентичностью у итальянцев.

Кандидат на пост председателя Европейской комиссии от «Народной партии» Жан Клод Юнкер сейчас предрекает, что антиевропейские радикалы на предстоящих выборах в Европейский парламент могут получить до 25% голосов. Здесь надо иметь в виду, что возможный результат в 30% является высшим возможным потолком для «евроскептиков» в будущем европейском парламенте.

Однако тут надо учитывать и то обстоятельство, что подобный итог на предстоящих европейских выборах никак не повлияет на общий расклад сил в Европейском парламенте, в котором решающую роль по-прежнему будут играть «Народная партия» и социал-демократы при некотором участии либералов и замечаниях-репликах от левых и зеленых.

Дело в том, что современный правый лагерь не консолидирован, а его евроскептицизм на национальном уровне является лишь одним из аспектов программ ее партий. Поэтому получается, что британская Партия независимости Соединенного Королевства (Ukip) Найджела Фараджа, например, не имеет ничего общего с французским Национальным фронтом (FN) мадам Ле Пен, правда, за одним единственным исключением. UKIP и FN не имеют серьезного представительства в своих национальных парламентах.

Все партии евроскептиков имеют разные стратегические интересы. Так, например, нидерландская Партия свободы (PVV) Герта Вилдерса и британская Партия независимости Соединенного королевства Найджела Фараджа озабочены проблемой мигрантов в своих странах. Германская партия «Альтернатива для Германии» (AfD) основную проблему видит в наличии единой валюты евро.

Председатель AfD Бернд Лукке уже высказал сомнения в перспективах сотрудничества своей партии с британской Ukip по причине враждебного отношения последней к мигрантам. «Истинные финны» Тимо Сойни (впрочем, как и германская AfD) недовольны активной финансовой поддержкой слабых стран юга Европы. Венгерская Jobbik из Центральной Европы обеспокоена проблемой эксплуатации Венгрии финансовыми учреждениями и промышленными концернами из Старой Европы.

Евроскептицизм правых в ЕС не консолидирован на единой позиции. Поэтому здесь надо понять, что силы «евроскептиков» в будущем Европейском парламенте вряд ли смогут создать в нем единый блок. Для создания фракции в Европейском парламенте требуются минимум 25 депутатов из семи стран.

Итак, проблемой «евроскептиков» в будущем Европейском парламенте станет способность сформировать хоть какую-нибудь фракцию, которая смогла бы стать центром притяжения для сил всех внутренних противников Евросоюза. Правда, нельзя не признать, что само будущее присутствие представителей этих партий в Европейском парламенте является их относительным успехом на европейских выборов, поскольку может подтолкнуть другие основные партии в Европарламенте занять близкую к «евроскептикам» позицию по отдельным вопросам.

Общий характер европейских выборов, как голосование pro et contra Европейского Союза, имеет еще и сугубо национальное значение. Европейские выборы ведут к иной конфигурации очередности партий в своих странах по сравнению с итогами национальных выборов.

Интрига предстоящих европейских выборов в Великобритании — сможет ли Ukip Найджела Фараджа оказаться первой в ряду британских партий, опередив правящих в стране консерваторов. Такое вполне возможно. Точно так в случае с Италией M5S Беппо Грилло обещают на европейских выборах второе место в Италии (прогноз 27,4%) после PD премьера Маттео Ренци (прогноз 32,5%). Аналогичным образом, опередив социалистов, венгерские Jobbik смогут стать вторыми после правящей правоцентристской партии Fidesz Виктора Орбана.

Однако евроскептицизм — парадоксальная вещь в Европе. Возьмем, к примеру, Испанию с ее тяжелым уже пятилетним кризисом, хронической безработицей в 27%, а среди молодежи — более 50%. Подобное обстоятельство никак не отражается на политическом партийном евроскептицизме в этой стране на европейских выборах.

Аналогичным образом дела обстоят и в кризисной Португалии. Похоже, что специфика движения этих стран в свое время в Европейский Союз повлияла на подобный расклад на европейских выборах. Получается, эти страны были счастливы обменять у себя формальный аппарат правой диктатуры на формирующуюся наднациональную и недемократическую систему Европейского Союза в Брюсселе.

Что касается современных кризисных событий на востоке от Евросоюза — конфликта на Украине, то он зримо повлиял на настроения местных избирателей на предстоящих европейских выборах лишь в одной единственной стране — Польше.

Согласно результатам опроса TNS Polska, опубликованным 6 апреля 2014 года, 27% польских избирателей на предстоящих европейских выборах собираются проголосовать за правящую правоцентристскую партию «Гражданская платформа» Дональда Туска (PO) и 26% — за правоконсервативную партию «Право и справедливость» (PiS) Ярослава Качиньского. Украинский кризис позволил правящей партии Туска переиграть оппозицию, которой PO несколько уступала в поллах до кризиса. Сильная реакция правительства на украинские дела заметно изменила тенденцию в опросах в Польше.

«Гражданской платформе» удалось сдвинуть кампанию европейских выборов в Польше с внутренних проблем в область внешней политики, где «Гражданская платформа», благодаря Туску и Сикорскому, чувствует себя сильнее. Оппозиция сейчас обвиняет премьера Туска в намеренном запугивании избирателей угрозой войны. Так, мы помним, что в одном из своих выступлений премьер-министр Туск даже сказал, что мы, т. е. правительство, не знаем «будут ли дети ходить в школу этой осенью». Чувство виртуальной военной угрозы гасит реальный евроскептицизм в Польше на европейских выборах 2014 года.

 
 ИА REGNUM