коммунВсеми правдами и неправдами три партии, поддерживающие более тесную интеграцию с Европейским Союзом, готовы сформировать следующее правительство Молдовы. 95% голосов в рамках выборов 30 ноября уже подсчитано, проевропейские силы получили около 55 мест в 101-местном парламенте, — пишет The Economist.

В ходе кампании партии представляли себя в возвышенных идеалистических формулировках, пробрюссельский лагерь трубил о недавнем молдовском договоре об ассоциации с ЕС, а промосковский лагерь — о вечной любви к России. Но избиратели воспринимали их несколько иначе.

Игорь Ботан, молдавский политолог, говорит, что для большинства избирателей выборы стали стратегическим выбором между «проевропейскими и пророссийскими проходимцами». Многие граждане подвергают сомнению саму легитимность выборов, поскольку партию, за которую они планировали голосовать, сняли с участия.

29 ноября молдовский Верховный суд подтвердил ранее вынесенное решение, что «Патрия» (Patria), новая партия, возглавляемая бизнесменом Ренато Усатым, должна быть снята с выборов. Суд заявил, — партия финансировалась из нелегальных зарубежных источников, предположительно российских. История Усатого — окно в молдовский политический террариум.

Бизнесмен заявляет, что работал советником Влада Филата, бывшего премьер-министра, и располагает инсайдерской информацией о его коррупции. Филат, в свою очередь, считается реальной силой за спиной Юрие Лянкэ, уходящего премьер-министра, которого повсеместно уважают.

Усатый позиционировал свою новую партию как пророссийскую, и внезапно сбежал в Москву за три дня до выборов. Его сторонники считают, что исключение его партии было открытым политическим злоупотреблением судебной власти. Даже многие проевропейские молдаване соглашаются с этим мнением. В качестве еще одного ловкого трюка, перед выборами была создана так называемая «партия-клон», чье имя и символика походили на общеизвестную коммунистическую партию.

Дорин Киртоакэ, мэр Кишинева и твердо убежденный проевропеец, считает, что клон создали другие проевропейцы с целью сбить с толку пожилых избирателей. Он получил 5% голосов, это ниже порога для прохождения в парламент. Если бы все его голоса перешли к реальной коммунистической партии, проевропейские силы проиграли бы выборы.

После дисквалификации Усатого, многие избиратели, которые планировали его поддержать, вместо этого отдали голоса новой социалистической партии. Она продвигала себя с помощью фотографий своих лидеров, встречающихся с Владимиром Путиным, и призывала Молдову вступить в новый российский Евразийский таможенный союз вместе с другими бывшими советскими республиками.

Любопытно, что молдовские коммунисты с гораздо меньшей симпатией относятся к Москве; они не терпят социалистов и хотели бы перезаключить молдовское соглашение с ЕС, а не отказаться от него. Вот почему считается, что Россия бросила ресурсы и поддержку на социалистов и партию «Патрия». Но коммунисты теперь могут не поддержать проевропейцев в парламенте.

«Реакция России на политическое поражение будет решающей», — считает Георге Балан, молдовский чиновник. Ему поручена достаточно нереалистичная задача — попытаться реинтегрировать Приднестровье, сепаратистский регион Молдовы, фактически находящийся под контролем Москвы с начала 1990 гг. Прошлой весной молдовские власти видели, как сотни молодых российских мужчин, по подозрениям — боевиков, въезжали в Приднестровье — сообщил Балан. Когда усилились бои в соседней Украине, их количество снизилось, но позднее заметили еще некоторое количество.

По словам Киртоакэ, чья Либеральная партия — среди тех, кто может сформировать новую коалицию, ЕС и Америка обязаны настаивать на борьбе молдовских политиков с коррупцией. Но, по словам Виктора Кирилэ, директора местной Ассоциации внешней политики, приоритет — стабилизация хрупкого нового правительства. Одним из способов станет попытка получить поддержку коммунистов.

В противном случае, по его словам, пророссийские избиратели Молдовы могут почувствовать, что их проевропейские коллеги говорят: «Вас не принимают во внимание, мы намерены делать, что пожелаем». С учетом шаткой экономики и России, которая дышит в затылок, такие разногласия — больше, чем эта маленькая страна может себе позволить.


 delo.ua